Минские соглашения: изменить нельзя оставить

В Госдепе прозвучал намек, что США могут согласиться с такой формой «автономии» ДНР и ЛНР, которая для Киева фактически будет равняться их потере.


Документ, подписанный под грохот боев за Дебальцево, стал ловушкой, в которой Кремль уже не первый год держит не только Украину, но и Запад. © Фото с сайта www.kremlin.ru

Президент Украины Владимир Зеленский в эти дни делает предложения своему российскому коллеге о теме переговоров между ними и возможном месте встречи. По его мнению, поговорить с Владимиром Путиным об установлении мира в Донбассе можно было бы даже в Ватикане.

«Да, возможно, это могло бы быть оптимальным местом со всех точек зрения. Ватикан — действительно идеальное место для диалога о мире», — ответил Зеленский на вопрос журналиста итальянской газеты La Repubblica. Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, который по выражению своего непосредственного начальника иногда «несет пургу», на этот раз выразился не в бровь, а в глаз: «…говорить о делах донбасских, то есть о мире, с нами не нужно. С нами нужно об этом говорить в рамках Минской четверки». Действительно, не очень понятно, как в нынешних условиях можно говорить о мире с Путиным.

Правда, в тот же день, 28 апреля, глава российского МИД Сергей Лавров подвел Кремль, в котором традиционно заявляют, что Россия не является стороной конфликта на востоке Украины. По словам Лаврова, в вопросе реализации Минских соглашений «моральная и международно-правовая правда на нашей стороне и на стороне ополчения». То есть Москва и «ополчение» со всей своей «моральной и международно-правовой правдой» все-таки по одну сторону этого конфликта. Выходит, РФ все-таки является его участником…

Но вне конкуренции в этот день оказалось другое откровение Лаврова о Минских соглашениях. «И я считаю, мы не должны спускать с крючка господина Зеленского и всю его команду…», — сказал он. И ведь правда, точнее не скажешь! Минские соглашения — это действительно крючок, на котором Кремль уже не первый год держит не только Украину, но и Запад.

Напомним, о чем речь. Минск -2 был подписан 12 февраля 2015 года. В этот день продолжались ожесточенные бои на Дебальцевском плацдарме, превратившемся усилиями неопознанных «зеленых человечков» и их танков в котел, где оказались подразделения украинской армии.

Иными словами, в этот момент в центре Восточной Европы шли бои по интенсивности на уровне Второй мировой — с гибелью тысяч людей, включая множество гражданских лиц. Не ждавшие такого кошмара европейские лидеры — канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд, требовали сделать все возможное, чтобы бойня как можно скорее прекратилась, конкретно от президента Украины Петра Порошенко. Ведь на Киев у них были вполне реальные рычаги давления, а к противоборствующей стороне европейцы могли обращаться лишь с ни к чему не обязывающими воззваниями.

Оказавшись тогда, в феврале 2015-го, в условиях такого двойного давления — во-первых, военного, а во-вторых, дипломатического, Порошенко, подразделения которого в районе Дебальцево именно в этот момент обстреливались системами залпового огня и танковыми орудиями «ополченцев», был вынужден подписать эти соглашения.

Владимир Путин в те дни заявил: «Исходим из того, что окруженные в Дебальцево 6-8 тысяч силовиков (Украины) сложат оружие». В итоге абсолютное большинство окруженных украинских сил оружие не сложили и с боями из котла прорвались. Но контроль над важным транспортным узлом и в целом дебальцевским выступом Киев потерял.

Все это приходится описывать лишь для того, чтобы напомнить в какой обстановке был подписан Минск-2 и результатом чего он стал. Очевидно, что это соглашение было продиктовано победителем. Естественно, в своих интересах, а не в интересах проигравшей стороны.

Напомню принципиальные положения Минских соглашений-2 (официальное их название — «Комплекс мер по выполнению Минских соглашений»). Документ состоит из 13 пунктов, но наиболее принципиальные на сегодняшний момент пункты 9 и 11, а также Примечания к пункту 11.

В 9 пункте речь о восстановлении контроля Украины над своей границей с Россией. Точнее над той ее частью, которая сегодня контролируется самопровозглашенными ДНР и ЛНР. «Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта…», согласно этому пункту, возможно лишь «после всеобъемлющего политического урегулирования». Достичь его предлагается путем выборов «в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», проведенных по правилам, установленным в результате конституционной реформы.

Иными словами, иностранные государства обязали Украину изменить закон и переписать конституцию, на что она, вопреки собственной воле, вынуждена была согласиться. Вообще-то, это называется диктатом…

Но пункт 9 на этом не закончен. Далее из него мы узнаем, что даже если законодательство Украины, касающееся «отдельных районов Донецкой и Луганской областей», будет изменено так, как это трактует данный документ, «восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта» … должно «завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования… при условии выполнения пункта 11 — в консультациях и по согласованию с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках Трехсторонней Контактной группы».

То есть мало того, что и дальше украинские власти все вопросы должны согласовывать с представителями «отдельных районов» (а не захотят этого означенные «представители», — не будет никакого «всеобъемлющего политического урегулирования»), контроль над своей границей Киев получит лишь при выполнении пункта 11. Он мало отличается от пункта 9, но главное в нем Примечание 1, в котором, словно в мелком шрифте кредитного договора, содержится главный подвох.

В этом примечании, помимо амнистии лиц «…связанных с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» и права «на языковое самоопределение», оговаривается «участие органов местного самоуправления в назначении глав органов прокуратуры и судов», а также «создание отрядов народной милиции».

Последние два момента для понимания Минска-2, на мой взгляд, ключевые. Требования наделить «органы местного самоуправления» властью, неподконтрольной Киеву, де-юре и де-факто означает такую «автономию» этих территорий, которая фактически равняется их потере. Никак иначе нельзя трактовать ситуацию, при которой Донецк и Луганск легитимно закрепят за собой права назначать прокуроров и судей, а также командовать отрядами «народной милиции» (теми самыми, что уже имеются там — с танками и «градами»).

Единственное, что, согласно этому Соглашению, сможет делать Киев, — это присылать деньги на содержание практически не подчиняющихся ему «отдельных районов» Донбасса.

Интересно, как бы посмотрели, например, Россия, Германия или Франция, если бы некая держава продиктовала им такие условия в отношении тех или иных их территорий? Понятно, что вопрос гипотетический… Но ясно и то, что никакая украинская власть Минские соглашения в их нынешнем виде мало того, что выполнить не может, но даже и не будет пытаться.

Именно поэтому Зеленский недавно заявил, что в отношении «Минска» имеется только два варианта. Первый — скорректировать его (то есть, вероятно, убрать пункты 9, 11 и Примечание 1); второй — применить «какой-нибудь другой формат».

При этом позиция главных европейских стран — Германии и Франции, в отношении Минских соглашений (и вообще, всей политики на украинском направлении) остается достаточно двойственной. На словах Берлин и Париж, как известно, за восстановление суверенитета Киева и над Донбассом, и над Крымом, а на деле они призывают к добрососедству и сотрудничеству с Россией.

На этом фоне действия США по поддержке Киева, особенно после ухода «миротворца» Барака Обамы, выглядели более последовательными. Другое дело, что все попытки подключить Вашингтон к «нормандскому формату» гасятся в зародыше. Не далее, как в начале апреля, замглавы МИД РФ Сергей Рябков заявил, что линия, проводимая в Соединенными Штатами на украинском направлении, «делает невозможным» их участие в донбасском урегулировании.

И вот на днях сразу ряд очень разных СМИ — от «Голоса Америки» (признан в России иностранным агентом) до ТАСС — со ссылкой на неназванный источник в американском Госдепе заявили, что администрация президента Джо Байдена намерена поддерживать урегулирование конфликта в рамках Минских соглашений. Фактически, из Вашингтона прозвучал все тот же рефрен: «Минским соглашениям альтернативы нет».

Так, признанному в РФ иностранным агентом «Голосу Америки» этот самый источник в Госдепе после дежурных фраз о поддержке территориальной целостности Украины сообщил следующее: «Для того, что этот формат (Минские соглашения) был успешным, Россия должна выполнить все обязательства, которые она взяла на себя в соответствии с этими соглашениями и искренне работать, чтобы закончить конфликт в восточной Украине. Мы будем в дальнейшем использовать возможности участвовать в дипломатическом процессе между Украиной и Россией относительно конфликта, но Россия должна прекратить свою негибкость».

Тут нужно заметить, что подобные заявления представителей Госдепа, без всякого сомнения, в Кремле чрезвычайно ободряют. Вдобавок это показывает, что с текстом Минских соглашений в Вашингтоне знакомы не до конца. Если бы там хотя бы просто пробежались глазами по этому документу, то обнаружили бы, что никаких «обязательств России» в нем нет и в помине.

Больше того, даже само слово «Россия» в этих соглашениях отсутствует, если не считать единственного упоминания в одном из пунктов Примечания 1, который состоит в том, что центральные власти (Украины) должны содействовать «трансграничному сотрудничеству в отдельных районах Донецкой и Луганской областей с регионами Российской Федерации». Это все.

Что уж говорить про слово «искренность», которое в лексиконе, а главное, в реальной политике нынешней российской власти вообще, по-моему, и вовсе никогда не использовалось. И его упоминание в заявлении Госдепа для кремлевских обитателей, как можно предположить, выглядит особо смешно…

Итак, «источник Госдепа» не только дал пас Кремлю, но и вверг в заметный ступор украинцев, а также тех, кто их искренне поддерживает. В то время как Москва не стесняется называть навязанные силой Минские соглашения «крючком», на который подвешена Украина, Вашингтон странным образом продолжает все это поддерживать, одновременно, впрочем, поставляя Киеву оружие и обещая сотни миллионов долларов помощи. И выглядит это уже не просто несогласованностью в американских верхах, а как какая-то фантасмагория…

Александр Желенин


Читайте также США поддержали Киев в «крымском вопросе»

Экс-глава Генштаба Украины считает, что открытый военный конфликт не будет для России «легкой прогулкой»

«События так судорожно развиваются, что лучше ничего не бояться»