Великая валютная стена

На фоне кризиса мировой экономики инвесторы нуждаются в новых инструментах вложения средств. По мнению аналитиков, заменой традиционным доллару и евро может стать китайский юань. Вопрос только в том, насколько это заинтересует монетарные власти КНР.

На фоне кризиса мировой экономики инвесторы все более остро нуждаются в новых инструментах вложения средств. По мнению аналитиков, достойной заменой традиционным доллару и евро со временем может стать китайский юань. Вопрос только в том, насколько это заинтересует монетарные власти КНР.

Мировая финансовая система сегодня похожа на минное поле — никогда не знаешь, откуда придет новость об очередном банкротстве, потерях от финансового кризиса или замедлении экономического роста. День за днем рынки будоражат сообщения о стагнации экономики Европы и потерях американских компаний. Очевидно, что в условиях кризиса инвесторы ищут более доходные и надежные инструменты вложения, чем традиционные евро и доллар США.

Еще год назад, когда финансовый кризис в США только начинал разгораться, аналитики советовали присматриваться, в частности, к китайской валюте. По мнению экспертов, потенциал юаня как одной из ведущих мировых валют на сегодняшний день огромен, и было бы странно игнорировать растущую мощь экономики КНР. Однако юаню еще только предстоит выйти на внешние рынки и доказать свою конкурентоспособность. При этом до сих пор правительство КНР не демонстрировало гибкости в вопросах регулирования национальной валюты.

Сегодня по объему ВВП (около $4 трлн) Китай находится на третьем месте в мире после США и Японии. Несмотря на то, что многие аналитики указывают на замедление темпов роста китайской экономики, речь идет о снижении с 11% до 9%. То есть даже при самом неблагоприятном для Китая развитии событий, экономический рост по-прежнему будет оставаться на высоком уровне по сравнению, например, с Европой. Кроме того, на днях правительство Китая заявило о том, что может выделить 400 млрд юаней (примерно $58 млрд) на стимулирование роста экономики и взять курс на ослабление монетарной политики уже в этом году. Аналитики ожидают, что правительство, в частности, примет меры по стабилизации ситуации на рынках капитала, снизит некоторые налоги и будет способствовать развитию рынка недвижимости.

По мнению эксперта УК "КапиталЪ" Федора Наумова, некоторые опасения инвесторов в отношении Китая обусловлены последствиями недавних землетрясений, которые потребовали от государства около $20 млрд на восстановление разрушенных районов. Однако фундаментальные показатели китайской экономики остаются высокими. Юань в перспективе 2-3 десятилетий может стать региональной азиатской валютой, если монетарные власти КНР позволят ей стать свободно конвертируемой и свободно плавающей, считает Наумов.

Китай, как и другие страны азиатского региона, сейчас используют в качестве резервных валют доллар США, евро и японскую иену. Для того чтобы юань стал резервной валютой хотя бы в Юго-Восточной Азии, КНР необходимо убедить правительства других стран в том, что китайская экономика развивается по рыночным законам, а вмешательство государства ограничивается помощью в экстренных случаях. «Сейчас Китай только начинает делать шаги в этом направлении, но на полную их реализацию потребуются годы, - полагает финансовый аналитик FxPro Александр Купцикевич. - Юань - сильная и недооцененная валюта, однако слабое участие рынка в образовании обменного курса ограничивает перспективы этой валюты как резервной для других стран».

Отметим, что долгое время курс китайской валюты был жестко привязан к валюте американской - на уровне 8,27 юаней за доллар. Фиксированный курс был отменен только три года назад, однако привязка к доллару сохранилась. Тем не менее, юань постепенно укрепляется (в середине июля доллар в Китае стоил уже 6,81 юаней). «Правительство КНР предпринимает определенные шаги для того, чтобы национальная валюта заняла ведущие позиции. Однако спешки в этом не проявляет», - отмечает начальник аналитического отдела ГК BroCo Алан Кисиев. По его словам, первые серьезные подвижки в либерализации валютного курса начались лишь несколько лет назад, и оказалось, что юань довольно востребован.

Видимо, пока правительство Китая сосредоточено на решении других экономических задач. «Необходимо поддерживать темпы экономического роста, развивать банковскую систему, повышать ликвидность на финансовых рынках, нужно обуздать инфляцию, чтобы достичь ценовой стабильности и продолжать либерализацию движения капитала в стране», - подчеркивает Кисиев. Поэтому на мировую резервную валюту в ближайшие 10 лет юаню претендовать будет сложно.

Нельзя забывать и о том, что попытка сделать из юаня «твердую валюту» накладывает огромную ответственность как на правительство КНР, так и на тех, кто примет эту валюту для расчетов. По нормам МВФ, если валюта какой-либо страны не имеет статуса «мировой», то ее количество не может превышать объем «твердых» валютных запасов (долларов, евро, иены, фунтов) и золота. Изымая из обращения или выпуская дополнительно юань, правительство КНР «рулило» экономикой страны на свое усмотрение, не обращая особого внимания на внешние факторы. В свою очередь, другие страны это не сильно беспокоило.

Если юань станет резервной валютой, ситуация изменится. Как поясняет генеральный директор украинского филиала «Калита-Финанс» Андрей Маринченко, если Россия, например, захочет обзавестись резервами в китайской валюте, то благополучие россиян будет напрямую зависеть от того, как развивается экономика Китая. Для наглядности эксперт приводит пример: «Гражданин России покупает китайскую футболку за $1 или 6,8 юаня, тем самым создав спрос на юань и добавочную стоимость экономике Китая. Умножьте эту цифру на общее количество приобретений гражданами России китайских товаров в год и вы получите расчетную цифру. Если к этому моменту в резерве России есть китайские юани, то стоимость этих юаней возрастет, и богатство целой страны увеличится. То есть, чтобы становиться богаче, достаточно приобретать китайские товары». Вопрос в том, устроит ли данный сценарий российские монетарные власти.

Некоторые страны уже сегодня рассматривают юань как «валюту будущего». Так, в прошлом году Национальный банк Белоруссии объявил о включении активов в китайских юанях в состав международных резервов республики. Такое решение, как говорилось в официальном сообщении, «обусловлено как темпами роста китайской экономики и увеличением ее удельного веса в структуре мировой торговли, так и значительным расширением двусторонних экономических взаимоотношений между Республикой Беларусь и Китайской Народной Республикой».

Пока монетарные власти Китая ведут довольно консервативную и непрозрачную политику. Однако роль КНР на международной арене постоянно растет, и со временем им все равно придется решить судьбу юаня.

Мария Коваценко