Цена принципиальности ОПЕК

Стоило нефти упасть ниже $100 за баррель, как картель немедленно решил снизить добычу. Аналитики сомневаются как в том, что члены ОПЕК будут выполнять это решение, так и в том, что цена вырастет.

Цена нефти ниже $100 за баррель уже не устраивает ОПЕК. Стоило «черному золоту» переступить этот психологически важный рубеж, как картель немедленно принял решение о снижении добычи. Аналитики сомневаются как в том, что члены ОПЕК будут выполнять это решение, так и в том, что цена нефти вырастет.

На этой неделе стоимость эталонного сорта нефти Brent впервые за последние месяцы упала ниже $100 за баррель. Это стало весомым аргументом для 12-ти стран-членов ОПЕК в пользу того, чтобы изменить экспортную политику. «Для картеля $100 за баррель является наиболее комфортным уровнем, особенно в контексте возросшей за последний год из-за скачка инфляции в мире стоимости добычи», - отмечают аналитики A’Lemar.

При этом еще совсем недавно, когда «черное золото» стоило на 30% дороже, многие страны требовали от ОПЕК увеличить добычу, чтобы сбить цены. А правительство США публично называло установившийся ценовой уровень угрозой для национальной экономики. Но участники картеля были далеки от существенного роста добычи. ОПЕК оправдывался тем, что соотношение спроса и предложения сегодня, якобы, не играет совершенно никакой роли в ценообразовании. Картель настаивал, что рост цен стимулируется кризисом экономики США - инвесторы продают доллары и американские ценные бумаги, покупая нефть. Таким образом, спрос на нее и, как следствие, бешеные цены вызваны искуственно.

Однако, как только вслед за укреплением доллара рухнули нефтяные цены, ОПЕК продемонстрировал, что эти аргументы хороши лишь для обоснования отказа в увеличении добычи. Потому что единственное, что сделал картель после снижения курса барреля – сообщил об ограничении добычи. А рынок немедленно продемонстрировал, что он действительно зависит от баланса спроса и предложения – о чем, кстати, не устают напоминать экономисты, считающие, что нефть подешевела после того, как спрос на нее сократился в ведущих экономических державах.

Стоило ОПЕК объявить, что через 40 дней суммарная дневная добыча будет снижена до 28,8 млн баррелей в сутки (с нынешних 29,67 млн), как курс барреля вырос на $1. При этом в официальном заявлении ОПЕК в качестве причины указывается именно «перенасыщение рынка» - то есть картель признает, что не только «биржевые спекуляции», но и баланс спроса и предложения влияют на цену. Президент ОПЕК Шакиб Хелиль сетует на затоваривание рынков, говоря о том, что в течение ближайших шести месяцев ежесуточные «излишки» нефти будут составлять от 0,5 млн до 1,5 млн баррелей.

Несмотря на то, что рост курса барреля сразу после решения ОПЕК упал на несколько десятков центов, психологически важная отметка в $100 за баррель вновь преодолена. Картель считает, что именно такая стоимость сырья является «разумной».

Аналогичного мнения придерживаются и российские нефтяные компании. "Нынешние цены на нефть справедливы", - поддержал своих коллег президент НК "Роснефть" Сергей Богданчиков, входивший в состав российской делегации на очередной сессии конференции ОПЕК в Вене. Аргументировал он это утверждение тем, что "справедливая цена для производителя нефти, будь то ОПЕК или компания страны, не входящей в организацию - это та цена, которая позволяет в данный период времени компенсировать все издержки". Богданчиков отметил, что "нефтяным компаниям необходимо также заработать такую прибыль, которая позволила бы обеспечить инвестиции, чтобы своевременно вводить в эксплуатацию новые месторождения, чтобы поток нефти, нефтепродуктов, необходимых мировому потребителю, не иссякал».

Однако аналитики сомневаются в том, что организации экспортеров нефти удастся удержать курс барреля выше 100-долларового рубежа – на фоне глобальных проблем с ликвидностью, волатильностью национальных валют и трудностей американской экономики.
«Поздно или мало?» - задаются вопросом аналитики Альфа-банка. Экономист Собинбанка Александр Разуваев сомневается в том, что решение картеля будет исполнено, а поставленная задача достигнута. «Страны, входящие в ОПЕК, часто добывают больше официально заявленных планов», - сетует он.

Разные эксперты сходятся во мнении, что ОПЕК суммарно на 790 тыс. баррелей в сутки превышает заявленную самим же картелем квоту в 29,67 млн баррелей. Причем только Саудовская Аравия технически способна превысить установленный для нее «потолок» на 750 тыс. баррелей. Поэтому, отмечают аналитики, дело все-таки не в производстве – заявлениями о снижении добычи в нынешних условиях трудно воздействовать на цены. «На наш взгляд, котировки нефтяных фьючерсов, прежде всего, определяются динамикой курса доллара и военно-политическими рисками, а не рынком реального товара», - считает Разуваев. И добавляет, что наиболее пессимистичный сценарий Собинбанка предполагает снижение цен до $80 за баррель.

Аналитики считают, что такое снижение цен не станет катастрофой для российской экономики. Хотя нефтяные компании неизбежно заработают меньше денег, им придется сокращать инвестпрограммы и уменьшать платежи в бюджет, для России есть одно важное преимущество: чем дешевле нефть, тем меньше приток денег в страну, а сокращение притока капитала ослабляет инфляцию. А именно борьбу с ней считает своей стратегической задачей кабинет Владимира Путина. Таким образом, скачки цен на мировом рынке пойдут на пользу макроэкономической стабильности в России.

Андрей Михайлов