Катастрофический рост

На Россию обрушился дождь из нефтедолларов, которые власть пытается куда-то пристроить. При этом не прекращаются разговоры о возможном падении цен на нефть и спекуляции на тему «нового 1998-го года».

На Россию обрушился дождь из нефтедолларов, которые власть безуспешно пытается хоть куда-то пристроить. При этом не прекращаются разговоры о возможном падении цен на нефть в связи с проблемами в мировой экономике и спекуляции на тему «нового 1998-го года».

Традиционная модель

Нынешний экономический рост России базируется на высоких доходах от экспорта сырья - не только нефти, но и газа, металлов, леса, удобрений, зерна. Сырьевые отрасли получают возможность наращивать объем инвестиций, что, в свою очередь, подстегивает рост в машиностроении и промышленном строительстве.

Другим бенефициаром высоких цен на сырье является государство: изымая сверхприбыль из нефтянки, оно имеет возможность наращивать расходы бюджета (в 2007 году они выросли по сравнению с 2006-м в полтора раза) и направлять в отрасли, нуждающиеся в госфинансировании, - в частности, здравоохранение, образование и ВПК.

Кроме того, серьезный импульс к развитию вследствие большого притока валюты и ревальвации рубля получает банковский сектор, который растет столь высокими темпами, что ЦБ начал беспокоиться. Выигрывает и строительство, поскольку значительная часть сырьевых денег инвестируется в недвижимость. Ну и, естественно, торговля и связь – отрасли, прибыль которых напрямую связана с ростом доходов населения, обусловленного ростом бюджетных расходов и развитием целого ряда отраслей.

Отрицательным моментом подобной модели экономического развития является деградация отраслей, ориентированных на конечный потребительский спрос. Они не могут конкурировать с импортом из-за дорогого рубля и растущей стоимости рабочей силы. В результате практически весь прирост доходов населения удовлетворяется за счет импорта, который растет фантастическими темпами – 40% в год.

То есть нынешняя модель экономического роста закрепляет сложившуюся структуру российской экономики: развитые сырьевая отрасль, тяжелое машиностроение, металлургия, ВПК при слабых отраслях, работающих на удовлетворение конечного потребительского спроса. Такая структура экономики сложилась в России еще в конце XIX века и за более чем столетие претерпела немного изменений. Просто роль сельского хозяйства отошла нефтянке.

Конечно, эта структура не очень устойчива, и при изменении цен на экспортируемое сырье экономика начинает подвергаться значительным рискам. Однако именно благодаря подобной модели экономического роста России удавалось поддерживать военный паритет со странами, чьи экономики значительно превосходили по своим размерам российскую. Благодаря тому, что в российской экономике доля отраслей, необходимых для победы в войне, всегда была выше, чем на Западе, в абсолютных значениях отставание России от Европы и США всегда было незначительным. Так Россия исторически оптимизировала имеющиеся в ее распоряжении ресурсы.

Потребительская модель

В случае падения цен на сырье, приток валюты в страну сократится, а торговый баланс будет сведен к нулю или станет отрицательным. Появятся условия для мягкой девальвации рубля (понятно, что при нынешних объемах золотовалютных резервов, резкой девальвации наподобие той, что была в 1998 году, не будет). В этом случае, существующая модель экономического роста будет заменена на другую, в основу которой ляжет импортозамещение. Подобный рост мы уже наблюдали в 1999-2003 годах, когда основными драйверами экономического развития стали пищевая и ряд других отраслей, ориентированных на конечный потребительский спрос.

Иными словами, ничего страшного в результате падения цен на сырье не произойдет - просто сменится парадигма экономического развития. И в той мере, в которой сырьевые отрасли от этого проиграют, в той же мере выиграют отрасли потребительские. При подобном развитии событий основной риск будет сконцентрирован в области государственных финансов, поскольку бюджет уже не сможет получать сверхприбыли нефтяников. Однако, учитывая размер всевозможных «заначек», имеющихся в распоряжении правительства, этот риск также не выглядит катастрофическим.

Главной проблемой для экономики при любой из моделей экономического роста будет высокая инфляция, причем в случае девальвации рубля ее опасность даже возрастет. Понятно, что в быстрорастущей экономике удерживать инфляцию на уровне 2% в год долгое время невозможно – либо инфляция вырастет, либо рост прекратится. Однако двузначные темпы роста цен несут в себе риски неконтролируемого всплеска инфляции. Поэтому именно балансирование между ростом экономики и необходимостью сдерживать рост цен будет главным занятием российских экономических и монетарных властей в ближайшие годы. Впрочем, до сих пор они с этой задачей более или менее справлялись. По-видимому, придется притормозить темпы роста бюджетных расходов, поскольку если они и дальше будут в 5 раз превышать рост ВВП, гиперинфляция неизбежна.

Но это - крайний вариант. Более вероятно, что в ближайшие 5-8 лет Россию ожидает продолжение устойчивого экономического роста, независимо от того, впадет мировая экономика в кому или нет.

Александр Якуба