Блестящие погремушки

До 1939 года бриллианты были чисто аристократической игрушкой, ассоциирующейся в первую очередь с английской королевской фамилией. Всем остальным было на них плевать.


© СС0 Public Domain

Бриллианты кажутся дорогими в добыче и обработке, но на самом деле себестоимость добычи 1 карата алмазов равна примерно $44. Правда, 45% природных алмазов годны лишь на абразивы и напильники, а при обработке оставшихся в отходы уходит еще до 60% их веса. Если это учесть, добавить сверху солидные 20% прибыли и расходы по огранке — еще $50, то себестоимость 1 карата средних бриллиантов окажется в районе $300. Несложно заметить, что это в 5-7 раз меньше, чем их оптовая цена на рынке. Выходит, дело не в себестоимости.

Может быть, алмазы чрезвычайно редки? Нет, наоборот — их очень много. 80% рынка драгоценных камней это бриллианты. Сейчас каждый год добывается примерно по 130 млн карат алмазов, а за все время человечество добыло их в общей сложности 4,5 млрд карат, и еще 2 млрд карат разведанных запасов ждут своей очереди.

Это значит, что на долю каждой из 3,9 млрд ныне живущих на Земле женщин, включая младенцев, старух и нищих, приходится 0,22 карата бриллиантов — один довольно крупный или несколько мелких камней. За вычетом мизерного количества потерянных и разбитых, все когда-либо произведенные бриллианты остаются в обороте — то есть редкими они не станут больше никогда.

К тому же, человечество научилось выращивать недорогие алмазы в лаборатории. Отличить их от природных можно лишь на оборудовании стоимостью в сотни тысяч долларов, и с каждым днем это становится все более сложным и бессмысленным занятием, потому что они не хуже, а лучше природных — больше, чище, прочнее, без дефектов, с лучшим блеском и меньшим количеством примесей.

Поэтому иллюзия высокой цены бриллиантов стоит на трех китах:

  • монополии на добычу, которая с 1870 года позволяет регулировать их предложение;
  • отсутствия вторичного рынка и возможности перепродать бриллианты иначе, чем за бесценок;
  • искусственно надуваемого спроса на них.

Последнее — самое интересное. До 1939 года бриллианты были чисто аристократической игрушкой, ассоциирующейся в первую очередь с английской королевской фамилией, у которой бриллианты появились в результате грабежа Индии. Всем остальным было на них плевать.

Все изменилось в 1939 году, когда Гарри Оппенгеймер — сын основателя алмазного картеля De Beers, нанял рекламное агентство N.W.Ayer.

Это они придумали знаменитое помолвочное кольцо с бриллиантом, которое должно стоить никак не меньше двух месячных зарплат.

Это они наводнили голливудские фильмы романтическими сценами с такими кольцами.

Это они еженедельно рассылали в 125 крупнейших газет бюллетень с описанием того, какого размера бриллианты та или иная знаменитость надела по какому-то случаю.

Это они ходили по школам с лекциями, на которых вбивали девочкам в голову, что чем больше любовь, тем больше должен быть подаренный им бриллиант.

Это они создали знаменитый слоган «Diamond is forever».

Это по их заказу великолепная Мерилин Монро пела «Лучшие друзья девушек — это бриллианты» и фотографировалась с огромным 24-каратным бриллиантом «Луна Бароды».

Это они работали с многомиллионными бюджетами, не останавливаясь ни на минуту, и за 40 лет им удалось вырастить целые поколения американцев, которые в принципе не представляли себе помолвки без бриллианта.

Продажи бриллиантов за это время выросли более чем в 100 раз, а мода на них начала расползаться по всему миру.

К счастью, на миллениалов эта магия действует все хуже. Свободные отношения, иммунитет к рекламе и разумное потребление делают для них бриллианты из символа любви, семьи и успеха тем, что они и есть на самом деле — колоссально переоцененными и абсолютно бесполезными кусочками углерода.

Бриллиантами даже спекулировать нельзя — это едва ли не худшая инвестиция из возможных. Его легко купить, но очень сложно продать. Дорожают только уникальные большие камни редких оттенков, побывавшие в руках исторических личностей, а рост цен на остальные камни полностью съедается инфляцией.

Но, что еще хуже, обычный камень можно продать в лучшем случае лишь за 30% от его первоначальной цены — алмазный картель делает все возможное, чтобы масса бриллиантов на руках у людей не хлынула на рынок, обвалив продажи.

Сейчас алмазная индустрия корчится в судорогах, пытаясь рассказывать о том, как она поддерживает бедных негритят в Ботсване, помогает перевозить слонов в заповедники, борется за права женщин и даже о том, как успешно отвалы руды поглощают CO2 из атмосферы, чтобы поддержать интерес к бриллиантам.

Но рано или поздно этот пузырь все равно лопнет, и чем раньше это случится — тем лучше. Человечеству давно пора повзрослеть, оставить блестящие погремушки и двинуться дальше.

Вадим Жартун


Читайте также Вакцинолог Зайниддинова рассказала, как отличить заражение гриппом от коронавируса

Николай Травкин. Стало ясно, почему в Сбере проценты по вкладам граждан в 2 раза ниже инфляции

«Смрад стоял страшный, все текло»: волгоградцев потрясло состояние коронавирусного морга