ВТБ пошел в армию

Спасением ВТБ от финансовых неурядиц после покупки обремененного долгами "Банка Москвы" занимается не только федеральное правительство в целом, но и Минобороны в частности. Военное ведомство переводит всю армейскую расчетную деятельность в ВТБ, по поводу чего ФАС уже завела дело.

На прошедшем на днях инвестиционном форуме «Россия зовет!» премьер-министр Владимир Путин вспомнил историю с покупкой ВТБ «Банка Москвы». Свою позицию он изложил публично главе банка Андрею Костину: «Вы залезли туда, в этот «Банк Москвы», и не знаете, как отмыться от этого. Теперь обращаетесь в правительство – спасите, помогите». ВТБ уже консолидировал 80,5% акций столичного банка, заплатив за 46% ценных бумаг, принадлежавших правительству Москвы, 92,8 млрд руб. Незапланированные траты отразились на финансовом положении банка, на что и указывал премьер-министр, говоря о спасении кредитной организации.

В свое время аналитики рынка полагали, что именно ситуация с покупкой «Банка Москвы» спровоцировала новый скандал с участием ВТБ и Министерства обороны РФ, после которого ведомство Анатолия Сердюкова, помимо коррупции, стали обвинять еще и в нарушении антимонопольного законодательства. В конце августа Минобороны поручило своим подразделениям перейти на обслуживание в банк ВТБ и закрыть счета во всех других банках. Как позднее выяснили СМИ, оборонное ведомство приняло это решение на том основании, что банк предложил более выгодные условия кредитования гособоронзаказов. Эксперты восприняли это известие с недоумением, поскольку и другие банки в готовности побороться за выгодные контракты с госструктурами снижают процентные ставки, не говоря уже о Сбербанке России, с которым Минобороны тоже разорвало отношения.

Общественность узнала о распоряжении Анатолия Сердюкова после того, как некоторые СМИ сообщили о приказе генерального директора крупного военного предприятия «Ремвооружение» Олега Гуляева руководителям дочерних компаний. Ссылаясь на полученное 29 августа поручение от Анатолия Сердюкова, Гуляев поставил перед подчиненными задачу срочно перевести расчетные счета, зарплатные проекты и кредитные линии в ВТБ. Аналогичное постановление Минобороны разослало командующим всех родов войск. Параллельно выяснилось, что перевод армии в ВТБ идет уже давно, полным ходом и без огласки. Мало того, новые карточки банка ВТБ многих защитников отечества по разным причинам не устраивают, и они пишут жалобы в администрацию президента. В одном из таких писем (есть в распоряжении редакции) мать военнослужащего из Гагарина рассказала, что ее сыну выдали карточку ВТБ, а снять деньги по ней в своем городе он не может по причине отсутствия там банкомата этого банка. Женщина возмущается, что за зарплатой ее сыну теперь приходится ездить в соседние Вязьму и Смоленск. «Я хотела в ВТБ 24 нашего города подключить к карточке сына СМС оповещение по поступлению денег и не смогла, - нет такой услуги», - также сообщает автор письма. «Почему у нас все не как у людей?» - задается она вопросом.

Очевидно, что ВТБ, хотя и является вторым по величине отечественным банком, пока не в состоянии охватить разбросанные по всем уголкам и весям России военные части. Условия по кредитам и зарплатным проектам в ВТБ принципиально от других отечественных банков не отличаются. Так что совершенно непонятно, по каким критериям для обслуживания миллионной армии был выбран именно этот банк. По закону Минобороны, как и все организации, участвующие в государственных программах, должно было выбирать финансового партнера на прозрачных конкурсных условиях. Проводился ли такой конкурс и кто в нем участвовал – об этом общественности ничего не известно.

Вряд ли между Минобороны и ВТБ существует эксклюзивная кулуарная договоренность. Но предположить, что и банк, и чиновники Минобороны заинтересованы в сулящем взаимную выгоду сотрудничестве, можно. Для ВТБ обслуживание военных организаций – это отличный способ поправить свое пошатнувшееся в последнее время финансовое положение. Так, военные организации, к примеру, теперь обязаны кредитоваться только у ВТБ. А объем каждого кредита оборонно-промышленного комплекса (ОПК) составляет, как минимум, несколько миллиардов рублей. При этом банк не несет никаких рисков, так как в случаях с ОПК задействуется механизм государственных гарантий на немалые суммы. Например, летом премьер-министр Владимир Путин подписал распоряжение о предоставлении гарантий в сфере ОПК на 18,5 млрд руб. А если вспомнить про гособоронзаказ, на который до 2020 года планируют выделить порядка 20 трлн руб., перспективы работы с предприятиями Минобороны любому банку кажутся более чем радужными.

Но это, конечно же, не повод искусственно создавать для одного из банков преимущество в конкурентной среде. Перевод счетов предприятий Минобороны в массовом порядке в ВТБ – нонсенс даже для привыкшего к странностям российского рынка. По крайней мере, потому что из масштабной работы по финансированию гособоронзаказа рискуют быть исключенными другие крупные банки с государственным участием.

Этим прецедентом заинтересовалась Федеральная антимонопольная служба (ФАС). 16 сентября она возбудила дело в отношении Минобороны по признакам нарушения статьи 15 Федерального закона «О защите конкуренции». По мнению ФАС, не исключено, что действия министерства создают для ВТБ необоснованные преимущества перед другими кредитными организациями, а для предприятий ОПК устанавливают необоснованные ограничения в выборе банка. Все это может привести к ограничению конкуренции на рынке банковских услуг в целом. По словам заместителя руководителя ФАС Андрея Кашеварова, если факты нарушений будут установлены, с банка ВТБ могу взыскать от 1% до 15% от годового оборота. Должностным лицам, по его словам, в этом случае грозят дисквалификация и штраф.

Пока ФАС разбирается, военные целыми частями, гарнизонами и организациями становятся клиентами ВТБ, ведь приказ есть приказ. Правда, критика действий министра обороны и его методов реформирования Вооруженных сил все более отчетливо слышна и в самой армии. Ведь если у оборонного ведомства есть средства на переоформление банковских карт, - это значит, что все другие проблемы защитников отечества уже решены. А это далеко не так.

Сергей Петров