Архаика Лукашенко утянет его на дно

Наступившая эпоха отката революции и торжества реакции — самое время, чтобы попытаться осмыслить бурные события «белорусской осени».


Белоруссия — это страна со сложившейся городской культурой, так что патриархальный президент-колхозник выглядит в ней инородным телом. © Фото с сайта president.gov.by

Белорусская революция проиграла. Лукашенко выиграл. Во всяком случае, решения в стране по-прежнему принимает он — как, например, об увольнении главы МВД Юрия Караева. Протест так или иначе идет на спад, тем более, что «грозный» ультиматум Тихановской оказался по большей части сотрясением воздуха. Демонстрации оппозиции возможно какое-то время еще будут продолжаться, но постепенно станут все менее многочисленными. Местные силовики, несмотря на смену своего руководства, продолжат бесчинствовать, а мирный протест, как выяснилось, ничего не может противопоставить «аппарату насилия и принуждения» авторитарного государства.

В очередной раз, с глубоким прискорбием приходится констатировать, что мой прогноз по поводу перспектив белорусского протеста был верен. Дальше наступает эпоха отката революции и торжества реакции — самое время, чтобы попытаться осмыслить произошедшее в Белоруссии.

Если говорить коротко, то архаичное государство авторитарного правителя победило там передовую часть современного общества. Грустно, но в истории такое бывало не раз. Сразу оговорюсь, что это не означает, что так будет всегда. Когда-то это государство проиграет. Но боюсь, не в силу того, что современное общество возьмет верх за свое нынешнее поражение, а из-за того, что в лице своего персонального воплощения это государство просто одряхлеет физически или по той же причине уйдет в мир иной.

Можно долго рассуждать о причинах поражения белорусской революции, о ее тактических и стратегических ошибках. Можно и нужно говорить об организационной неготовности записной оппозиции возглавить массовый народный протест против диктатуры, о наивности ее лидеров, возлагавших надежды то на Запад, то на Россию, и полагавшей, что диктатура рухнет сама собой — стоит только выйти на улицы сотням тысяч недовольных. Однако дело не только в этом.

Белорусская революция проиграла, потому что «последний диктатор Европы» получил твердую и однозначную поддержку Кремля. Этот внешний ограничитель в конечном итоге и стал главной причиной ее фиаско.

Впрочем, сейчас я хотел бы остановиться на причинах возникновения нынешнего противостояния в белорусском обществе. Мне кажется это важным поскольку после победы Лукашенко эти причины никуда в одночасье не исчезнут, даже если все активные участники этих событий из числа оппозиции эмигрируют на Запад.

Само противостояние в Белоруссии возникло оттого, что в этой стране на определенном этапе возникло противоречие между наиболее передовой городской частью общества и крайне архаичной властью.

Александр Лукашенко одним только своим стилем, полудеревенским языком, образом мышления и манерами поведения председателя колхоза отталкивает от себя продвинутую современную европейскую часть белорусского общества. Он представляется ей просто смешным и нелепым. И с этим он точно ничего поделать не сможет.

Вероятно, Лукашенко может быть даже признан белорусским архетипом, но в том-то и проблема, что время архетипов в этой стране давно прошло. По данным переписи, проведенной в Белоруссии в 2019 году, более трех четвертей ее населения — это горожане (7,3 млн из 9,4 млн). Причем такое соотношение городского и сельского населения здесь сложилось достаточно давно. Согласно Всесоюзной переписи 1989 года, уровень урбанизации в Белорусской ССР составлял 65%. Характерно также, что среди взрослого населения (7,4 млн человек возрастом от 20 лет и старше) высшее и среднеспециальное образование здесь имеют 4,4 млн человек (около 60%).

Таким образом Белоруссия — это страна с достаточно давно сложившимся городским населением и городской культурой, с весьма высоким уровнем образования. Патриархальный президент-колхозник ее отталкивает. Во всяком случае, совершенно точно не устраивает ее прогрессивную передовую часть. Прибавим сюда географическую, историческую, культурную и экономическую близость Белоруссии к Европе. Вспомним, что многие жители республики регулярно посещают соседние Польшу и Литву — и мы получим достаточно исчерпывающую картину современного белорусского общества. На этом фоне Лукашенко со своими ухватками выглядит достаточно примитивным «мещанином во дворянстве». Интеллигенции и другим городским слоям населения он просто чужд.

Это похоже на то, как был чужд советской интеллигенции простоватый Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев, стучавший ботинком по трибуне в ООН и публично ругавший непотребными словами художников-авангардистов. От неприязни интеллектуалов его не спасало даже то, что политика, которую он проводил, была все же направлена на некоторую демократизацию советской системы, а экономика СССР в годы его правления росла в среднем около 7% в год.

Политика же Лукашенко идет в обратном направлении, да и в экономике ему уже особо нечем похвастаться. Таким образом пропасть между ним и передовой частью белорусского общества будет со временем только увеличиваться. А значит, в глазах продвинутой интеллигенции и других городских слоев Лукашенко будет все менее приемлемой фигурой. Таким образом его архаика неизбежно все больше будет тянуть его на дно.

Александр Желенин


Читайте также Нечего на ковид пенять

«Диктатура или распад»: Стрелков предсказал будущее России

«Аборт только в случае изнасилования»: общественность Польши возмущена новым законом, в стране вспыхнули протесты