Изгнание нефтяников

«ЛУКОЙЛ» потерял шансы начать добычу на крупнейшем в мире месторождении нефти Западная Курна-2 в Ираке. Власти страны разорвали контракт с российской компанией, заключив одновременно огромную нефтяную сделку с Китаем. Это стало первым чувствительным следствием ухудшения отношений между Россией и США.

«ЛУКОЙЛ» потерял шансы начать добычу на крупнейшем в мире месторождении нефти Западная Курна-2 в Ираке. Власти этой страны разорвали контракт с российской компанией, заключив одновременно огромную нефтяную сделку с Китаем. Это стало первым весьма чувствительным следствием ухудшения отношений между Россией и США, де-факто контролирующими власть в Багдаде. Даже на фоне общего спада российского фондового рынка эта новость заставила акции «ЛУКОЙЛа» дешеветь быстрее остальных котирующихся на бирже бумаг.

Ирак – одиннадцатая страна, в которой «ЛУКОЙЛ» ведет проекты в области геологоразведки и добычи. Но если в десяти других странах у концерна Вагита Алекперова уже есть добывающие активы, то в этом ближневосточном государстве компания только готовилась к производства сырья. Начать добычу вначале мешали санкции ООН против режима Саддама Хусейна, потом – война, затем – послевоенная нестабильность.

Заинтересованность «ЛУКОЙЛа» очень легко понять. Западная Курна-2 считается крупнейшей в мире нефтеносной провинцией – ее запасы оцениваются в 6 млрд баррелей. Еще при режиме Саддама Хусейна, 21 марта 1997 года «ЛУКОЙЛ» подписал контракт на разработку и добычу второй очереди месторождения на условиях раздела продукции. Сделка была заключена на 23 года с возможностью пролонгации на 5 лет, и за это время на месторождении можно было добыть 4,8 млрд баррелей нефти и 56,4 млрд кубометров нефтяного газа. «ЛУКОЙЛ концерн» получил 68% акций, 17,5% из которых пообещал передать американской ConocoPhillips - крупному акционеру «ЛУКОЙЛа». «В настоящее время реализация проекта приостановлена до согласования с новым руководством страны», говорится на сайте российской компании.

«ЛУКОЙЛ» надеялся, что передача ConocoPhillips 17,5% в Западной Курне поможет повысить вероятность начала реализации проекта. Однако, судя по всему, компания уже давно утратила оптимизм относительно начала разработки месторождения, в которое предстояло вложить не менее $4 млрд. Новые правительства Ирака раз за разом делали заявления о том, что Курну будут заново выставлять на тендер, в котором «ЛУКОЙЛ» будет участвовать на общих основаниях. А российская компания говорила о том, что считает заключенный 11 лет назад контракт действующим. «ЛУКОЙЛ» пытался «задобрить» власти Ирака поставками техники, стипендиями для иракских студентов и стажировками для инженеров.

В марте этого года Вагит Алекперов лично приехал в Багдад, чтобы провести переговоры с высшими иракскими чиновниками, включая президента Джаляля Талабани. По итогам встречи глава и совладелец компании объявил, что «мы существенно приблизились к взаимному пониманию условий реализации нашего проекта. Так, в частности, была достигнута договоренность о создании рабочей группы, цель которой - актуализация условий начала реализации проекта Западная Курна-2 в соответствии с разрабатываемым законодательством Ирака». Кроме того, по мнению Алекперова, «ЛУКОЙЛ» действительно должен принимать участие в тендерах, но не на Курну, а по новым проектам, которые будут объявлены правительством Ирака после принятия нового закона о нефти.

Однако это правительство, неоднократно обвинявшее «ЛУКОЙЛ» в невыполнении условий контракта, решило иначе. "Что касается российского контракта, то он был подписан с прежним режимом по политическим соображениям и аннулирован также по политическим соображениям. Это был абсолютно нечестный контракт", - заявил иракский министр нефти Хуссейн аль-Шахристани. Это заявление с такой же малой вероятностью является случайным, насколько нынешнее правительство Багдада является самостоятельным.

Американские политики и советники, имеющие, мягко говоря, огромное влияние на принятие решений в иракских «коридорах власти» вряд ли могли дать иной совет властям этой страны на фоне резкого ухудшения отношений между Россией и США после войны на Кавказе. Тем более, что вооруженное столкновение между Россией и Грузией впрямую повлияло на мировой рынок нефти, а значит, и на цены - транзит углеводородов через Тбилиси и черноморские грузинские порты перестал быть безопасным. Крупнейшие мировые компании вряд ли обрадовались такому повороту событий вокруг транспортировки на мировой рынок каспийской нефти. А значит, приложили все возможные и невозможные лоббистские усилия, чтобы выдавить российских нефтяников из Ирака.

Неудивительно, что, окончательно потеряв один из своих крупнейших нефтяных активов, «ЛУКОЙЛ» оказался одним из лидеров падения на российской бирже. К 17.00 вторника его бумаги подешевели более чем на 7,5% и стоили около 1740 рублей.

Не исключено, что после «пятидневной войны» на Кавказе изгнание российской компании из Ирака может стать только первой ласточкой. Конечно, в Казахстане, где сосредоточены основные зарубежные добывающие активы «ЛУКОЙЛа», а также в Венесуэле, Колумбии и Иране проблемы вряд ли возникнут. А вот власти Азербайджана, Узбекистана, Саудовской Аравии, Египта, где работают производственные подразделения «ЛУКОЙЛа», а также ряда европейских стран и США, где компания владеет перерабатывающими мощностями и АЗС, вполне могут создать концерну Вагита Алекперова трудности в работе – если, конечно, захотят.

Андрей Михайлов