Девальвация – не значит кризис

О том, является ли снижение курса рубля сигналом к началу еще одной волны масштабного кризиса, размышляет директор Института «Центр развития» Высшей школы экономики Наталья Акиндинова.

Курс рубля в понедельник продолжил начавшееся в конце прошлой недели снижение, упав на рекордное с января текущего года значение по отношению к ведущим мировым валютам. По утверждению ЦБ, сложившийся курс рубля при текущих ценах на нефть и другие значимые товары российского экспорта обеспечит сбалансированность текущего счета платежного баланса РФ. Являются ли нынешние финансовые колебания сигналом к началу еще одной волны масштабного кризиса, «Росбалт» попытался выяснить у директора Института «Центр развития» Высшей школы экономики Натальи Акиндиновой.


- На днях помощник президента России Аркадий Дворкович заявил о том, что, «принимая во внимание положительное сальдо торгового баланса и положительный счет текущих операций», в ближайшее время девальвации рубля не будет. Неоднократно наученные горьким опытом россияне считают подобные заявления сигналом о том, что девальвация, а за ней и кризис неизбежны…

- Я бы была осторожна в оценках. Я бы не стала увязывать разговоры о девальвации с неизбежным началом масштабного кризиса. Однако это может быть сигналом к тому, что платежный баланс, который стабилизировался в первом полугодии, развернется в сторону того, что спрос на валюту будет опережать предложение. Вот тогда и возникнут предпосылки к девальвации.

Кризис все-таки - это более комплексное явление, которое может совпадать по времени с девальвацией. Но для кризисных явлений есть другие, более яркие предпосылки.

- Какие?

- В первую очередь ситуация в реальном секторе, а также положение с неплатежами, которые могут негативно отразиться на ситуации в банковской системе.

Что касается реального сектора, пока не видно проявлений роста спроса в экономике и возврата к положительным темпам роста производства. При этом многие предприятия реального сектора несут излишние издержки в ожидании того, что ситуация улучшится. Они имеют долги перед отечественными банками и при этом не могут их рефинансировать, поскольку банки опасаются давать деньги.

Все это (в условиях возможного ухудшения платежного баланса, ухода спекулятивного капитала с российского рынка, который будет сопровождаться девальвацией) может повысить общий градус нервозности и негатива.

Кроме того, финансовый рынок и в первом полугодии существовал совершенно отдельно от реального сектора. В то время как ситуация в реальном секторе ухудшалась, финансовые рынки, валютный курс и курс акций реагировали на рост нефтяных цен подъемом.

Так что, на мой взгляд, ситуация с финансами сейчас может прийти в движение, но это будет вне особой связи с ситуацией во всей остальной экономике.

- Можно ли говорить, что кризис неплатежей спровоцирует вторую волну банковского кризиса, о которой предупреждал Кудрин?

- Это может случиться, но, на самом деле, в этой ситуации очень сильно влияние государства, поскольку запас прочности во многом определяется его вмешательством. Вместе с тем, государство не может повлиять на финансовое состояние реального сектора.

- А будет ли государство вмешиваться?

- Оно вмешивалось раньше, будут делать это и впредь. Другое дело, какой эффект может дать такое вмешательство.

В действия банков вмешаться государству несложно. Имеются соответствующие рычаги. Государство контролирует банки напрямую, может капитализировать, помочь ликвидностью, указать, кого нужно кредитовать, но, тем не менее, если говорить о негосударственном секторе, то - как банки, так и предприятия - остаются сейчас и в будущем в подвешенном состоянии.

- Если смотреть на ситуацию шире, заставит ли банковский кризис власти изменить подход к резким решениям, имеющим серьезные социальные последствия, вроде, например, истории с закрытием Черкизовского рынка?

- Трудно политикам в голову влезть. Выбор, конечно, существует всегда: как сделать, на что опереться. Если делать выбор в сторону естественных рыночных процессов, то пытаться им не мешать, если уж не поддерживать. Но такой ход непопулярен. Он включает банкротства неэффективных предприятий, потерю гражданами работы и так далее, включая все негативные последствия. Либо делать ставку на прямое вмешательство государства.

- Тенденция к чему?

- Тенденция ко второму. Это проявляется каждую неделю в действиях, направленных на то, чтобы что-то подправить. Вот только насколько эффективными будут эти шаги, пока неясно.

Беседовал Дмитрий Пановкин