«После дворца»: каких подарков ждать народу от начальства

Потерявший лицо режим раздумывает не только о том, чтобы отомстить. Он ищет, чем бы таким привлекательным приправить репрессии.


Кризис, созданный Путиным и его подчиненными, будет только нарастать. © Фото с сайта kremlin.ru

Сегодня, когда власти понемногу приходят в себя после 100 миллионов просмотров фильма о дворце, можно точно сказать лишь одно. Ни к какому «диалогу с оппозицией» режим не готов. Даже теоретически. Для диалога обе стороны должны, как минимум, находиться в одной реальности, а не в разных.

Пример от обратного. Польша в 1984-м. Военное положение. «Солидарность» под запретом. Сотрудники службы безопасности убивают священника-оппозиционера Ежи Попелушко. Власти после большой дискуссии внутри самих себя признают факт убийства, называют исполнителей и отправляют их в тюрьму. От этого решения до «круглого стола», легализации оппозиции и конвенциональной смены власти (1989 год) остаются считанные шаги, если смотреть с исторической дистанции.

Сравните с тем, что у нас. «Отравления, во-первых, не было, а во-вторых, он нарочно отравился». «Дворец, во-первых, не наш; во-вторых, непонятно чей; а в-третьих, его владельцев мы называть не желаем». Никакого места «диалогу» тут нет в принципе, зря об этом спрашивали у Пескова.

Однако у властей в нашей стране с давних пор есть в запасе один ход, применяемый в особо сложных ситуациях: противников раздавить, но их идеи пустить в дело. Что такое, допустим, НЭП? Это использование большевиками эсеро-меньшевистских хозяйственных рецептов при одновременной ликвидации остатков эсеровских и меньшевистских групп.

Какие верхушечные действия возможны сейчас, когда непопулярность режима существенно выросла?

Во-первых, как обычно, репрессии. Количество уголовных дел, которые шьют участникам выступлений 23 января, быстро растет. Так было и в прошлые разы. Охранительная машина делает это на автомате.

Во-вторых, усиление давления на всех подозреваемых в потенциальном непослушании. От «развития школьного самоуправления», нацеленного на «избежание вовлечения детей в различные несанкционированные акции», до дрессуры профессорско-преподавательского состава в вузах, сопровождаемой чисткой их от ненадежных элементов. Она сейчас набирает ход.

А в-третьих, дарование народу чего-то утешительного. В качестве компенсации за огорчение лоялистов из-за того, что святость режима подверглась поруганию.

Эти утешения, в свою очередь, делятся на словесные и практические.

Начнем с первых. Интеллигенция смеется над «геленджикскими» опровержениями Владимира Путина и его агитаторов, считая их путаными, неубедительными и двусмысленными. Это верно для той действительности, в которой живут критики режима, и совершенно неправильно для той, в которой обитают его ценители. Таковых стало меньше, но все еще много.

Чтобы успокоиться, им было достаточно услышать свыше именно фирменное «вывсеврети». А если дворец сейчас оперативно переоборудуют во что-нибудь безобидное и удобное для показа широкой публике, то это, конечно, станет дополнительной утехой для лоялистов. Но главное уже сделано. Верующим авторитетно сказано, что все в порядке, — а доказательств они не требуют.

Проблема в другом. Лоялисты близки к превращению в меньшинство, и с этим надо что-то делать.

Поэтому перейдем к возможным практическим шагам, клонящимся к перехвату лозунгов условных навальнистов, которые выходили на улицы 23-го и обещают продолжать. То, что многие из этих вышедших вряд ли назовут себя сторонниками Алексея Навального, а лозунгов, не считая антипутинских речевок и требований освободить политзэков, почти и не было, в данном случае не так важно.

А важно то, что народ, в том числе и остававшийся дома, недоволен и властями в целом, и несменяемым вождем в частности. И что начальство в какой-то мере это уловило.

Уровень этого понимания можно даже измерить — по болтовне казенных интеллектуалов в Telegram.

Самые простые из них призывают наказать тех, кто завалил «работу с молодежью». Этот советизм обозначает устройство идиотских верноподданических шоу, которые все сильнее злят зрителей разных возрастов.

В реале у режима не может быть никакой другой «молодежной политики», кроме имеющейся: механизмы продвижения на должности детей и внуков работают прекрасно, грех жаловаться.

Что же до остальной молодежи, то на «работу» с ней, конечно, выписываются сейчас добавочные миллиарды. Их уже делят. Кстати, в одном ряду с молодежными шоу и организация волнующих всевозрастных манифестаций сторонников вождя. Это ведь тоже вовсю обсуждают, но решиться пока не могут. Может быть, что-то подозревают.

Вернемся, однако, к околоначальственным умным людям. Самые изощренные из них ругают пенсионную реформу, подорвавшую единство режима и народа и устроенную якобы либеральными заговорщиками из правительственного экономического блока. И храбро советуют ее свернуть, после чего в стране воцарится гармония.

Но в том-то и дело, что мотор этой реформы — вовсе не либеральные происки, а высочайшее желание радикально сэкономить на пенсиях. Чтобы остановить увеличение пенсионного возраста, жертвуя по-настоящему крупными деньгами, режим должен ощутить гораздо большую угрозу для себя, чем сейчас.

А нынешняя его встревоженность может повлечь лишь гораздо более дешевые пожалования гражданам. Например, новые выдачи небольших сумм на детей. В 2020-м это делалось уже несколько раз, а с годами вождь все больше любит повторять ходы.

Не совсем исключено даже восстановление индексации пенсий работающим пенсионерам. Этот вопрос недавно был отправлен на «изучение», т. е. в долгий ящик. Но в связи с изменившимися обстоятельствами возможны сюрпризы. Тем более что ежегодная цена такого мероприятия хоть и не мала, но все же измеряется сотнями миллиардов рублей, а не триллионами.

Можно вообразить и какие-то другие варианты раздачи денег — при условии, что они будут не слишком велики.

Вот и весь тот «НЭП», который возможен для режима на нынешней стадии общественного кризиса.

Да, немного. Но любые другие подразумеваемые народом вещи, например, ограничение разгула правящего класса или урезание свободы охранителей, поставили бы под вопрос ценности, ради которых руководящая верхушка заняла сейчас круговую оборону. Уступи в чем-то — и ее сплочение может рассыпаться. Поэтому пока что трудно вообразить даже такой технически несложный шаг, как прекращение фабрикации новых паранояльных законов и отмену уже придуманных.

Другое дело, что ни режим, ни его глава не могут отменить кризис, в который они втянули страну. Быстрее или медленнее, но он будет идти по восходящей и со временем начнет диктовать совсем другую политику.

Сергей Шелин


Читайте также Депутаты: Нельзя делить пенсионеров на работающих и неработающих

МАРХИ разрешили построить два учебных корпуса

Врач рассказал, чем полезны грецкие орехи