Цена ювенальной юстиции

Принятие законопроекта о социальном патронате приведет к появлению новых возможностей для чиновничьего произвола и коррупции. Расходы бюджета вырастут. А россияне станут бояться за своих детей еще сильнее.

Ювенальная юстиция подбирается к России все ближе. Один из ключевых законопроектов этой системы – о социальном патронате - недавно прошел первое чтение в Госдуме. Однако битва его сторонников и противников еще не окончена. С одной стороны, закон дорого обойдется субъектам Федерации, которым придется включить в свои бюджеты новые статьи социальных расходов. С другой, - документ создает новые кормушки для чиновников и открывает лазейки для нелегального отъема денег и имущества у населения.

В России словосочетание «ювенальная юстиция» стало почти ругательным (подробнее об этом читайте здесь). Между тем, оно обозначает судебно-правовую форму защиты детей. Такая система необходима - ведь российские правовые нормы в отношении детей устарели. Например, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав до сих пор в качестве правовой основы пользуются Положением от 1967 года.

Принципы ювенальной юстиции впервые были законодательно закреплены в России в середине 1990-х. В 2008 году была принята глава Семейного кодекса, которая предусматривает изъятие из семей детей, «находящиеся в трудной жизненной ситуации» с последующим их помещением в специальные учреждения. Появилась и статья 156 УК за «неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего».

Однако остальные «ювенальные» законы продвигались «со скрипом», вызывая бурное общественное осуждение. Противники ювенальной юстиции считают, что ее цель - не уравнивание прав взрослых и детей, а презумпция виновности родителей. Сторонники «ювеналки» убеждены: права детей в России постоянно ущемляются, и несовершеннолетних граждан необходимо обезопасить даже от собственных мам и пап.

Принятие в первом чтении законопроекта о социальном патронате также вызвало в обществе волну негодования. Дело в том, что сегодня органы опеки и попечительства не могут вмешиваться в жизнь семьи, если нет явной угрозы жизни и здоровью ребенка. Нормы нового законопроекта фактически позволяют чиновникам проверять любые семьи на предмет «социального благополучия». Государство в лице инспекторов будет решать, насколько качественно граждане заботятся о своих детях, и при необходимости брать семьи под наблюдение и проводить реабилитацию. Однако если работа не даст результатов, соцработники смогут изымать детей из семьи. Суд, в свою очередь, будет решать вопрос о размене жилья, принадлежащего родителям, в пользу ребенка.

По сути, изъять ребенка из семьи в России станет почти так же легко, как в некоторых странах Европы. Россиянам хорошо известны примеры ювенальных технологий, применяемых, например, в Финляндии. Там соцработники напрямую заинтересованы в увеличении воспитанников интернатов - ведь за каждого они получают немалые деньги. По данным на 2011 год, в Финляндии насчитывалось около 16 тыс. детей, изолированных от родителей, и ежегодно их количество растет на 2 тыс. На содержание детских интернатов уходит до 400 млн евро ежегодно.

Еще больше тратит Швеция. В докладе World Peaсe Foundation говорится о том, что в этой стране сформировался настоящий бизнес по торговле детьми: соцработники открыто предлагают гражданам деньги за возможность поместить ребенка в патронатную семью. По данным фонда, почти 500 тыс. шведов так или иначе сталкивались с грубым вмешательством государства в жизнь их семей. Ежегодно на содержание патронатных семей уходит до 1% государственного бюджета.

В Европе расходы на социальные нужды составляют в среднем 40% бюджетных трат. Россия пока выделяет на социалку гораздо меньше - 15% бюджета. Впрочем, как отмечает к.э.н., ректор учебного центра "Финам" Ярослав Кабаков, сравнивать исключительно цифры бюджетных расходов некорректно. «В ряде западных стран детдомов в нашем понимании нет, а делается упор на усыновление. Где-то до сих пор сильные позиции занимают церковные приюты и частные благотворительные структуры», - отмечает экономист. По его словам, в последние годы Россия стремится к оптимизации социальных статей бюджета: в частности, интернаты активно сливаются, уменьшается доля маленьких детдомов.

Однако законопроект о социальном патронате не вписывается в эту стратегию. По словам уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светланы Агапитовой, документ, напротив, предусматривает новые, нелогичные траты. Например, в законе прописана зарплата соцработника, который выполняет функцию инспектора в неблагополучных семьях, - 16800 рублей в месяц, плюс еще 5 тыс рублей на транспортные расходы. По новому закону, соцработник должен проводить с семьей 3 месяца. «На тысячу семей надо 34 соцработника в год. Получается, около 8 млн рублей каждый субъект РФ должен выделить из бюджета на реализацию закона», - подсчитала Агапитова.

Впрочем, по словам детского омбудсмена, проект этого закона недоработан, и депутатам еще предстоит выяснить, что выгоднее: платить зарплату соцработникам с неясными функциями, или же помогать семьям напрямую. «Кроме того, обязанности социальных кураторов сейчас выполняют другие организации, причем делают это бесплатно. Например, в Санкт-Петербурге успешно действует Центр помощи семье и детям, и этот новый соцработник будет фактически дублировать его функции», - считает Агапитова.

Есть и другие статьи расходов, которые влечет за собой внедрение ювенальной юстиции. Например, необходимо создавать ювенальные суды и оплачивать их деятельность. По оценкам автора проекта ФЗ «О ювенальных судах в Российской Федерации» Нодари Хананашвили, затраты на их создание (по расчетам 2003 года) будут составлять 500 млн рублей ежегодно.

Общество крайне негативно относится к введению ювенальной юстиции, и не ясно, почему государство так настойчиво «проталкивает» непопулярные и, к тому же, затратные законы. Свой ответ на этот вопрос дают представители оппозиции. Они считают, что закон просто дает власти еще один инструмент в борьбе с неугодными ей гражданами. По мнению лидера фракции «Справедливая Россия» Сергея Миронова, ювенальная юстиция приведет к тому, что социальные службы будут вынуждать детей доносить на собственных родителей. А у государства появится возможность отбирать детей практически без причины. «Ювенальная юстиция, если она появится в стране, сведет все контролирующие и репрессивные механизмы в единую систему», - убежден Миронов.

Лидер движения защитников Химкинского леса Евгения Чирикова ранее заявила, что социальные работники уже пытались забрать у нее детей. По мнению активистки, таким образом государство мстит за ее гражданскую позицию. Получившая огласку история сошла на нет, и детей у Чириковой не отобрали. Однако если законопроекты, входящие в систему ювенальной юстиции, будут приняты, следующая попытка социальных работников навести порядок в чужой семье может оказаться более успешной.

Мария Коваценко