Удар по «Булаве»

Очередное испытание «Булавы» провалилось. Руководители ОПК и МО связывают это с «промахами в технологии производства». Примечательно, что официальный оптимизм держался, по сути, на результатах единственного успешного испытания.

Очередное испытание «Булавы» провалилось. Между тем, накануне руководители ОПК и Минобороны буквально излучали оптимизм. Так, 19 июня на пресс-конференции в Архангельске главнокомандующий ВМФ Владимир Высоцкий заявил: «Булава» будет. Будет в этом году. И она полетит. Она уже полетела».

Тогда же было заявлено, что провал предыдущего испытания 23 декабря 2008 года предопределили «промахи, связанные с технологией производства». Практически аналогичную версию воспроизводят и на этот раз.

Примечательно, что официальный оптимизм держался, по сути, на результатах одного (позапрошлого) испытания – только оно было действительно успешным. Остальные выглядели несколько неоднозначно.

Так, «успешный» пуск 28 июня 2007 года начальник службы информации ВМФ капитан 1-го ранга Дыгало описывал в следующих выражениях: «головная часть ракеты в установленные сроки прибыла в полигон»… «техника сбоя не дала, на всех участках полета ракета вела себя штатно - это значит, что усилия военных и промышленности по доводке ракеты увенчались успехом». На практике из трех голов ракеты в гигантский (800 тыс. га) полигон Кура на Камчатке попали только две. Еще одна - слегка промахнулась.

18 сентября 2008 года вновь радостно сообщили о чрезвычайно успешном пуске «Булавы»: «В 19.05 по московскому времени учебные блоки достигли цели в районе боевого поля полигона Кура». В переводе с пропагандистского на русский это означало следующее: «Булава» несла нечто, не являющееся даже макетом ее штатной боеголовки. И это нечто не попало в 800 тыс. га полигона.

Еще один успех и вовсе не был связан с ракетой как таковой – испытывалось пусковое устройство.

При этом, как утверждают источники из ОПК, все испытания ракеты проводились в сугубо тепличных условиях, крайне далеких от реальности – то есть практически с неподвижной субмарины и минимальной глубины.

В целом из десяти испытаний ракеты лишь одно можно с натяжкой признать успешным. Каковы причины этих «достижений»? Официальная версия – все дело в проблемах со смежниками. «В кооперации по созданию «Булавы» участвуют 650 предприятий ВПК, и невозможно проверить качество продукции на всех предприятиях. Это — элементарный технологический брак», - заявил по поводу неудачного пуска в декабре прошлого года вице-премьер РФ Сергей Иванов.

«Насколько известно, основными причинами аварийных пусков новейшей ракеты подводного базирования «Булава» были мелкие производственные дефекты, как, например, отказы пиропатронов, элементов бортового электропитания и т.п. Все потому, что утрачен жесткий контроль на многих производственных предприятиях…», - вторит вице-премьеру генерал-майор в отставке Владимир Дворкин.

Ту же, весьма удобную для себя версию, предлагает и разработчик ракеты, генеральный конструктор МИТа Юрий Соломонов. По его словам, уровень технологической дисциплины сотен предприятий, находящихся в кооперации, «абсолютно невозможно контролировать».

Однако ссылки на смежников зачастую носят абсурдистский характер.

Как объяснил "Известиям" в 2008 году первый вице-президент Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка, в прошлом начальник главного штаба Ракетных войск стратегического назначения Виктор Есин, третья ступень - боевая. Отвечает как раз за разведение ядерных блоков. В отличие от двух первых — твердотопливных, она - жидкостная. Делают ее не на Воткинском машиностроительном предприятии, где "Булаву", а в Красноярске. На том же заводе, где собирают новую морскую жидкостную ракету РСМ-54 "Синева" для атомных подводных ракетоносцев 667 проекта типа "Дельта-4"."Предыдущий, девятый пуск показал, что комплекс работает, - говорит Есин. - Текущая неудача - это не проблема неудачной конструкции ракеты, а скорее всего - технологическая. Думаю, что после изучения телеметрических данных специалисты поймут, что не так, и устранят проблему. А испытания продолжатся. У нас просто нет альтернативы. Но до конца следующего года проблемы с постановкой ракеты на вооружение, видимо, не решить».

Представитель Красноярского машиностроительного завода Александр Солусенко, в свою очередь, заявлял, что к производству "Булавы" «Красмаш» никогда никакого отношения не имел, и в кооперации ни в какой форме не участвовал - даже болты не точили». Поэтому все неудачи «Булавы» - "это проблемы только Московского института теплотехники и Воткинского завода".

Согласитесь, есть некоторые противоречия. Впрочем, для сомнений в официальной версии есть и более основательные причины. "Авторы» «Синевы», например, как-то ухитряются проконтролировать результаты деятельности сотен предприятий, находящихся в кооперации – хотя, по Юрию Соломонову, это «абсолютно невозможно». При этом многие системы (в частности, систему управления) для «Булавы» и ее жидкостных конкурентов делают одни и те же предприятия. Однако на «Синеве» эти системы работают, а на «Булаве» - нет.

Иными словами, ссылки на развал в ОПК как единственную причину проблем "Булавы" – это не более чем попытки уйти от ответственности как разработчиков, так и тех, кто буквально протолкнул ее вопреки всякой логике и здравому смыслу.

Напомним, вплоть до конца 90-х предполагалось, что основным оружием российских стратегических субмарин станет комплекс Д-19УТТХ («Барк»). По техническому уровню и боевым возможностям ракета Р-39УТТХ не уступала американской БРПЛ «Трайдент-2». Однако в 1998 году после трех неудачных испытаний было принято решение о прекращении работ по комплексу Д-19УТТХ - хотя его техническая готовность составляла 73%, а причины неудач были выявлены и благополучно устранялись.

Вместо «Барка» решили разрабатывать новый ракетный комплекс «Булава-30». Целесообразность этого обосновывалась возможностью создания «унифицированной» ракеты для ВМФ и РВСН, что значительно боле экономно. Позже генконструктор «Булавы» Юрий Соломонов признался, что «о межвидовой ракете говорить пока рано». «Это вопрос, возможно, нескольких десятилетий». Таким образом, основной замысел по созданию межвидовой ракеты, из-за которой были начаты работы по ракетному комплексу «Булава-30», был признан несостоятельным.

Тем временем, успешно прошла ходовые испытания АПЛ «Юрий Долгорукий» проекта 955 («Борей»). Однако из-за неготовности «Булавы» подводный крейсер остается безоружным – и не только он. Под этот же комплекс в 2004 и 2006 годах в Северодвинске были заложены однотипные атомные подлодки «Александр Невский» и «Владимир Мономах» проекта 955.

Если «Булава» так и не полетит, все эти корабли никогда не станут частью СЯС. Между тем, подводный флот РФ остро нуждается в обновлении - иначе Россия может остаться без одного из компонентов ядерной триады.

Евгений Пожидаев