ТоАЗ могут подвести под банкротство

"Тольяттиазот" занимает последнее место среди предприятий отрасли по показателям эффективности производства, отмечают специалисты ГИАП. Завод также лидирует по простоям в ремонте на каждый агрегат.


© Фото Игоря Лапшова

История «Тольяттиазота» с момента приватизации в начале 1990-х представляет собой непрерывную борьбу - с государством, правоохранительными органами, акционерами, контрагентами и даже собственным трудовым коллективом. Владимир Махлай и сменивший его в прошлом году на посту руководителя завода Сергей Махлай мало похожи на предпринимателей, стремящихся развивать бизнес, выходить на новые рынки и привлекать инвесторов. Судя по всему, на протяжении двух десятилетий их политика заключалась в том, чтобы получать с предприятия максимальную прибыль при минимальных издержках.

До сих пор Махлаям удавалось сохранить над предприятием контроль и остаться верными привычным методам работы. Однако все когда-нибудь заканчивается. Постепенно перед «Тольяттиазотом» все встает новый противник – время.

Дело в том, что руководство ТоАЗа, видимо, начисто забыло о необходимости инвестировать в само производство. Между тем, завод был построен в конце 70-ых годов прошлого века, и оборудование успело выработать свой ресурс несколько раз. По данным Научно-исследовательского и проектного института азотной промышленности и продуктов органического синтеза (ГИАП) – организации, занимающейся проектированием и строительством производств по выпуску азотных удобрений – по показателям эффективности производства ТоАЗ занимает последнее место среди предприятий отрасли. Некоторые показатели завода, касающиеся эффективности использования собственных производственных мощностей, в последние годы находятся значительно ниже среднеотраслевых значений. Предприятие также уверенно лидирует по простоям в ремонте на каждый агрегат.

Поэтому даже в особо удачный для химической промышленности год, каким был 2011-й, ТоАЗ смог произвести лишь 2,5 млн т аммиака при мощностях на более чем 3 млн, и 544 тыс. т карбамида, хотя оборудование рассчитано на почти 1 млн т. То есть на данный момент производственные мощности используются в лучшем случае на 2/3, в скором времени этот показатель может упасть до 1/2 и ниже, что фактически будет означать превращение «флагмана отечественной химии» в свалку металлолома и токсичных отходов.

Судя по динамике расходов ТоАЗа, скажем, на экологическую эффективность производства, руководство предприятия это понимает и, что более важно, принимает – в 2010 году на экологию ушло 19 млн руб. (худший показатель в отрасли), в 2011 году – 12 млн. Видно, что ни о каких «пожарных мерах» на заводе никто не задумывается.

В этом свете любопытно взглянуть на кадровую политику ТоАЗа. Казалось бы, в такой критической ситуации опытные и квалифицированные производственники нужны предприятию, как воздух. Но в числе его топ-менеджеров таковых нет. Генеральный директор Евгений Королев – имущественник, сыгравший не последнюю роль в скандалах с реестром акционеров. Владимир Мамигонов – тоже имущественник, в свое время помогавший приватизировать завод по схеме для малых предприятий. Сергей Корушев – кадровик. Есть также финансисты и юристы. Чем выделяется Сергей Махлай, в прошлом году ставший председателем совета директоров, еще неясно. По мнению участников рынка, эти люди имеют весьма приблизительное представление о том, как работает опасное химическое производство.

Впрочем, год назад на предприятие вернулся один из технических специалистов - известный в Тольятти бизнесмен Владимир Алборов. Как сообщает блог 63inform, после ухода с ТоАЗа Алборов занимал пост генерального директора АО «Фосфор». Предприятие было обанкрочено, принадлежавшие ему земли - «распилены». В наследство городу остались склады неутилизированного фосфора, вечно горящие фосфор-шламы, разломанные саркофаги. При этом почти весь нынешний химический бизнес Алборова базируется на бывших площадях АО «Фосфор».

Что это означает для ТоАЗа? Блог 63inform указывает на десант аудиторов из Швейцарии, посетивших предприятие в прошлом году. Интересно, что активы ТоАЗа оценивались не столько на предмет соответствия нормам промбезопасности, сколько с точки зрения ликвидности. «Реанимация» завода потребовала бы гигантских вложений денег и сил, не говоря уж о том, что это процесс довольно длительный. К такому Махлаи явно не готовы. Поэтому в ближайшее время все неликвидные объекты могут быть выделены в отдельное юридическое лицо, которое может быть либо спекулятивно продано, либо подведено под банкротство, как в свое время АО «Фосфор». Для города и 4 тысяч работников предприятия такой сценарий выглядит страшным, но для нынешних собственников он может оказаться вполне приемлемым.

Поскольку ТоАЗ тщательно скрывает свою корпоративную структуру, на рынке бытует мнение, что все имущество завода – оборудование, транспортный парк, инфраструктура и т.д. – уже давно переписано на подставные фирмы, владеющие его акциями. Таких вокруг ТоАЗа всегда крутилось немало – различные «советско-швейцарские фермерские партнерства», ТОО «Родничок», ООО «Контаз» и т.д. Само же ОАО «Тольяттиазот», на балансе которого останутся разве что долги за поставку сырья, можно будет без особых проблем ликвидировать, когда дела пойдут совсем плохо.

Сергей Федоров