Западные санкции: продолжается игра вдолгую

Рекогносцировка путем внедрения «троянского коня» Навального показала, что нужно режим шатать не спеша и при этом «воспитывать» элиты.


© CC0

Санкции США и Евросоюза из-за отравления и лишения свободы российского оппозиционного политика Алексея Навального едва ли пошатнут устои режима Владимира Путина. И те, кто рассчитывал увидеть в «черном списке» фамилии олигархов, которых принято относить к ближайшему окружению президента РФ, наверное, сильно огорчатся.

И это понятно, ведь сам «виновник торжества» Алексей Навальный призывал западный мир ввести санкции не только против чиновников, но и против крупнейших бизнесменов, причем называл их поименно — в частности, Алишера Усманова и Игоря Шувалова. Последним, постоянно живущим либо имеющим дорогую недвижимость в Европе, путешествующим по миру на яхтах, было бы более неприятно получить запрет на въезд в страны ЕС и США и арест активов там, чем силовикам, которых закон обязывает отказаться от счетов и видов на жительство, а тем более — от занятия бизнесом, за рубежом. Возможно, конечно, запрет будет толковаться расширительно и под него подпадут и семьи силовиков. Но все равно такого урона, как «путинским олигархам», его генералам и прокурорам санкции США и ЕС не нанесут.

Почему западные лидеры решили не трогать олигархов? Почему США при Байдене, от которого российские пропагандисты, по сути, открыто «топившие» при освещении президентских выборов за Дональда Трампа, ждали всяческих козней, ведут себя в санкционной политике так осторожно (ведь фактически Штаты отзеркалили санкции Брюсселя в слегка расширенном виде)?

Ответы на эти вопросы достаточно просты. Международные санкции призваны принудить ту или иную страну-отступника к правильному поведению, а не разрушить все связи с ней. По сути санкции — это воспитательная мера, рассчитанная на долгий период времени, на протяжении которого до элит страны-нарушителя дойдет, что планомерные финансовые и иные потери не стоят лояльности тому или иному правителю, поправшему общемировые институты и ценности. При этом с элитами этой страны необходимо поддерживать связи, чтобы те чувствовали свою вовлеченность в общемировые процессы и видели потенциальную выгоду от сотрудничества с Западом. Чтобы в какой-то момент, когда трон под правителем-нарушителем пошатнется, они не стали бы ему помогать, а напротив, поддержали бы его оппонентов.

Похоже, именно такая игра вдолгую со стороны Запада сегодня и ведется. Весьма вероятно, что возвращение Навального в РФ после чудесного спасения было не только его собственной инициативой. По нему можно было понять, насколько устойчив режим президента Путина и как далеко он готов пойти в борьбе с гражданскими протестами.

«Посадка Навального» и жесткие разгоны мирных акций протеста сориентировали Запад на российской местности, после чего стало понятно, как действовать дальше. Можно сказать, что возвращение Навального было своего рода разведкой боем. В результате этой операции — совместной для стран Запада и оппозиционной группы Навального — на самом деле они не проиграли, если смотреть на ситуацию с точки зрения упомянутой игры вдолгую.

Судя по поведению Навального в суде, он уже работал по заранее разработанному сценарию — «праведника в империи лжи и полицейского произвола». В дальнейшем из него в тюремных застенках будет выковываться образ российского Нельсона Манделы при максимальной поддержке западного общественного мнения и масс-медиа. То есть устранение Навального таким грубым образом из российской политики окажется мнимым, поскольку в головах многих людей, что очень важно — молодого поколения, — именно он будет символизировать гражданское сопротивление системе. Как, кстати, ранее его символизировал в похожей ситуации Михаил Ходорковский, но он на роль российского Нельсона Манделы не подошел в силу ряда обстоятельств, главным образом потому, что не рвался в политику и не был трибуном и вожаком толпы при всем своем интеллекте и возможностях.

Таким образом, Навальный в тюрьме будет «матереть» как главный международно признанный оппонент режима Путина и, по сути, мировой политик, а санкции продолжат подтачивать основу лояльности элит нынешнему хозяину Кремля. Тем более что этих санкций уже введено так много и накопительный эффект их так велик (не верите — спросите у любого директора предприятия ВПК, из чего ему приходится производить свою продукцию, и посмотрите на его грустное лицо), что нынешним и не нужно было сотрясать основы. Вода камень точит.

Ну а что касается олигархов из близкого окружения Путина — так они и их наследники и есть сейчас «голова» тех самых элит, на них и направлено воспитательное воздействие санкций. Пусть видят разрушительную силу санкций на оборонку и отдельных своих товарищей (вроде Дерипаски) и думают. А дальше им самим решать, чья рубашка ближе к телу. Именно потому, что крупный капитал является естественным союзником либерального мироустройства, его и не тронули.

Что же касается неожиданного выступления США при Байдене в фарватере объединенной Европы, с ним все просто. Байден и его советники прекрасно видят, что Старая Европа устала от сумасбродства американской администрации при Трампе, и стремятся быстро восстановить евроатлантическое единство. От демократов ждали потепления отношений с ЕС при президенте Байдене, и они эти ожидания оправдывают. Для Байдена союз с Европой гораздо важнее некой самостоятельности во внешней политике, даже если ему и хотелось грохнуть по столу кулаком в случае с Россией. Все-таки Байден не Трамп, он умеет обуздывать эмоции.

Итак, карты выложены на стол, игра началась. У Путина в ней есть свои козыри, но сможет ли он их правильно применить в отсутствие независимых советников и при все ухудшающейся социально-экономической ситуации в стране — большой вопрос. Во всяком случае, первый раунд он уже проиграл — «троянского коня» Навального благодарно от Запада принял.

Николай Ульянов


Читайте также Российским разработчикам проектов в сфере ИИ пообещали господдержку

Константин Сонин. Энтузиазм слева настораживает

Во Вьетнаме курьер чудом поймал сорвавшуюся с 12-го этажа двухлетнюю девочку (видео)