Легпром: казнить нельзя помиловать

Если государство не примет срочных мер, то российский легпром прикажет долго жить. Его кончины с энтузиазмом ждут Турция, Китай и вся Юго-Восточная Азия, ведь объем рынка легкой промышленности в РФ - более 2 трлн рублей.

Объем рынка легкой промышленности России составляет более 2 трлн рублей ($64 млрд), доля в розничном товарообороте непродовольственных товаров страны - 26,8%. «Этот рынок гораздо больше, чем любой другой рынок непродовольственных товаров в нашей стране. Но, к сожалению, приходится констатировать, что этот рынок мы во многом упустили. Сегодня мы на своем внутреннем рынке — не хозяева, а гости», — признает заместитель директора департамента лесной и легкой промышленности Минпромторга Олег Кащеев. Пока российские власти раскачиваются, на этот лакомый кусок "положили глаз" Китай и Турция, откуда идет масштабный поток как легальных, так и нелегальных поставок.

По данным Российского союза предприятий текстильной и легкой промышленности, доля контрабанды на российском рынке достигает 50%, собственное производство составляет лишь 20%. Если в 90-е годы доля легпрома в ВВП страны составляла, по разным оценкам, от 16% до 25%, то сейчас у легкой промышленности всего 1-2%. "Мы теряем мощности по производству пряжи, идет деградация текстильной промышленности", - замечает председатель Союза предприятий текстильной и легкой промышленности Борис Фомин.

Кроме этого, отмечают в Союзе производителей швейных изделий, из 14 тыс. зарегистрированных предприятий отрасли реально работают лишь 4 тысячи. А из 30 крупных российских брендов одежды только два производятся на территории РФ, остальные "отшиваются" в Китае. Несколько последних лет объемы отечественного производства росли, однако доля российского на отечественном рынке неуклонно сокращалась.

За первое полугодие кризисного 2009 года производство текстильной и легкой промышленности сократилось в России еще почти на четверть. На 20% упал объем производства в отделке кожи, на 5,4% — производство обуви. Как считают чиновники, столь значительное снижение производства в текстильной и легкой промышленности обусловлено падением потребительского спроса и износом производственных мощностей. Так, по данным Минпромторга, более 50% оборудования на российских предприятиях устарело (работает более 20 лет).

«Большой тромб для всего отечественного легпрома — это техническая и технологическая отсталость. Мы действительно очень сильно отстали и причем не только от Запада, но и от Азии, и от Востока, причем на большое количество лет», — заметил Кащеев. Например, в Италии на фабрике, выпускающей 18 тонн пряжи в год, работает всего 3 человека. В России производительность труда в 2,5-3 раза ниже, чем в Европе и США.

Видимо, государство наконец-то осознало, что легпром - почти покойник, и без интенсивной терапии отрасль не реанимировать. В июне текущего года, уже с оглядкой на кризис, Минпромторг разработал стратегию развития отрасли до 2020 года. Если планы чиновников будут реализованы, то через 10 лет доля отечественных товаров на рынке РФ возрастет до 50%, причем не менее 80% российской продукции будет инновационной и иметь патентную защиту.

Стоит отметить, что и сегодня импорт зачастую не соответствует российским техрегламентам и санитарным нормам. По последним данным, бракованной продукции в импорте в 2 раза больше, чем у отечественного производителя. Однако конкурентные по качеству отечественные обувь и одежда не выдерживают ценового соперничества.

Техперевооружение и инновации, защита от серых и черных схем - вот основные направления работы, считает Кащеев. Уже с этого года обнулены таможенные пошлины на некоторые виды сырья и оборудование, которое не производится в России. Швейные машинки и ткацкие станки в этот список не включены, поскольку эти изделия пока еще производят на родине, а вот от изготовления трикотажного оборудования в России уже отказались.

С 2009 года не взимается НДС на ввозимые станки и машины, правда, список оказался не слишком широким, но чиновники пообещали его дополнить. Обновленный список находится на рассмотрении в правительстве РФ. Также в проекте бюджета на 2010 год запланировано выделение 200 млн рублей на субсидирование процентных ставок по кредитам, привлекаемым предприятиями легпрома.

Кроме того, Минпромторг рассматривает возможности изменения таможенно-тарифного регулирования для реанимации отрасли. "Мы против снижения пошлин на готовые виды продукции", - сформулировал позицию министерства Кащеев, подчеркнув, что сегодня для отрасли важнее не пошлины, а "честное и правильное налогообложение».

«По официальной таможенной статистике, средняя стоимость ввозимой в Россию пары кожаной обуви составляет $9-12, - отметил Кащеев. - Мы предлагаем нашим коллегам по таможне создать справочник, чтобы понимать, что новое шерстяное пальто не может стоить $5".

Для сокращения объемов нелегальных поставок принято решение вести взаимный мониторинг поставок продукции легкой промышленности со стороны ведущих экспортеров. "Когда прозрачность этой статистики будет достигнута, тогда во многом будет решена проблема с черным и серым импортом в нашу страну", - сказал чиновник. Однако пока ни Турция, ни Китай, ни Польша не проявляют энтузиазма по поводу этой инициативы России.

В числе прочего, Минпромторг предлагает распространить на предприятия легпрома условия работы производителей сельхозпродукции по принципу единого сельхозналога. «Это позволит перейти всем на упрощенную систему налогообложения», — считают в министерстве. Эта идея пока обсуждается в кабинетах правительства.

Производители признают, что государство наконец-то повернулось к отрасли лицом, но оптимизма чиновника не разделяют. По их мнению, принимаемые меры и скорость их реализации недостаточны. "Мы не хотим от государства денег, - говорит директор швейной фабрики ООО «Скара» Антон Абакумов. - Сегодня даже построенная на госденьги фабрика все равно будет "в минусе". Государство просто должно менять условия". Например, несмотря на заявления властей, кредиты из-за высокой процентной ставки (под 18-21% годовых) остаются неподъемными для производителей.

Причем зачастую, добавил Фомин, банки не соглашаются брать в залог старые здания и оборудование предприятий, «хоть швей закладывай». По общему мнению участников рынка, для восстановления отрасли нужны беззалоговые кредиты на срок от 7-8 лет под 6-8% годовых. Сейчас же малый и средний бизнес фактически заморозил все свои программы развития. А замена ЕСН страховыми взносами в 2011 году может окончательно добить многие предприятия легпрома.

Предприниматели уверены, что спасти фабрики может скорейшее введение дифференцированной системы таможенных пошлин. Пора признать, что своих тканей в России нет, а вот швейная промышленность пока еще есть. Как пояснил председатель Союза производителей швейных изделий Николай Хохряков, ввоз ткани в РФ необходимо сделать беспошлинным, а на готовую продукцию ввести 30-процентную пошлину. «К сожалению, в сегодняшних условиях выгоднее закупать готовую одежду за границей, чем производить ее в России, — говорит он. – Каждый из нас покупает одежду, и эти наши деньги напрямую телепортируются в Китай или в Европу, абсолютно легально и по закону». Причем государство, помогая отрасли, сможет еще и подзаработать на этом. По оценкам специалистов, введение такой дифференцированной системы таможенных пошлин принесло бы в бюджет порядка 400-500 млрд рублей.

Кроме того, Хохряков выступил с предложением создать в России федеральные центры коллективных продаж, где под одной крышей будут реализовывать все виды продукции легпрома - от фурнитуры и сырья до готовых изделий. "Европейская практика показала, что работа таких центров позволяет увеличить оборот малых предприятий в разы", - отметил он. Формирование таких «fashion house» еще и избавит Россию от новых стихийно образующихся «черкизонов».

По мнению швейников, государству пора не на словах, а на деле поддерживать отечественные производства. Российские же власти пока еще не дали понять российскому легпрому, где в известной амфиболии "казнить нельзя помиловать" они намерены поставить запятую.

Светлана Коробейникова