Бизнес - все новости
25 сентября 2007, 23:55

Стенограмма встречи Владимира Путина с бизнесменами в Сочи

Стенографический отчет о встрече президента России Владимира Путина с представителями российских и зарубежных компаний в рамках Международного инвестиционного форума «Сочи-2007»

21 сентября 2007 года, Сочи

В.ПУТИН: Добрый день, уважаемые дамы и господа!

Очень рад приветствовать представителей российских и зарубежных компаний здесь, в Сочи.

В этом году сочинский форум вновь собрал весьма представительную деловую аудиторию – так же, как это было и в прошлом году. Это значит, что интерес и к самому региону, и доверие к российской экономике, которая продолжает набирать обороты, возрастает.

Сегодня на форуме обсуждался уже ряд крупных инвестиционных проектов. И я сейчас имел возможность с некоторыми из них познакомиться. Большинство из них, – во всяком случае, многие из них, – связаны с развитием инфраструктуры.

Вопросы совершенствования инфраструктуры – это сегодня ключевой фактор экономического подъема страны и повышения качества жизни граждан Российской Федерации.

Мы рассчитываем, что в масштабных проектах модернизации жилищно-коммунальной сферы, электроэнергетики, развития коммуникаций, транспорта, связи будут широко использованы возможности не только государства, но и частных инвесторов. Причем с выгодой как для государства, так и для самих инвесторов. Наша работа направлена на то, чтобы создать в этой сфере четкие и понятные правила игры, максимально стимулировать частную инициативу. Отмечу, что многие предпосылки для этого уже созданы. И очень рассчитываю, что и новое Правительство под руководством нового премьер-министра продолжит ту же линию, – даже в этом нисколько не сомневаюсь, – и без всяких раскачек уже сегодня Председатель Правительства, вновь назначенный, представил мне свои предложения по структуре Правительства. В самое ближайшее время этот административный вопрос – с формированием Правительства – будет окончательно решен.

Если вернуться к нашей сегодняшней теме, то хотел бы сказать, что речь здесь идет не только о макроэкономических факторах – если иметь в виду созданные условия для развития частной инициативы, – таких, например, как темпы роста экономики, последовательное снижение инфляции, подавление инфляции, известный баланс в укреплении национальной валюты и баланс между этим и самим развитием, созданием стимулов для развития. Все это, по нашему мнению, масштабные и долгосрочные условия, которые будут способствовать и долгосрочным капиталовложениям, причем как со стороны государства, так и, повторяю, со стороны частных инвесторов.

Что касается государства, то оно, как вы знаете, создало и соответствующие институты для того, чтобы не только инвестировать самому, но и стимулировать частных инвесторов. Имею в виду создание таких инвестиционных институтов, как Инвестиционный фонд и Банк развития. Хочу отметить, что только в этом году в эти структуры было направлено 300 миллиардов рублей, только в этом году. И более того, мы предусмотрели механизм, согласно которому эти средства будут пополняться ежегодно, разумеется, только в том случае, если они будут эффективно использоваться. Запущены также долгосрочные комплексные программы развития территорий Дальнего Востока, Забайкалья, Юга Российской Федерации, в том числе и того региона, где мы сегодня с вами находимся. Наконец, утверждены типовые концессионные соглашения. И теперь инвесторы могут активно использовать этот серьезный инструмент государственно-частного партнерства. Первый такой крупный концессионный проект уже начинается – это строительство Западного скоростного диаметра в Петербурге. Но за этим последуют и другие, они в принципе подобраны, работа над ними уже давно ведется.

Кроме того, уже созданы специальные экономические зоны. И сегодня я имел возможность убедиться в том, что этот механизм тоже практически запущен.

До конца этого года должен быть принят закон об особых зонах в портах и аэропортах. И здесь мы также ждем частного инвестора.

Правительство приняло программу развития электроэнергетики. Как вы знаете, завершается реформирование РАО «ЕЭС России». Мы делаем это постепенно: были внесены определенные коррективы. Вы это знаете, отслеживали, наверняка, все эти движения, но я хочу это подчеркнуть: я считаю, эти коррективы были обоснованными, правильными. Но самое главное в том, что вектор развития нашей экономики, вектор экономической политики сохраняется и будет сохранен в будущем. И мы уже говорили, что уровень задач только в одной электроэнергетике – это, по сути, вторая электрификация страны. Многие из вас, кто работает в различных регионах Российской Федерации, ощущают, что нехватка электроэнергии является уже сдерживающим фактором развития, в том числе и здесь, на Юге Российской Федерации. Однако в текущем году в отрасль уже пришли миллиарды рублей частных инвестиций. Но потребности, конечно, гораздо больше. Эти шаги государства – прямой сигнал инвесторам для начала долгосрочных инвестиционных проектов в инфраструктуре.

Вновь подчеркну: мы рассчитываем, что в масштабной модернизации экономики именно частные инвесторы будут играть все более заметную, инициативную роль.

Хотел бы сегодня, разумеется, услышать и ваше мнение по поводу того, как идет работа, по поводу того, какое практическое содействие могло бы быть оказано федеральным, региональным уровнями власти, местными органами власти.

Год назад мы уже встречались со многими из здесь присутствующих, подробно обсуждали планы развития Юга России. За прошедший период было немало сделано. И в отдельных направлениях достигнуты действительно неплохие результаты.

Капиталовложения в экономику округа увеличились на 15 процентов. Темпы промышленного производства уже второй год подряд превышают среднероссийские. Это очень приятные, отрадные показатели, хороший тренд.

В целом, растет и инвестиционная привлекательность Юга России. И хотя ряд проектов, в частности на Северном Кавказе, пока находятся в стадии проработки, положительная инвестиционная динамика сохранилась и в текущем году, в том числе и для Северного Кавказа.

Вместе с тем остаются и факторы, сдерживающие экономический рост. Главное, не хватает готовых инвестиционных площадок для дальнейшего развития бизнеса. И в первую очередь – земельных участков, обеспеченных инженерной и транспортной инфраструктурой, необходимой энергетикой, о чем я уже упоминал выше.

Это серьезный вопрос, и его надо решать не только в рамках отдельных действующих сегодня федеральных и региональных программ. Очевидно, что нужна долгосрочная стратегия подъема Юга России, увязанная со схемами территориального и градостроительного развития. Стратегия, четко называющая отрасли и направления, которым уже в ближайшие годы будет оказана приоритетная поддержка.

Важно также определить, где именно будут размещаться объекты производственной и социальной сферы. И какие из межрегиональных и международных проектов должны быть реализованы в первую очередь.

Ключевое условие развития Юга России – это повышение эффективности транспортной инфраструктуры. Вы знаете: через «южные ворота» страны традиционно идут значительные грузопотоки в Европу и в Азию. И потому наиболее востребованными остаются капиталовложения в техническое переоснащение морских и аэропортов, в строительство новых и модернизацию существующих автомобильных и железных дорог.

Серьезные перспективы для совместных проектов открываются и в связи с подготовкой зимних Олимпийских и Параолимпийских игр 2014 года. Мы хотим, чтобы этот масштабный проект – проект действительно глобального значения – был максимально использован для создания здесь, в Сочи, самой современной спортивной, оздоровительной, туристической инфраструктуры, но и не только этой – вообще, всякой инфраструктуры. Сам по себе факт проведения здесь игр, конечно, уже вызывает к жизни ряд проектов, без которых не обойтись. И разумеется, это будет использовано миллионами людей на длительное время, но и для развития экономики в целом, разумеется.

Мы готовы здесь тесно взаимодействовать с частными инвесторами, включая иностранных. При этом хочу подчеркнуть, что для Правительства Российской Федерации, для тех структур, которые будут выбирать подрядчиков, здесь не должно быть никакой разницы по «национальному», – в кавычках, – признаку. Здесь важны только две составляющие: цена и качество.

Думаю, излишне напоминать, что эффективность реализации этих планов зависит от скоординированных усилий государства и бизнеса. И, конечно, от поддержки со стороны местных властей.

В заключение еще раз подчеркну: государство и дальше намерено вкладывать средства и в Юг России, и в другие регионы Российской Федерации, использовать при этом самые современные, рыночные инструменты развития и финансовые механизмы. Однако мы также рассчитываем, что столь же заинтересованно будут действовать и частные инвесторы, как отечественные, так и иностранные.

Благодарю за внимание.

А.ШОХИН: Уважаемые коллеги!

Прежде всего хотел бы подтвердить, что та предсказуемость правил игры, о которой говорил Президент России, безусловно, это главный фактор инвестиций как в Россию в целом, так и в любой регион, в том числе в Южный федеральный округ. Безусловно, здесь, прежде всего, мы говорим о политической стабильности и предсказуемости, в том числе после известных политических событий в декабре и в марте следующего года. Президент России неоднократно подтверждал, что он может гарантировать преемственность и стабильность экономического и политического курса страны – и, безусловно, это важно и для инвесторов.

Важна также и макроэкономическая политика, продолжение того курса, который велся в последние годы. И предсказуемость макроэкономических условий развития – это также очень важный параметр, на который ориентируются инвесторы в долгосрочной перспективе. Тот факт, что новое Правительство получит жесткий мандат на продолжение этой политики, безусловно, вселяет в инвесторов оптимизм, и запланированные инвестиционные решения не будут откладываться.

Хотел бы в своем выступлении обратить внимание на несколько вопросов, может быть более приземленных, прагматичных, связанных также с большей определенностью для инвесторов, в связи с инфраструктурой. Обеспеченность необходимой инфраструктурой, безусловно, является очень важной. Мы это видим на примере и Южного федерального округа, и Сочи, и многих других объектов. И для бизнеса важны стратегические документы, в которых раскрываются планы государства как по развитию регионов, макрорегионов, так и по развитию отраслей, и прежде всего инфраструктурных отраслей и крупных инфраструктурных проектов.

Сегодня бизнес в процессе принятия инвестиционных решений нуждается в целом ряде документов. Назову только некоторые из них. Во-первых, это комплексная стратегия развития макрорегионов, федеральных округов, разработка и самих регионов, субъектов Федерации. Разработка такого рода стратегий сегодня осуществляется без системного участия бизнеса, и в результате не всегда учитывается в этих инфраструктурных планах государства обеспеченность инфраструктуры конкретных инвестиционных планов частного сектора. Хотя есть примеры и удачного сотрудничества государства и бизнеса в этой области.

Бизнесом и государством разрабатывается стратегия развития Южного федерального округа, финансовую поддержку разработке этой стратегии оказывают такие компании, как РАО «ЕЭС», «ГидроОГК», ВТБ, НАПИ. И важно, чтобы Правительство и Минрегионразвития активно подключились к разработке этой комплексной стратегии, которая ведется, еще раз повторю, по инициативе бизнеса при самом активном участии аппарата полномочного представителя в Южном федеральном округе. И хотелось, чтобы Правительство и Минрегион использовали эту стратегию для того, чтобы расставить соответствующие приоритеты в выборе инфраструктурных проектов, которые будут финансироваться в рамках федеральной целевой программы «Юг России» до 2012 года и в рамках других общефедеральных инвестиционных инструментов.

Второй документ такого же рода – это генеральная схема размещения объектов естественных монополий. Здесь классическим примером, наверное, может быть генеральная схема размещения энергетических объектов на долгосрочную перспективу. Такого рода документы, принимаемые на федеральном уровне, они дают четкое понимание перспектив развития, в частности энергообеспеченности регионов, потенциальных объектов частных инвестиций.

Российский союз промышленников и предпринимателей планирует обсудить проект генеральной схемы размещения энергетических объектов на территории Российской Федерации совместно с РАО «ЕЭС России», Минпромэнерго в начале октября этого года. И мы рассчитываем, что сумеем проанализировать потенциальную энергообеспеченность территорий, имея в виду, что недостающие мощности могут быть построены на базе частно-государственного партнерства. Но главное, чтобы бизнесу было понятно, к чему привязывать свои инвестиционные проекты.

В равной степени это относится к схемам размещения и других инфраструктурных сетей. И, кроме того, также важно иметь долгосрочные представления о тарифной политике естественных монополий. Мы уже перешли на трехлетнее планирование здесь. Решение прошлого года о либерализации цен на энергоносители, на газ до 2011 года – это еще важный шаг в том, чтобы компании имели перспективу, которая совпадает с инвестиционным циклом: не менее пяти лет. В принципе это подход безусловно верный, и по всем другим направлениям очень важно этот пятилетний прогноз, который явился бы руководством к действию, сохранять. И Правительство, наверное, должно такие индикаторы давать.

Владимир Владимирович, Вы упомянули генеральные схемы развития территорий и градостроительные планы. Безусловно, отсутствие такого рода документов также тормозит инвестиционный процесс в регионах, в городах крупных. Но дело в том, что региональные бюджеты часто не в состоянии выделить адекватные финансовые ресурсы на проработку этих документов. И можно было бы, наверное, рассмотреть возможность использования Инвестиционного фонда для финансирования таких генеральных планов, проектной документации, связанных со строительством крупных инфраструктурных объектов, в том числе связанных с массовой жилищной застройкой и с решением чисто производственных инфраструктурных проектов.

Коль скоро я упомянул Инвестиционный фонд, хотелось бы, во-первых, подчеркнуть, что Правительство за два года создало практически все институты развития, которые существуют в мире, и не только создало – они работают. Эти огромные средства, которые выделены уже сейчас и будут выделяться в регулярном режиме, позволяют говорить о том, что институты развития будут работать. Итоги подводить, безусловно, рано, нам не все еще может быть понятно в конкретных механизмах тонкой настройки этих институтов развития, но тем не менее хотел бы несколько соображений высказать на этот счет.

Во-первых, приоритеты по крупным проектам. Сейчас у нас конкурсы происходят таким образом по Инвестиционному фонду, что могут самые разнородные проекты побеждать – исходя из тех критериев эффективности этих проектов, которые заложены в соответствующие положения об инвестфондах. Но тем не менее уже сейчас можно говорить об устоявшихся приоритетах государства. Например, тот же Южный федеральный округ – здесь есть «якорные» проекты, связанные с Сочи, и понятно, что не надо, на мой взгляд, проводить конкурсы по схеме, которая сейчас существует, а надо объявить приоритеты и проводить конкурсный отбор наиболее эффективной схемы реализации тех проектов, которые уже сформировались. И государство, и бизнес в принципе понимают, что они будут реализованы, но надо как можно быстрее их начать реализовывать на основе такого конкурсного отбора лучших решений.

Второй сюжет – это формирование средних проектов. Многие регионы не могут дотянуться до планки в пять миллиардов рублей, чтобы обратиться в Инвестфонд, хотя их проекты соответствуют всем другим критериям Инвестиционного фонда. Поэтому представляется, что можно было бы формировать своего рода пулы проектов и представлять их в качестве единого проекта. В частности, такой подход возможен и в рамках существующего законодательства, и положения об Инвестфонде, и если проекты при этом будут образованы по единому принципу. Либо отраслевой принцип – например проекты жилищного, коммунального хозяйства в разных регионах, они могут быть собраны в единый проект. Либо это проекты могут быть межрегиональные или территориальные.

Третий вопрос, который хотел бы поднять в связи с Инвестфондом, – это расширение списка инициаторов проектов за счет управляющих компаний фондов прямых инвестиций. Средние проекты могут быть отобраны и объединены в частных фондах прямых инвестиций. В таком случае фонды могут рассматриваться как своего рода единые проекты, а государство через Инвестфонд может стать пайщиком таких фондов. В частности, буквально две недели назад зарегистрирован фонд, о котором мы год назад здесь, в Сочи, говорили, – это закрытый паевой инвестиционный фонд «Развитие Юга России». Вот его можно было бы посмотреть как пилотный своего рода проект, когда государство в качестве пайщика может участвовать в инвестиционных проектах Юга России, но через частный закрытый инвестиционный фонд.

И еще один вопрос, который хотел бы поднять, связан с появлением нового института развития – Банка развития. В связи с появление этого нового института, мне кажется, что можно Инвестиционный фонд разгрузить от функций, которые он сейчас выполняет, и достаточно успешно, но они в принципе несвойственны ему, в частности речь идет о предоставлении гарантий, в том числе в рамках концессионных соглашений. Фонд может остаться таким механизмом прямого государственного финансирования инфраструктурных проектов, а, скажем, Банк развития может сориентироваться на предоставление гарантий и на участие в капитале тех институтов, которые, в свою очередь, реализуют инвестиционные проекты.

Предложения, которые я высказал, они, безусловно, являются предложениями по повышению эффективности действующих механизмов, но при том понимании, что сами институты развития, безусловно, дают хорошие основания для привлечения инвестиций как из-за рубежа, так и для реализации инвестиционных проектов российских компаний.

В.ПУТИН: Что касается средних проектов, менее пяти миллиардов рублей, которые не попадают в инвестиционные программы: понятно, чем руководствуется Правительство – чтобы не мельчить и эффективно тратить деньги. Но я согласен с тем, что какая-то форма поддержки должна быть. Знаю, что Правительство тоже думало над этим. (Обращаясь к Г.Грефу) Герман Оскарович, какие там соображения были у вас?

Г.ГРЕФ: Мы поддерживаем частные проекты свыше пяти миллиардов рублей, как Вы совершенно справедливо сказали, для того, чтобы сосредоточить деньги на самых масштабных проектах. Они у нас и получаются в среднем – масштаб проекта по тем проектам, которые прошли, от 75 миллиардов рублей и выше, то есть пять миллиардов рублей, – очень низкий порог. Но для более дешевых проектов, для маленьких проектов мы рассматриваем сейчас возможность разрешить создавать такую же форму поддержки региональным бюджетам, и там они могут опустить планку до миллиарда или до 500 миллионов рублей. И тогда практически все проекты попадут в створ, допустим, от 500 до пяти миллиардов – это региональные бюджеты, свыше пяти миллиардов – федеральный бюджет. И это нам позволит сохранить ресурсы для очень крупных проектов.

В.ПУТИН: А как разделение полномочий, ответственность: Вы хотите навесить на федеральные бюджеты эти обязательства – или как, дать указания федеральным бюджетам? Как Вы собираетесь?

Г.ГРЕФ: Нет, мы предоставляем такую возможность. Если субъекты Федерации захотят это делать, они могут сделать.

В.ПУТИН: А какая возможность? Чем вы их порадовали? Не вижу здесь ничего такого, что стимулирует региональные власти вкладывать свои деньги. Вы знаете, думаю, что Александр Николаевич [Шохин] прав, так же как и справедливым является то обстоятельство, что нельзя мельчить с федеральными деньгами, но создать систему административного сопровождения, конечно, можно.

Мы сейчас разговаривали с теми, кто занимается Усть-Лугой. Уже полтора года не могут открыть пункт пропуска. Сделали бы пункт пропуска, и объем инвестиций в этот порт многократно бы увеличился. Поэтому, думаю, нужно прислушаться к тому, что сказал Шохин, и нужно создать не просто систему финансовых стимулов, а хотя бы административного сопровождения. И это можно делать, это не стоит никаких серьезных денег федеральных.

Г.ГРЕФ: Согласен.

В.ПУТИН: И плюс к этому как-то побуждать: надо выработать систему, которая побуждала бы региональные правительства участвовать в финансовом плане. (Обращаясь к А.Кудрину) Да, Алексей Леонидович?

А.КУДРИН: Согласен с этим предложением. Мне кажется, та идея, которую высказал Герман Оскарович [Греф], она тоже заслуживает поддержки. Именно региональные фонды, в которых федеральная часть будет, по сути, частью этого фонда, то есть мы совместно эти фонды создадим для тех инфраструктурных проектов, которые эту планку будут иметь несколько ниже, потому что большинство из них будут иметь внутрирегиональное значение. Но тем не менее это инфраструктура для жилья, и такие проекты можно такими совместными фондами поддерживать.

В.ПУТИН: Да, это правильно, но это несколько отличается от того, что было сказано Германом Оскаровичем [Грефом], потому что то, что Вы сейчас сказали, это значит софинансирование. Это значит тогда, что вы, то есть федеральный бюджет, мы должны софинансировать это вместе с регионами.

А.КУДРИН: Мне кажется, что это не противоречит, потому что на ту часть софинансирования, которую мы внесем в этот фонд, по сути, это будет участие не только региона, но и частного инвестора, то есть там эти деньги сработают в увеличение участия других участников.

В.ПУТИН: (Обращаясь к А.Шохину) Александр Николаевич, спасибо, что обратили внимание на эту проблему. Видите, инженерная мысль закипела. Надеюсь, что решение будет найдено.

Пожалуйста, Пумпянский Дмитрий Александрович, «Трубная [металлургическая] компания».

Д.ПУМПЯНСКИЙ: Уважаемые коллеги! Хотел бы рассказать о ходе реализации одного из крупнейших инвестиционных проектов российского бизнеса на Северном Кавказе – создании горнолыжного курорта в Архызе, на территории Карачаево-Черкесии. Идея этого проекта была предложена руководством республики здесь, в Сочи, на прошлогоднем форуме, поддержана Минэкономразвития и полпредом Президента в Южном федеральном округе. Инвестором проекта выступает российское акционерное общество «Группа «Синара». На сегодняшний день это самый большой частный российский проект в этой сфере, предусматривающий создание современного туристического комплекса, способного принять до 35 тысяч отдыхающих одновременно. Запланировано строительство трех поселков, 62 подъемников, образующих взаимосвязанную транспортную систему. Перепад высот свыше двух тысяч метров позволяет нам проектировать и прокладывать трассы любой категории сложности длиной свыше 250 километров. После реализации всех этапов проекта Архыз войдет в десятку крупнейших горнолыжных курортов мира.

В ближайшей перспективе до 2010 года – создание первой очереди курорта, способного принять и разместить две тысячи отдыхающих. За прошедший год уже произведены необходимые землеустроительные работы, консорциумом крупнейших международных консалтинговых организаций сделана градостроительная концепция курорта, идут проектные работы по проектированию необходимой инфраструктуры и пусковых объектов комплекса. Начало строительства запланировано в следующем году – в 2008 году.

Благодаря поддержке Минэкономразвития и полпреда Президента в Южном федеральном округе федеральной целевой программе «Юг России» выделено необходимое количество средств для снятия инфраструктурных ограничений. Также необходимо отметить, что для участия в проекте уже заявилось определенное количество российских и иностранных инвесторов, намеренных реализовывать свои бизнес-проекты в рамках разработанной нами концепции курорта. Особенно приятно, что число потенциальных инвесторов резко увеличилось после решения МОК о проведении зимней Олимпиады 2014 года в городе Сочи.

Касаясь социально-экономических характеристик проекта, хочу отметить, что его реализация приведет к созданию не менее десяти тысяч дополнительных рабочих мест на территории Карачаево-Черкесии.

Наши первые шаги на Северном Кавказе подтверждают значительные перспективы для бизнеса в этом регионе России. В то же время существует ряд вопросов, решение которых невозможно без участия федерального центра. В нашем случае в первую очередь речь идет о строительстве федеральной автотрассы Минеральные Воды – Черкесск – Адлер. Этот новый транспортный коридор позволил бы обеспечить кратчайшие межрегиональные связи в Южном федеральном округе и значительную разгрузку существующих магистралей «Дон» и «Кавказ» и образовать своеобразное «золотое кольцо», «золотое туристическое кольцо» Южного федерального округа, связав побережье Черного моря с горнолыжными курортами северокавказских республик.

Представляется целесообразным включить проект строительства этой автодороги в качестве приоритетного в разрабатываемую федеральную целевую программу развития транспортной системы России до 2015 года. В этой связи просим дать соответствующее распоряжение Правительству Российской Федерации.

В.ПУТИН: Потанин Владимир Олегович, «Интеррос».

В.ПОТАНИН: Хотел бы сказать о том, что полностью согласен с тем, что инфраструктурные вопросы часто уже становятся определенным сдерживающим элементом для развития проектов, которые находятся в высокой степени готовности. Хотел бы просто это проиллюстрировать небольшим примером из жизни Южного федерального округа.

В связи с подготовкой к Олимпийским играм 2014 года достаточно явственно выяснилось, что в Сочи, например, многие проекты находятся в высокой степени готовности, прежде всего речь идет об объектах таких, как горнолыжные курорты, которые строятся «Газпромом», которые строятся при содействии администрации Краснодарского края, наш проект «Роза-Хутор». Они значительно опередили инфраструктурные проекты строительства дороги, подачи электричества, очистных сооружений. Из-за этого на год, на два переносится срок ввода данных объектов. И занимаясь так же, как многие из моих коллег, проектами другими на Северном Кавказе, мы, в частности, занимается созданием горнолыжного курорта и туристической инфраструктуры на северном склоне Эльбруса. Этот проект развивается нормально, взаимодействие хорошее по нему, выделены средства опять же в федеральной целевой программе «Развитие Юга России на 2008–2012 годы», но уже сейчас мне понятны две вещи, хотелось бы с вами ими поделиться.

Во-первых, не нужно повторять нам, мне кажется, тех невольных ошибок, которые у нас получились с инфраструктурой в Сочи. Инфраструктура должна опережать, она должна опережающими темпами развиваться, а не догонять проекты – это, во-первых.

И, во-вторых, желательно, чтобы она была избыточной, а не дефицитной, то есть чтобы она не только покрывала минимальные потребности, а наоборот, оставляла размах для развития. Тут, мне кажется, скупой платит дважды, и лучше один раз сделать инфраструктуру такую с запасом. В идеологическом плане хотелось бы, чтобы это было с опережением и с запасом, а в организационном плане еще такой момент возникает. В федеральных целевых программах предусмотрены определенные сроки ввода в действие дорог, других объектов, а по инвестиционным программам тех, кого принято называть естественными монополиями, у них в некотором смысле тоже есть свои сроки введения электроэнергетических объектов, объектов газоснабжения и других. И было бы, конечно, очень неплохо, если бы была возможность скоординировать по срокам запуск всех этих объектов и на уровне округа, например, или как-то. Просил бы рассмотреть возможность поручить кому-то координировать эту работу между естественными монополиями, федеральными целевыми программами и планами частных инвесторов, иначе мы опять рискуем попасть в ситуацию, когда проект готов, но там нет то очистных сооружений, то еще чего-нибудь.

В.ПУТИН: У одного из наших коллег, у Андрея Леонидовича Костина, сегодня День рождения. Я, во-первых, его поздравляю, а во-вторых, предоставляю ему слово.

А.КОСТИН: Спасибо большое за поздравление.

Хотел бы сказать, что банки тоже предпринимают усилия по развитию региона. И, в частности, хотел бы привести положительный опыт создания специального фонда, который был сделан по инициативе Совета по инвестиционной деятельности в Южном федеральном округе при активном участии Дмитрия Николаевича Козака. Сейчас создан специальный фонд инвестиционный для Юга России, организаторами стали четыре банка, два государственных, два частных: это ВТБ, Банк развития, «Уралсиб» и «МДМ». И мы надеемся после первоначального взноса примерно в 50 миллионов долларов этот фонд за счет как существующих участников, так и других участников фонда будет концентрировать свою деятельность именно на инвестициях в Южном округе.

Хотелось бы еще сказать, что в рамках этой работы, как об этом говорили предыдущие выступающие, мы пришли к понимаю того, что без какой-то единой стратегии или концепции очень сложно развивать дальнейшую инвестиционную деятельность. Даже когда приходишь к обсуждению горнолыжных курортов, то сейчас они планируются в очень многих местах: помимо уже перечисленных, это и Кабардино-Балкария, Адыгея, и Северная Осетия. С одной стороны, вопрос – не слишком ли много мы планируем курортов, с другой стороны – параллельно мы видим, как рядом с курортными зонами идут сооружения цементных заводов и так далее.

Поэтому в рамках работы инвестиционной нашей группы по Южному округу мы сейчас совместно с РАО «ЕЭС», с РСПП начали работу по созданию концепции, стратегии. Это такой будет серьезный труд с привлечением как иностранных, так и российских специалистов, с тем чтобы все-таки определить, а как должна развиваться экономика Юга России на перспективу. И потом этот план после его обсуждения хотелось бы, конечно, как-то замкнуть на те федеральные и целевые программы, которые существуют, с тем чтобы поставить развитие региона Юга России на такую более плановую концептуальную основу.

В целом, мне кажется, что Юг России сегодня – один из динамично развивающихся регионов, поэтому готовность к инвестированию у нас есть, деньги у нас, надеюсь, тоже будут, у банков, особенно если с ликвидностью поможет государство, поэтому будем идти вперед.

В.ПУТИН: Алексей Леонидович [Кудрин] улыбается – видимо, это хороший знак по поводу ликвидности, так что поддержка будет.

Уважаемые коллеги, у кого есть какие-то дополнительные замечания, соображения, вопросы? Владимир Иванович [Якунин], прошу Вас. Владимир Олегович Потанин как раз говорил по поводу развития инфраструктуры, в том числе и на перспективу.

В.ЯКУНИН: Как раз именно поэтому я и решился попросить слово, потому что мы находимся в Сочи, здесь идет подготовка к Олимпиаде. Мы уже сегодня видим те трудности, с которыми нам придется столкнуться, реализуя программы Правительства, программы Олимпийского комитета по реализации программы «Сочи-2014». О чем прежде всего идет речь? Два момента.

В приснопамятные времена, когда у нас законы все-таки пытались трактовать в зависимости от регионального желания, было много выпущено решений, связанных с разрешением на строительство предприятий, домов жилых в зоне землеотвода железных дорог. Сегодня мы с Александром Николаевичем Шохиным испытываем серьезные трудности, потому что нам необходимо для обеспечения перевозки крупных грузов – это 20 миллионов тонн, как заявляет Олимпийский рабочий комитет, – нам необходимо строить вторые пути, нам необходимо сделать специальные склады для хранения нерудных материалов, и мы сталкиваемся здесь с проблемой. Поэтому просил бы соответствующей помощи не столько себе, сколько администрации края, полномочному представителю, для того чтобы мы совместно могли эту проблему разрешить.

Что касается инфраструктурного развития в целом, то хотел бы отметить, что, на наш взгляд, 2007 год как раз является явным переходом от предыдущего этапа развития к тому, что в концепции социально-экономического развития Правительства, доложенной Германом Оскаровичем [Грефом] на Правительстве, называется «инновационные процессы развития» или «период развития». Если сравнивать, например, мы в этом году инвестируем в развитие инфраструктуры, в приобретение подвижного состава 256 миллиардов рублей. Для сведения, для сравнения: три года тому назад вся инвестиционная программа ОАО «РЖД» была меньше 90 миллиардов рублей. Мы инвестировали ровно то, что у нас шло по амортизационным отчислениям. Причем мы даже не могли эти деньги направить на приобретение, на замену выбывающих основных фондов. Сегодня мы способны осуществлять уже несколько расширенное воспроизводство. Конечно, этого еще мало с точки зрения развивающейся экономики и бизнеса, но тем не менее это безусловный факт, это свидетельство той работы, которая была проделана, конечно, и Министерством экономического развития, и Минфином. Вы знаете, мы и спорили, и доказывали, но это, безусловно, результат совместной работы, за что мы, безусловно, Правительству признательны.

Есть еще один момент, который связан, может быть, не столько с инфраструктурой, сколько с социальной сферой. Это вопрос развития или реформы пассажирского комплекса. Благодаря Вашей поддержке двинулась вперед реформа в пассажирском следовании дальнем, но, к сожалению, пока не вырабатывается какой-то алгоритм с точки зрения пригородного сообщения. Дело в том, что в ряде регионов это вообще единственный вид транспорта, и он тем не менее еще и убыточный.

С чем мы сталкиваемся? С одной стороны, понятно, что это в большей степени должно быть ответственностью региональных властей, а с другой стороны – межбюджетные отношения построены таким образом, что у нас довольно значительное, если не подавляющее, количество субъектов Федерации являются дотационными. В результате мы ходим по замкнутому кругу. Они говорят: «Мы понимаем, но у нас денег нет, и мы не можем вам компенсировать убыточность пассажирских перевозок в пригороде. Вы уж, пожалуйста, как-нибудь это сделайте». А когда мы говорим, обращаемся в Правительство, что нам нужно в этом отношении помочь, они говорят: «Так есть же регионы, региональные бюджеты – они должны этим заниматься». Возникает некий замкнутый круг, и это проблема, которая не рассосется сама по себе. Мне бы хотелось на это обратить внимание.

И последнее. Вы задавали вопросы относительно того, что же принесет хотя бы в каких-то конкретных цифрах реализация программы стратегического развития «2030». Мне кажется, что она уже начинает приносить, и свидетельство тому дискуссия, которая сегодня возникла на пленарном заседании. А если говорить дополнительно по цифрам, то сеть железных дорог в Российской Федерации станет гуще приблизительно на 24 процента. Пять новых субъектов Федерации получат железнодорожное сообщение, которого у них сегодня нет. И это только маленькая толика того, что пока еще только одобрено Правительством, с тем чтобы после доработки стратегическая программы была утверждена.

И от имени правления и совета директоров хотел бы поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, в первую очередь за поддержку и присутствующих здесь Германа Оскаровича Грефа и Алексея Леонидовича Кудрина за понимание и поддержку, которую они оказывали. Особенно хотел бы обратить слова признательности Сергею Борисовичу Иванову, потому что сегодня вопросы увязки инфраструктурных процессов сконцентрированы, как у нас принято говорить, в «одном окне», и это, безусловно, здорово помогает.

В.ПУТИН: (Обращаясь к А.Чубайсу) Анатолий Борисович, как у нас с энергетикой?

А.ЧУБАЙС: Вы упомянули в выступлении своем о том, что программа реформы энергетики разворачивается, и первые даже не миллиарды, а сотни миллиардов частных инвестиций пришли в эту отрасль. Буквально на днях мы завершили крупнейший проект, когда единовременно в ходе инвестиционной сделки привлекли в российскую энергетику 100 миллиардов рублей. И, собственно, автор этого проекта находится здесь – господин Конти, президент компании «Энель», которая была первой пришедшей к нам компанией. Сегодня уже вместе с ней пришла и компания «Э.ОН» с колоссальными инвестициями. Мы находимся в ситуации, когда объем текущего спроса очень высок, мы действительно за ним не поспеваем в ряде случаев.

Вместе с тем мы убеждены, что та стратегия, которая выработана на сегодня, она позволяет догонять спрос, хотя мы от него и подотстали. В частности, здесь, если говорить конкретно по сочинскому региону, нам потребуется удвоить мощности сочинской станции, потребуется построить новую Адлерскую ТЭЦ, нам потребуется построить новую Новороссийскую ТЭЦ, нам потребуется построить еще одну ПГУ на 450 мегаватт в Краснодаре. Все эти мощности запланированы, строительство идет полным ходом. В этом смысле мне кажется правильным предложение, которое прозвучало – по-моему, Владимир Леонидович об этом сказал. Нам нужна более тесная координация между тем, что есть в наших планах – планах инфраструктурных монополий и планах развития региона в целом. В этой части, когда мы уже уходим в реализацию этих проектов, такое взаимодействие крайне полезно. Хотя оно сегодня оказывается на уровне округа и на уровне МЭРТа, но мне кажется, просто с ростом объема задач, их усложнением более интенсивное взаимодействие между нами, железной дорогой и частными инвестиционными проектами должно быть, более активное и на уровне региона, и на уровне Правительства.

В.ПУТИН: Вы упомянули о компании «Энель», здесь у нас господин Конти. Господин Конти, какие планы у Вас по развитию своего бизнеса здесь, в России?

Ф.КОНТИ: Мы инвестировали шесть миллиардов долларов на сегодняшний день. Собираемся инвестировать еще три миллиарда долларов. Мы выполняем эти капиталовложения в обстановке либерализации рынка энергетики для частных инвестиций. Следующие инвестиции предполагают переделку, модернизацию газовых установок с удвоением их эффективности для более эффективного использования газа.

Должен подчеркнуть, что благодаря большой работе, выполненной РАО «ЕЭС», мы работаем в обстановке полного доверия в отрасли, открыты для частных инвестиций. Но сегодня, как мы видим, рентабельность наших капиталовложений еще недостаточно высокая. И я надеюсь, что в контексте либерализации может быть подтверждена программа открытия, либерализации рынков, которая обязательно предусматривает увеличение цен для того, чтобы обеспечить экономичность этих капиталовложений с тем, чтобы развивать энергетику.

«Энель» приняла решение первой выйти на этот рынок и внесла капиталовложения, поэтому мы надеемся на полную поддержку со стороны государства.

В.ПУТИН: Господин директор, Вы знаете наверняка о планах российского Правительства по равнодоходности цен в сфере энергетики. Это касается прежде всего участников рынка, участников экономики. Гораздо более мягкая программа у нас для населения. Попрошу Германа Оскаровича [Грефа] два слова сказать на эту тему.

Г.ГРЕФ: В конце 2006 года Правительство приняло для себя очень, может быть, непростое решение. После долгих размышлений, после долгих согласований мы вышли на принятие решения о том, что последний сегмент, последний нерыночный сегмент, который у нас сложился в экономике, – это поставки газа. И структура нашей газотранспортной системы такова, что этот сегмент будет оставаться еще достаточно долго при протяженности нашей страны, расположенности всех основных запасов в Восточной Сибири и в Западной Сибири, он будет оставаться еще долго монопольным. Мы пришли к решению о том, что стимулирование энергосбережения в стране требует того, чтобы мы вышли на равнодоходность по поставкам газа на экспорт и внутри страны.

Так как разница в ценах сегодня достаточно большая, этот процесс будет постепенным. И с 1 января 2011 года мы выйдем на ценообразование, исходя из принципа равнодоходности. Таким образом, мы стимулируем всех добытчиков газа – не только «Газпром», но и нефтяные компании, и независимых производителей газа. На сегодняшний день у нас «Газпром» добывает порядка 80 процентов газа, а 20 процентов – это доля независимых производителей. И скорее всего, что эта доля дальше будет расти при таких условиях. Это решение касается не только «Газпрома», а всех производителей газа. Мы, конечно же, стимулируем их добывать больше газа, и впервые в нашей стране мы сейчас уже столкнулись с проблемами дефицита поставок газа, и это стимулирует поставки на внутренний рынок, потому что сегодня все, конечно же, хотят поставить газ на экспорт. Это простимулирует удовлетворение внутреннего спроса, раз.

Второе. Это простимулирует механизмы энергосбережения, потому что сегодня в среднем по экономике мы тратим в три раза больше энергоресурсов на производство единицы ВВП, чем это происходит в западноевропейских странах.

И самое главное, что мы понимаем, какие последствия это будет иметь с точки зрения социальной для населения. И население из этого графика повышения тарифов выведено.

Промышленные предприятия будут постепенно, каждый год повышаться в среднем на 25 процентов, тарифы будут повышаться. Население уходит за горизонт 2011 года, и механизмы поддержания стабильного социального потребления газа, что очень важно для населения в первую очередь, будут продолжаться и дальше. К этому же сроку привязано у нас создание рынка электроэнергетики. С 1 января 2011 года у нас все электричество будет продаваться на рынке, опять-таки за исключением сектора потребления населением. Там будет регулируемая поставка от так называемых гарантирующих поставщиков электроэнергии всем группам потребителей, связанных с населением, это ЖКХ и само население непосредственно, и мы сделаем систему субсидирования потребления электроэнергии, которая потребляется в коммунальном секторе. Мы, таким образом, еще создадим одну очень важную деталь, мы создадим полностью рыночный механизм саморегулируемых механизмов для привлечения инвестиций. У нас весь сектор энергетики будет фактически рыночным. Это будет сопровождаться в оставшихся монопольных составляющих, это электросети федеральной сетевой компании, газовые сети в «Газпроме», «Транснефть», нефтяные сети. Там будет полностью внедрена антимонопольная система регулирования, гарантирующая равный доступ всех производителей электроэнергии и ресурсов энергетических к пользованию этой инфраструктурой.

В.ПУТИН: Хочу обратить внимание на ту часть, где господин Греф сказал о субсидировании населения. Это значит, что мы не собираемся в конечном итоге вечно перекладывать на плечи производства цены и дешевые тарифы для населения, а государство постепенно с помощью субсидирования будет брать это на себя. Так что тем, кто инвестируют в реальный сектор по этой схеме, в конечном итоге и не так долго осталось ждать – выйдут на нормальные рыночные отношения. Конечно, это затронет прежде всего такие сферы, как электроэнергетика, металлургическая промышленность. И в первую очередь, конечно, это касается алюминиевой промышленности, потому что она больше всего потребляет электроэнергии. Но вот, скажем, у компании, которую возглавляет господин Дерипаска, здесь не только вот эта часть бизнеса, но и непосредственно инфраструктурные проекты здесь, в регионе.

О.ДЕРИПАСКА: Мы участвуем в модернизации сети аэропортов. Работа достаточно сложная. Она в первую очередь связана с тем, что, если говорить об аэропорте Геленджик, были не урегулированы земельные отношения. И Сергей Борисович Иванов проводил последнее совещание еще в июле, мы только после этого смогли договориться о выкупе земельных участков у гражданского населения. Но, однако, до сих пор не решена проблема постановки этих участков на баланс государства. До сих пор существует, скажем так, разное понимание имущественных отношений и у Министерства транспорта. На самом деле эта неурегулированность, скажем так, она основная. Уже взлетная полоса готова, земля до сих пор находится между нами. Мы ее, с одной стороны, выкупили, готовы передавать, но необходимо поставить несколько подписей.

И, безусловно, основные, конечно, проблемы, которые мы сейчас испытываем и в Геленджике, и в Сочи, – это низкое качество проектирования. В стране всего две организации, которые занимаются проектированием непосредственно инфраструктуры, достаточно устаревшие. Мы сейчас пытаемся каким-то образом привлечь западные компании, но решения очень старые. У нас задержка по Геленджику уже идет три месяца. Мы три месяца не можем пройти экспертизу, потому что те решения, которые были предложены, они, конечно, не выдерживают критики. У нас будет задержка, мы хотели запустить аэропорт в мае – на сегодняшний день, думаю, это будет начало июня.

В.ПУТИН: Дискуссия, касающаяся энергетики и электроэнергетики, взаимоотношений с другими отраслями экономики выходит за рамки региона.

Что касается земельных отношений, попросил бы потом прокомментировать это губернатора Александра Николаевича Ткачева. А отношения с Правительством и с решениями Правительства, как вы будете жить в дальнейшем, как алюминиевая промышленность, вообще металлургическая промышленность – может быть, Владимир Сергеевич [Лисин] что-нибудь по этому поводу скажет, как Вы оцениваете перспективы развития.

О.ДЕРИПАСКА: Это очень жесткая мера. У нас с Анатолием Борисовичем [Чубайсом] разные взгляды, хотя я считаю, что нужно двигаться куда-то. Мы в свое время приняли решение, что мы постараемся для действующих производств договориться о некоем среднесрочном тарифе. И, допустим, наша компания приняла решение о развитии собственной базы генерирующей. И начало этому было положено, как Вы помните, у нас есть совместный проект по строительству Богучанской ГЭС. И там будет, я думаю, решен комплексно. С одной стороны, мы добавим электроэнергию на рынок – примерно восемь миллиардов киловатт-часов. И у нас принято решение о совместном строительстве металлургического комплекса, и здесь нет никаких проблем.

Также нашей компанией принято решение – у нас недавно совет директоров был, который подтвердил это, – о строительстве еще 6,5 гигаватта мощности в тех точках, где находится непосредственно наше производство.

Здесь есть проблемы, они касаются межгосударственного сотрудничества. Допустим, у нас до сих пор не урегулирован с правительством Казахстана вопрос о передаче нам лицензии на Экибастузские разрезы. Мы надеемся, что в ближайшее время мы сможем с ними договориться.

Но на самом деле выход один. По крайней мере, мы для себя приняли решение ввиду неясности тарифов в будущем и, скорее всего, его эскалации, как нам кажется, строить собственные энергетические мощности, в основном сосредоточиться на гидро-, угле, пытаемся прорабатывать ядерные источники, у нас прописан меморандум о возможном строительстве возле Дальневосточной АЭС алюминиевого завода. Но на самом деле путь один, для таких производств энергоемких, как наше, мы видим, – это создание собственных источников.

В.ПУТИН: А сети?

О.ДЕРИПАСКА: Сети – это самое сложное. Вопрос не в сетях, а в стоимости подключения к ним. Мы сейчас пытаемся найти сбалансированную позицию, при которой мы равноудалены от железнодорожного полотна, находимся, скажем так, в близости к человеческим ресурсам, допустим. У нас основная проблема сейчас даже не сети, у нас основная проблема – человеческие ресурсы. То есть рынок труда в Сибири настолько перегрет, что наши работники, они сразу получают в два раза больше – и уходят, допустим, Красноярский регион, Братск, Иркутск. То есть рынок труда растет с точки зрения цены и спроса. Там строятся трубопроводы, жилищная программа большая началась.

Поэтому как бы вопрос сетей на самом деле связан со стоимостью подключения. Та плата, которая сейчас установлена, она иногда превышает стоимость строительства новой мощности, непосредственно генерирующей. И, безусловно, здесь в плане, как уже говорилось, должны, насколько мы понимаем, будут развиты программы развития территорий. Здесь бы хотелось, чтобы Правительство определило приоритеты, допустим: вот эти предприятия здесь нужны, соответственно для них будут особые условия подключения. Если этого нет, тогда мы идем на коммерческих условиях. Но здесь тоже, допустим, строительство Богучанской ГЭС у нас связано с чем? Что даже эта станция вынуждена подключаться к федеральной сети, несмотря на то, что завод будет на расстоянии 85 километров, и мы должны платить  тариф за подключение. Здесь в регионе новые объекты, которые строятся, они опять должны платить тарифы за подключение, даже если сетей еще нет, и они также строятся из Инвестфонда. Поэтому вопрос связан с тарифом для подключения для новых мощностей.

В.ПУТИН: (Обращаясь к В.Лисину) Пожалуйста, Владимир Сергеевич.

В.ЛИСИН: Должен сказать, что (неразборчиво) ... не принятая по повышению тарифов, по крайней мере, для черной металлургии, абсолютно правильная. Потому что, с одной стороны, конечно, это снижает на сегодня наши экономические результаты, но с другой стороны – это единственный стимул переводить нас на энергоресурсосбережение. Большинство металлургических предприятий интегрированных практически способны сегодня за счет внутренних ресурсов значительно снизить расходы электроэнергии, газа. Конечно, в этой ситуации нам нужно иметь долгосрочные договора с «Газпромом», потому что многие из нас производят электроэнергию в большом количестве, точно так же как РАО «ЕЭС», но договора, например, сегодня нам выдаются на совершенно других условиях. Если ты не использовал газ по технологии, то все равно заплати – газ у тебя отберем, еще и штраф дадим. Вот такие сегодня нам договора прислали из «Газпрома». Это, конечно, неправильно, потому что мы должны тоже планировать свою экономику, – и не вопрос даже цены, а вопрос, собственно, условий договора. Конечно, нам надо прекращать региональное перекрестное финансирование за счет промышленности. Одно дело, когда государственная программа подразумевает повышение тарифа, соответственно опережающее для промышленности, другое дело, что у нас в каждом регионе практически существует ситуация, когда местные РЭКи устанавливают различные уловки и дофинансируют население.

Существуют такие абсурдные ситуации, когда мы избыточно производим электроэнергию. Например, у нас есть в Алтае производство электроэнергии, когда мы собственный коксовый газ на ТЭЦ поставляем, энергоресурсы, но так устроено сегодня, что нам считают тарифы от собственного коксового газа не по калориям, как, допустим, мы поставили «Газпрому», а предлагается считать по себестоимости. Мы сами производим избыточный газ попутный, производим электроэнергию, и у нас эту электроэнергию принимают по таким ценам, по которым нам проще и выгоднее остановить поставку ее на ТЭЦ.

Собственно, считаю, что вопрос, связанный с повышением тарифов, давно пора... (неразборчиво)

В.ПУТИН: (Обращаясь к А.Ткачеву) Александр Николаевич, давайте вернемся к земельным отношениям в регионе.

А.ТКАЧЕВ: Считаю, что в целом по земле и, в частности, в Геленджике вопросы на сегодня урегулированы, но проблема в чем? То, что виноградники, земля долевая и каждый клочочек земли в чьей-то собственности. Конечно, много было (мы с этим первый раз сталкиваемся в массовом порядке) спекуляций. Сергей Борисович Иванов свидетелем был, когда мы приехали и осматривали площадку, то посреди взлетно-посадочной полосы, огромного котлована стоит один домик, и вот он уперся. Мы исходим из демократических законов, мы же не можем его выселить, столкнуть или, может быть, поджечь.

В.ПУТИН: Вы о чем говорите? Вы нас пугаете.

А.ТКАЧЕВ: Да, но тем не менее он один встал – и вокруг него все пляшем. Тем не менее и его уже сейчас нет, эта проблема снята. Думаю, что по Сочи уже будем идти мы смелее, активнее, с учетом уже и опыта, и той практики, так что аэропорт в следующем году будет.

В.ПУТИН: Ясно.

Что касается того, что вокруг собственников все пляшут, думаю, что так и должно быть. Здесь нет ничего необычного, так и должно быть на самом деле. Это сложная работа, это, может быть, даже дорогостоящая работа, но если мы будем соблюдать этот принцип, то в конечном итоге она пойдет на пользу развитию экономики. Как это ни странно звучит на первый взгляд.

У нас много иностранных коллег присутствует, в том числе наши коллеги из Китайской Народной Республики, которые давно уже занимаются и преуспели в инвестиционных крупных проектах. Попросил бы господина Яо Чжоунминя сказать несколько слов по поводу того, как наши китайские друзья видят работу в Российской Федерации, в том числе на Юге.

ЯО ЧЖОУНМИНЬ: Мы очень рады возможности принять участие в форуме. Вы очень правильно высказались о том, что необходимо развивать объекты инфраструктуры. В 80-х годах уровень развития инфраструктуры в Китайской Народной Республике был достаточно низким. Для того чтобы ускорить развитие инфраструктуры, китайское правительство предприняло целый ряд мер.

Во-первых, мы усилили уровень планирования, мы использовали различные научные инструменты для планирования развития городской инфраструктуры, а также портов, морских портов, аэропортов, и мы ускорили развитие именно транспортной инфраструктуры.

Во-вторых, мы использовали целый ряд инновационных инструментов, потому что изначально в этом направлении у нас был достаточно отсталый уровень развития. Мы создали систему сертификации на уровне государства, а также на уровне регионов. Были проекты, которые утверждались региональным правительством, а также проекты, которые утверждались всекитайским правительством.

Что касается инвестиционных проектов, то мы разработали систему классификации  различных инвестиционных проектов, например проекты по строительству автомобильных дорог. Мы разработали систему оценки стоимости этих проектов, и банки должны были подключиться к строительству автодорог с помощью выдачи соответствующих целевых кредитов, целевого финансирования. Мы использовали целый ряд бюджетных механизмов, например создание специальных фондов для строительства автодорог. И также эти фонды, которые были созданы для строительства автодорог, они получали поддержку как из центрального правительства, так же и из местного правительства.

Кроме того, мы разработали систему по ускорению строительства мостов, в частности на юге Китая, в провинции Гуанчжоу. И мы использовали все механизмы для развития именно транспортной инфраструктуры, включая аэропорты, мосты, автомобильные дороги, железные дороги. Так как мы предприняли целый ряд мер по государственной поддержке развития объектов инфраструктуры, мы добились существенного прогресса в этом направлении, и это послужило большим подспорьем в проведении политики реформы открытости.

Кроме того, роль государства очень важна именно в развитии объектов инфраструктуры, так как у нас имеется пятилетнее и десятилетнее планирование именно по объектам инфраструктуры, в частности транспортным. Таким образом, государство принимает самое активное и непосредственное участие в этом планировании.

Кроме того, у нас есть целый ряд механизмов по стимулированию активности местных администраций, а также и на уровне волости, уезда и города.

Таким образом, существует и государственная поддержка с помощью выдачи специальных целевых кредитов. И все эти меры привели к ускоренному развитию строительства объектов инфраструктуры.

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги, мы уже час работаем. Тем не менее хочу перед тем, как мы завершим нашу сегодняшнюю беседу, спросить, есть ли какие-то дополнительные замечания, либо соображения, либо вопросы?

А.КУДРИН: Уважаемые коллеги, хотел бы воспользоваться и буквально две минуты проинформировать о том, на что, может быть, намекнул уже Андрей Леонидович Костин, о том, что сейчас наша экономика переживает некоторый дефицит ликвидности рублевых средств. Это связано с тем, что в момент недостатка ликвидности на западных рынках в первую очередь закрываются лимиты и сужается финансирование экономик развивающихся рынков. И, очевидно, это сужает один из сегментов или источников финансирования инвестиций, в том числе на территории Российской Федерации.

Для коротких кредитов и инвестиций, которые осуществлялись в рамках наших банков и компаний, это означает, что часть кредитов будет возвращена, по некоторым оценкам, до 30 миллиардов долларов до конца года. И рефинансировать эти кредиты будет сложно. Это означает, что цена рефинансирования этих кредитов может увеличиться, а в некоторых случаях просто она может быть закрыта. Для Российской Федерации в той стадии, в которой мы сумели подойти к этой ситуации, нет вопроса возврата валютных средств. То есть в Центральном банке золотовалютных резервов достаточно для оплаты любого объема возвращаемых средств. Вопрос возникает наличия на рынке рублей, которые будут доступны нашим компаниям для рефинансирования на внутреннем рынке и затем в обычном режиме обмена и валюты рефинансирования своих внешних кредитов. В этой связи Центральный банк и Правительство, Министерство финансов и Минэкономразвития сейчас еженедельно проводят мониторинг всех денежных агрегатов нашего рынка. Мы добавляем соответственно ликвидность, поскольку вести такой мониторинг и контролировать объем ликвидности – это конституционная обязанность Центрального банка. Именно он по Конституции обязан проводить эмиссионные действия в случае необходимости и спроса на деньги. Такие возможности у него есть, и он расширяет их, в последние буквально неделю-две расширен объем количества инструментов такого рефинансирования. Кроме того, и Правительство свои инструменты настраивает. Назову два-три-четыре таких инструмента.

До конца года наши министерства увеличат финансирование и оплату всех своих услуг и выполненных работ примерно с 400 миллиардов рублей ежемесячного финансирования и перейдут в ноябре до 650, и в декабре мы ожидаем триллион. Поэтому такие временные, скажем, изменения в объеме финансирования, к сожалению, это в том числе и свойство неравномерности работы наших министерств в виде финансирования, но тем не менее эта ликвидность тоже придет.

Второе. Мы сегодня ставим под более жесткий контроль рефинансирование и возмещение НДС со стороны Федеральной налоговой службы, чтобы и здесь не было задержек в возврате.

Третье – наши вложения в капитал институтов развития, о которых здесь говорилось. Мы разрешим часть этих средств, временно свободных, размещать на внутренних рынках, то есть ранее проблема избытка ликвидности сегодня на этот ближайший период меняется на проблему недостатка. Поэтому мы можем позволить часть таких средств размещать на внутреннем рынке, это будут опять же некоторые средства.

Таким образом, и средства Центрального банка, и Правительства сегодня достаточны для того, чтобы поддерживать необходимый объем рублевой ликвидности на наших рынках, достаточный для нормального функционирования экономики. В этой связи те кризисные явления, которые проявляются на Западе, они нас пройдут скорее по касательной. Очевидно, что когда закрывается какой-то сектор кредитования, то, конечно, это уже изменение ситуации, это уже означает некоторое увеличение стоимости денег, но, повторяю, это, безусловно, будет происходить. Скорее всего, темпы кредитования экономики не будут нарастать так быстро, как это происходило в первой половине этого года или раньше, но это будет нормальная конкурентная ситуация без каких-то серьезных кризисных явлений, которые, повторяю, находятся полностью в поле возможностей и полномочий Центрального банка и Правительства.

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги!

Прежде всего, хочу Вас поблагодарить за участие не только в сегодняшней беседе, но и за то, что вы проявили интерес к экономическому форуму здесь, на Юге России, а значит, и ко всей российской экономике.

Хочу вас поблагодарить за участие в совместной работе, и не только сегодня и вчера, но и в предыдущие годы, и в долгосрочной перспективе.

Многие из вас многие годы уже работают в нашей экономике. Господин Конти уже сказал о крупномасштабных инвестициях в своей компании: шесть миллиардов уже проинвестировано, три – планируется. Но и господа, которые представляют здесь интересы других компаний (прошу прощения, что не все могли сегодня выступить), тоже инвестировали значительные средства. Мы воспринимаем это как большое доверие к России, и хочу вас заверить, что вы будете пользоваться самой непосредственной, прямой поддержкой со стороны Правительства Российской Федерации и региональных властей тоже.

Наша дискуссия вышла за рамки региональных интересов. Мы поговорили сегодня и о перспективах развития энергетики в целом. Несколько слов сказали о том, как это может отразиться на так называемых реальных отраслях экономики, в частности на металлургической промышленности. Здесь прозвучали разные оценки, но надеюсь, что и комментарии со стороны членов Правительства тоже были конкретными, понятными. Во всяком случае, ясны тенденции развития. Не менее важным было и заявление Министра финансов по поводу поддержания ликвидности российских банков.

Хочу сразу же обратить ваше внимание, что мы ни в коем случае не позволим ситуации развиваться по пути надувания так называемых мыльных пузырей в экономике. Этого не будет, но будет оперативная реакция на происходящие на мировых рынках события. И уровень развития российской экономики, российской банковской системы, наших финансов позволяет нам оперативно и эффективно влиять на происходящие события и гарантировать нормальное развитие экономики в Российской Федерации. Здесь никаких сомнений быть не может.

Что касается регионального развития, то хочу подчеркнуть: Юг России представляет для нас стратегический интерес. Мы будем уделять внимание и дальше его развитию. И, прежде всего, конечно, будем смотреть на развитие инфраструктуры. Это касается и связи, это касается железнодорожного транспорта, развития сети шоссейных дорог, строительства новых мостов, тоннелей, портов (мы сегодня не говорили о морских портах), что чрезвычайно важно для реализации крупномасштабных проектов.

В этом контексте проведение Олимпиады 2014 года – только повод для развития Юга страны. Это хороший толчок, который мобилизует всю исполнительную систему, административную систему, финансовые власти на решение крупномасштабных задач по развитию территорий. И очень рассчитываю на то, что наша совместная работа, совместная работа государства и бизнеса, даст положительный и достаточно быстрый эффект.

Благодарю вас за внимание, всего вам самого доброго.

Источник: http://president.kremlin.ru/appears/2007/09/21/1943_type63376type63381_145306.shtml