Москва уступила, чтобы выиграть

Россия пошла на уступки Белоруссии в вопросе цен на энергоносители. Ряд экспертов увидели в этом политическую подоплеку. При этом большинство из них убеждены, что шаги навстречу братскому государству выгодны Кремлю.

Россия субсидирует поставки нефти в Белоруссию на $4,1 млрд и готова субсидировать поставки газа. Кроме того, российские специалисты построят в Белоруссии АЭС. Об этом заявил в четверг премьер-министр России Владимир Путин после встречи со своим белорусским коллегой Михаилом Мясниковичем. На фоне прессинга Белоруссии со стороны Евросоюза ряд экспертов увидели в этих решениях Кремля политическую подоплеку. Но большинство убеждены, что такие «уступки» братскому государству – на руку и самой России.

«Если потребуется, мы готовы продумать меры господдержки со стороны России для того, чтобы эти поставки (газа – «Росбалт») не были обременительны для хозяйствующих субъектов и бюджета Белоруссии», — сказал Путин по на пресс-конференции по итогам переговоров с Мясниковичем. Он также отметил, что Россия будет стремиться к тому, чтобы «объем субсидирования белорусской экономики в нефтяном секторе был не меньше того, который был в 1996-1997 годы до введения нефтяных пошлин», то есть не менее $4,124 млрд. Мясникович, в свою очередь, заявил, что уже в I квартале 2011 года Россия и Белоруссия подпишут базовое соглашение о строительстве первой белорусский атомной электростанции (АЭС).

Многие эксперты признают, что такие уступки на фоне неурегулированных споров о цене российской нефти для Белоруссии и санкций против режима Лукашенко со стороны Евросоюза носят политическую окраску. Впрочем, относить какие-либо решения к чисто политическим или экономическим было бы неправильно, отмечает замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин. «Такое деление – дурная привычка российских идеологов. Я разделяю точку зрения, высказанную в США в начале XX века: «То, что до $1 млн – это экономика, а все, что больше, - политика». Правда, с учетом инфляции к этим цифрам можно пару нулей добавить», - иронизирует эксперт.

Руководитель группы анализа стран СНГ Центра развития Высшей школы экономики Оксана Осипова не считает, что в переговорах премьеров России и Белоруссии российская сторона пошла на уступки. «Если краткосрочно это и можно назвать уступками, то долгосрочно от них выиграют все, - убеждена она. – К тому же для России эти уступки мизерные, а вот отказ от них может привести к ощутимым потерям». По ее словам, встреча премьеров двух стран в четверг – это «часть выработки совместной стратегии, часть большого процесса урегулирования самых различных вопросов».

Эксперт напоминает, что по газу Россия и так давно установила для Белоруссии льготную цену - не такую, как, например, для Украины. «Здесь логика проста, - поясняет она, - после смены украинского руководства страной был взят курс на Запад, на что Россия сказала: «Ну, раз вы теперь ассоциируете себя с Западом, то и живите в тех же условиях и покупайте газ по той же цене, что и Запад». А Белоруссия от нас не отвернулась». К тому же уступки, связанные с ценой газа, частично компенсируются тем, что «Газпром» приобрел половинную долю в газотранспортной сети Белоруссии – ОАО «Белтрансгаз» - и имеет потенциальную возможность зарабатывать там деньги, указывает исследовательница.

А вот с ценами на нефть все не так очевидно. Напомним, в начале 2011 года российские компании прекратили экспорт нефти в Белоруссию из-за разногласий сторон по вопросу цены на сырье. В декабре 2010 года была достигнута договоренность, что Россия отменит пошлины на экспорт нефти в Белоруссию с 2011 года, а Минск будет перечислять ей все сборы от пошлин на экспорт нефтепродуктов, полученных из российской нефти на белорусских НПЗ. Однако российские экспортеры нефти хотят повысить цены на $45 за тонну, что соответствует примерно половине прибыли Белоруссии от экспорта  нефтепродуктов, изготовленных из российской нефти.

«Спор о нынешней цене нефти для Белоруссии в некотором смысле является следствием эффективно проведенной там реструктуризации нефтеперерабатывающих заводов, - считает Осипова. - К 2003 году Белоруссия превратилась в нефтеперерабатывающую страну, около 30% ее доходов – это доходы от экспорта нефтепродуктов».

А вот энергетический сектор России развивался все это время неэффективно из-за ряда структурных проблем и высокого монополизма в секторе, сетует сотрудница Центра развития. В итоге Россия может экспортировать только нефть, а Белоруссия делает из нее высококлассные нефтепродукты, с чего получает хороший доход. «Если это и можно назвать паразитированием на российской нефти, то во всяком случае оно меньше, чем паразитирование той же Украины, которая долгое время фактически просто перепродавала российскую нефть дороже, чем покупала сама. Так что паразитирование Белоруссии продвинутое, и я оцениваю его положительно. Белоруссия сделала в свое время эффективное вложение, и вышла на европейский рынок», - констатирует экономист.

Другое важное решение встречи Путина и Мясниковича – о строительстве в Белоруссии АЭС - большинство наблюдателей оценивают исключительно позитивно. По мнению аналитика агентства «Инвесткафе» Антона Сафонова, это «перспективный для России проект не только потому, что сама АЭС генерирует достаточно высокую прибыль, но и потому, что у России есть возможности по добыче и обогащению урана, что будет необходимо Белоруссии, если АЭС будет построена».

Осипова напоминает, что инициативу по строительству станции чуть было не перехватил у России Китай. «Если бы это произошло, это было бы большим позором для нас, потому что самих китайцев строить АЭС научила Россия. К тому же пока они делают это недостаточно качественно, поэтому китайская АЭС - это еще и повышенные риски для экологии», - подчеркивает эксперт. Правда, замечает она, строительство АЭС вступает в некоторый конфликт с экспортерами газа, поскольку очевидно, что атомная энергетика «отберет» у газовой энергетики значительную долю рынка Белоруссии.

Но, несмотря на ограниченные уступки со стороны Москвы и на ее заинтересованность в хороших отношениях с Минском, последний в целом будет вынужден играть по российским правилам. «Лукашенко прекрасно понимает, что весь белорусский нефтеперерабатывающий бизнес держится на отношениях с Россией, поскольку сама Белоруссия нефть не добывает, и что если он пойдет на разрыв с Москвой, то потеряет все», - уверена Осипова.

«С существующей экономической моделью Белоруссия не выживет на едином экономическом пространстве, - считает Жарихин, - и ей в любом случае придется приближать экономическую модель своей страны к моделям России и Казахстана. Если Россия требует от Белоруссии изменения только экономической модели, то Евросоюз – изменения как экономической, так и политической, что для Лукашенко неприемлемо. Поэтому все его угрозы переориентироваться на Запад в случае, если Россия не будет идти на уступки, - не более чем слова».

Белоруссия в любом случае в развитии своей экономики будет ориентироваться на Россию, так как именно на последнюю приходится большая часть ее экспорта, соглашается Сафонов. «В частности, 80% экспорта белорусских продуктов питания, что эквивалентно $2,5 млрд в год, направляется к нам», - приводит пример аналитик.

Евгений Новиков