Нефтяные кошмары Запада

В Европе опасаются, что российско-грузинский конфликт, который вызвал резкую реакцию Евросоюза, может отразиться на стабильности поставок российских энергоресурсов. Напротив, российские чиновники обещают бесперебойную прокачку нефти, а нефтяники говорят о том, что никто не собирается перекрывать «вентиль».

В Европе опасаются, что российско-грузинский конфликт, который вызвал резкую реакцию Евросоюза, может отразиться на стабильности поставок российских энергоресурсов. Напротив, российские чиновники обещают бесперебойную прокачку нефти, а нефтяники говорят о том, что никто не собирается перекрывать «вентиль». Однако слухи о возможном использовании «энергетического оружия» уже вызвали вполне ожидаемую реакцию на мировых рынках. Инвесторы бросились продавать доллары и покупать нефтяные фьючерсы, что обрушило котировки американской валюты и способствовало подорожанию «черного золота».

В пятницу британская The Daily Telegraph сообщила читателям информацию, которой с ней поделился анонимный источник: власти России думают о том, чтобы существенно сократить поставки сырья в Европу и уже порекомендовали «ЛУКОЙЛу» приготовиться к снижению прокачки. На рынке активно обсуждаются слухи о том, что санкции будут введены посредством уменьшения экспорта по нефтепроводу «Дружба». Он отвечает за поставки сырой нефти из России в Чехию, Белоруссию, Польшу, Украину, Германию, Словакию и Венгрию.

Россия располагает четырьмя каналами прокачки нефти в Европу и, соответственно, если дойдет до снижения поставок, то «вентиль» будет перекрыт на одном из них. Важнейший экспортный коридор – это Балтийская трубопроводная система с портом Приморск в Финском заливе. Страны Средиземноморья получают нефть через порт Новороссийск. Сырье из Тимано-Печоры идет через терминалы Архангельска, Мурманска и Варандея, технологически связанные между собой. «Дружба» - единственный нефтепровод, который не упирается в порт, поэтому технически перекрыть поставки по нему гораздо проще. За последние полтора года это делалось как минимум дважды.

В первый раз это случилось в ходе «торговой войны» между Россией и Белоруссией зимой 2006/2007 года. После этого российские власти решили построить трубопровод от «Дружбы» до одного из портов на Балтике, чтобы уйти от транзитной зависимости от Минска. Во второй раз проблемы с прокачкой через «Дружбу» имели место совсем недавно – в июле. Тогда на некоторое время были ограничены прокачки в направлении Чехии. Причем произошло это после того, как Прага подписала с США соглашение о строительстве на чешской территории радара, который станет частью американской системы ПРО.

Аналитики и участники рынка в одни голос говорят, что если Россия и правда решила ввести против Европы «нефтяные санкции», то в этом случае, безусловно, имеет смысл использовать «Дружбу», потому что остановить работу порта крайне сложно. Нефть, поставляемая по морю, «продана» на месяцы вперед, график движения танкеров расписан надолго, и малейшее отклонение от него без весомых на то оснований приведет к гигантским искам, которые будут предъявлены нефтяникам. И им будет крайне сложно доказать в суде, что имел место «политический форс-мажор». Если нефтяные компании снизят прокачку без причины, то котировки их акций рухнут, а убытки во много раз будут превышать политические дивиденды страны. В Кремле и Белом доме это понимают.

Как раз об этом сказал сегодня вице-премьер Игорь Сечин: "Неисполнение обязательств может привести к негативным последствиям для самих российских компаний. И уже только поэтому такое предположение является бредом, имеющим целью безосновательно ввести в заблуждение наших партнеров в Западной Европе",

Однако в случае с нефтепроводом «Дружба» всегда можно сослаться на технические проблемы, возникшие на российской территории. Кроме того, прекращение поставок по этой магистрали поможет наказать восточноевропейские государства, которые яростно критикуют Россию за ее позицию в осетинском конфликте. А для Москвы надавить на соседей сейчас - даже важнее, чем отстоять свою точку в противостоянии с США или Западом. И особенно это касается Украины и Польши, власти которой, впрочем, пока ничего не знают о возможных ограничениях.

Впрочем, тон заявлений нефтяников и чиновников свидетельствует о том, что пока никто перекрывать «вентиль» не собирается. «ЛУКОЙЛ» категорически отверг слухи о том, что его «попросили» приготовиться к сокращению прокачки по «Дружбе». Крупнейшая в России частная компания говорит, что поставляет сырье в обычном режиме. Крупнейшие нефтеэкспортеры говорят о планах существенного роста добычи в этом году: «Роснефть» – на 11% со 101,68 млн тонн в 2007 году, а «ЛУКОЙЛ» – на 2% с 96,7 млн тонн в 2007 году. Министр энергетики РФ Сергей Шматко в пятницу заявил, что Россия заслужила статус надежного поставщика энергоресурсов для Европы. И власти не намерены делать что-либо, чтобы этот статус пострадал.

Слухи о возможных углеводородных санкциях крайне выгодны как нефтяным компаниям, так и всем торговым структурам, работающим на рынке нефти, говорит один из трейдеров, близкий к порту Приморск. Ведь рынок крайне чуток к любым слухам и мгновенно реагирует на любую возможность изменения конъюнктуры. А малейшая вероятность сокращения поставок провоцирует мгновенный рост цен. В пятницу курс барреля вырос почти на 2 доллара, пробив отметку $117,3.

Однако крайне маловероятно, что Россия пойдет на такие санкции – они обрушат ее фондовый рынок и курс рубля, которые и без того переживают без преувеличения драматические времена. Кроме того, правительству РФ придется срочно думать о том, где взять источник наполнения бюджета - и это на фоне резкого роста расходов и сокращения налоговой нагрузки на тех же нефтяников. Вряд ли правительство готово распаковать «неприкосновенные» Резервный фонд и Фонд национального благосостояния, наполняемые валютой от продажи нефти, или, не дай бог, потратить часть золотовалютных резервов.

Поэтому, если Россия захочет экономической ссоры с Западом, то власти скорее пойдут на существенные ограничения работы иностранных компаний в РФ, но не откажутся от экспорта углеводородов, который не прекращался даже в худшие годы «холодной войны». И именно об этом напомнил вице-премьер Игорь Сечин, который сказал, что «нефтяной блокады» не было даже в советские времена.

Андрей Михайлов