Венесуэльский пряник для России

«Газпром», «ЛУКОЙЛ» и ТНК-ВР могут начать добычу в Венесуэле. Но это не означает, что они получат доступ к ее сырьевым запасам. Три года назад «ЛУКОЙЛ» уже подписывал с этой страной практически аналогичный договор, однако дело не сдвинулось ни на шаг.

Благодаря подписанным накануне соглашениям, «Газпром», «ЛУКОЙЛ» и ТНК-ВР могут начать добычу в Венесуэле. Однако эксперты не советуют торопиться с выводами о том, что российские нефтяники получат доступ к сырьевым запасам Венесуэлы. Три года назад «ЛУКОЙЛ» уже подписывал с этой страной практически такой же договор, однако дело не сдвинулось ни на шаг.

Участие ТНК-ВР в договоренностях, заключенных в ходе переговоров между президентом России Дмитрием Медведевым и президентом Венесуэлы Уго Чавесом, удивило рынок. Одна из серьезных причин сильного конфликта, который уже несколько месяцев сотрясает компанию – перспективы ее работы за пределами России. Российские акционеры - консорциум AAR в составе «Реновы» Виктора Вексельберга, Access Industries Леонарда Блаватника и Альфа-групп Михаила Фридмана и Германа Хана, хотят добывать и перерабатывать сырье и продавать нефтепродукты на глобальном рынке, однако таким образом российская «дочка» ВР будет конкурировать с британской компанией. Но желание россиян работать в Венесуэле понять несложно. Эта страна является шестой в мире по запасам нефти (12,5 млрд тонн), в то время как Россия занимает седьмое место.

Однако при гигантских запасах Венесуэла занимает лишь десятое место по производству (2,6 млн баррелей в сутки) и экспорту (2,03 млн баррелей в сутки) нефти. Это говорит о том, что стране остро нужны иностранные инвестиции, которые режим Уго Чавеса, остро критикующий Вашингтон, не может получить от глобальных энергетических компаний. И именно поэтому российские игроки спешат занять места на венесуэльском рынке - пока не досягаемом для мировых лидеров нефтедобычи.

«Самостоятельно Венесуэла не может заниматься добычей углеводородов, так как в стране не хватает инвестиций и технологий. В отсутствие западных конкурентов российским компаниям предоставляется уникальная возможность закрепиться в данном перспективном регионе», - отмечает Виктор Марков, старший аналитик ИК «ЦЕРИХ Кэпитал Менеджмент». «Данная новость в целом является положительной для российских компаний, которые продолжают экспансию за рубеж и получают нового союзника в отстаивании своих интересов на международной арене», - отмечают эксперты Банка Москвы. Участие в разработке месторождений в Венесуэле позволит российским компаниям поставить на баланс дополнительные запасы углеводородов, надеется Марков.

Объем денежных средств, который российские компании могут потратить в Венесуэле, неизвестен пока даже приблизительно, однако Чавес уже объявил о возможности «масштабных инвестиций». ТНК-ВР, которая уже имеет в своем активе соглашение по сертификации запасов на участке Айакучо-2 в районе реки Ориноко, заключила с президентом национальной нефтекомпании PDVSA соглашение о совместном исследовании этого же блока. В недрах Айакучо-2 находится сверхтяжелая нефть, которая требует больших капиталовложений в ее подготовку к переработке.

Аналитики расходятся в оценке этого события в контексте конфликта акционеров ТНК-ВР. Одни считают, что британские акционеры дали согласие на подписание этого соглашения, так как сама ВР не может работать в Венесуэле, а это значит, что совладельцы компании смогли найти точки согласия. Однако другие эксперты полагают, что именно по причине специфики работы с режимом Чавеса ВР никогда не могла бы санкционировать выход своей российской «дочки» на рынок этой страны. И это значит только одно: российские менеджеры подписали контракт по собственной инициативе, желая продемонстрировать лояльность российским властям, привечающим венесуэльского лидера. И если это так, то очевидно, что это не приведет ни к чему, кроме нового витка конфликта с британскими совладельцами ТНК-ВР.

На блоке Айакучо-3 в бассейне той же реки Ориноко планирует организовать работу «Газпром» - он подписал соглашение о проведении сертификации и количественной оценки запасов месторождений блока. Российский газовый холдинг в 2005 году получил лицензии на разведку и разработку природного газа на блоках Урумако-1 и Урумако-2 в Венесуэльском заливе. По оценке PdVSA, запасы нефти данного блока составляют 5 млрд тонн.

А вот по поводу перспектив «ЛУКОЙЛа» в этой стране аналитики недоумевают – ведь у компании Вагита Алекперова уже есть «в портфеле» сертифицированные запасы на огромном блоке Хунин-3, содержащем сверхтяжелую нефть, требующую больших затрат на переработку. Российский холдинг давно уже должен был подписать контракт на разработку этого месторождения, а совместное предприятие с PDVSA предполагалось создать еще в прошлом году. Однако пока российская и южноамериканская компании договорились лишь о совместном исследовании этого блока, которое продлится два года. "ЛУКОЙЛ" рассчитывает обеспечивать венесуэльской нефтью два НПЗ на острове Сицилия, где российской компании принадлежит 49%.

Однако эксперты по этому вопросу высказывают одинаковые сомнение, получат ли российские нефтяники доступ к запасам, контролируемым режимом Уго Чавеса. «Речь идет пока только о разведке и исследовательских проектах», - сетуют эксперты Банка Москвы.

В Deutsche Bank напоминают, что предыдущее соглашение о разработке блока Хунин-3 было подписано между «ЛУКОЙЛом» и PDVSA еще в октябре 2005 года сроком на три года. «Фактически в новом соглашении указаны те же цели, поскольку в пресс-релизе 2005 года «ЛУКОЙЛ» сообщал, что по завершении исследований процесс вступит в переговорную фазу для формулирования концепции СП по разработке блока Хунин-3 и его учреждения. Стало быть, новое соглашение фактически продлевает подготовительный этап сотрудничества «ЛУКОЙЛа» с PDVSA, не внося ясности в перспективы создания СП», - недоумевают в Deutsche Bank.

Аналитики «АнтантаПиоглобал» признают, что российские нефтяные компании ставятся бенефициарами благоприятных политических взаимоотношений между Венесуэлой и Россией. По словам экспертов, в конкурентной борьбе за новые проекты в развивающихся странах, богатых углеводородными ресурсами, позиции российских компаний выглядят все более предпочтительными.

Андрей Михайлов