Капитальное недоверие

Риэлторы и кредиторы научились обналичивать материнский капитал, оставаясь безнаказанными. Эксперты считают, что именно из-за "серых" схем правительство не хочет расширять область применения маткапитала - ведь деньги уходят "мимо кассы".

Граждане России научились использовать материнский капитал в обход государства. На рынке процветают различные схемы его обналичивания, позволяющие впоследствии потратить деньги «не по назначению». Эксперты уверены: россияне сами себе мешают жить лучше. Ведь если бы на этом рынке не процветало мошенничество, правительство уже давно расширило бы область применения маткапитала.

По данным Пенсионного фонда, на 1 июля 2012 года было выдано 3,64 млн сертификатов на материнский капитал. Его размер сегодня составляет 387 тыс. 640,3 рубля.

Российские семьи уже распорядились средствами на общую сумму 454,2 млрд рублей. При этом более 90% получателей решают вложить деньги в улучшение жилищных условий. Напомним, что по закону "О дополнительных мерах господдержки семей, имеющих детей", материнский капитал также можно потратить на образование детей и на пенсию матери.

Выбор россиян понятен: погасить жилищный кредит или получить компенсацию за новый дом можно сразу, не дожидаясь трехлетнего срока с момента выдачи сертификата. К тому же, жилье - это актив, который традиционно ценится превыше других и может обеспечить безбедную старость лучше, чем государственная пенсия.

Между тем, с 2007 года, когда закон о маткапитале вступил в силу, в правительство регулярно поступают предложения о расширении области его применения. Например, в разное время предлагалось использовать сертификат на покупку автомобиля; выдавать деньги сразу после рождения ребенка; размещать средства на банковском счете для получения ежемесячных дивидендов; использовать капитал на реабилитацию ребенка-инвалида. Однако государство регулярно и настойчиво отклоняет такие предложения.

Судя по всему, чиновники опасаются, что деньги пойдут «мимо кассы». Ведь материнский капитал – это не только мера по поддержке демографии, но и прямое денежное вливание в финансовый сектор. Примечательно, что закон о семейном капитале был принят как раз в то время, когда назревал ипотечный кризис в США. С тех пор материнские сертификаты оказали значительную поддержку банковскому сектору, особенно в регионах.

По словам директора департамента розничного кредитования «Русстройбанка» Михаила Лазаренко, сегодня 15% ипотечных ссуд частично погашается средствами маткапитала. «Средний размер ипотечного кредита для регионов России составляет 1,7 млн рублей. Очевидно, что, получив 387 тысяч, среднестатистическая семья может погасить значительную часть задолженности по ипотеке, снизив долговую нагрузку», - отмечает Лазаренко.

Однако на рынке появились участники, которые отказываются играть по правилам, и финансовый ручеек от государства к банкам начал пересыхать. Как полагают в Федеральной службе по финансовым рынкам (ФСФР), виноваты в этом микрофинансовые организации и кредитные кооперативы. Сегодня в реестре ФСФР числятся 10 СРО, объединяющих более 1300 кредитных кооперативов. При этом общее количество участников рынка составляет примерно 3 тысяч. Получается, что больше половины игроков не входят в состав саморегулируемых организаций, а значит, потенциально могут проворачивать незаконные схемы.

Выглядят махинации примерно так: граждане берут в кооперативе деньги на заведомо непригодное для жизни дешевое жилье. Причем объем кредита зачастую равен размеру материнского капитала. Пенсионный фонд перечисляет средства на счет компании, выдавшей займ. На эти деньги покупается самая бюджетная недвижимость, а остальные средства обналичиваются. Иногда россияне так же оформляют фиктивный договор купли-продажи и в итоге, опять же, обналичивают маткапитал.

«Мы видим документы и можем только подозревать, когда затевается мошенническая схема - тогда мы направляем материалы в правоохранительные органы», - отмечает заместитель управляющего отделом ПФР по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Татьяна Бойцова. По ее словам, в основном такие схемы проворачивают кредитные кооперативы. «Именно они занимаются мошенничеством целенаправленно. Они привлекают женщин из неблагополучных слоев населения, которые нуждаются в деньгах. Однако пока ни одного уголовного дела по нашим обращениям в прокуратуру не возбуждено», - отмечает Бойцова.

В таких делах нет заинтересованного субъекта, поясняет президент Балтийской коллегии адвокатов Юрий Новолодский. «Мало ли воруют из казны в России? Следователи просто не хотят создавать себе лишних проблем», - считает юрист.

Министерство внутренних дел предложило попросту исключить кредитные кооперативы из списка тех, кто может выдавать жилищные ссуды с учетом средств семейного капитала.

Однако сами участники рынка считают, что виноваты все стороны, включая нерадивых мамаш, желающих обналичить материнский капитал, а также риэлторов, которые проворачивают нелегальные сделки.

«Соотношение мошенников и честных игроков на рынке составляет 50 на 50, - говорит председатель правления СРО «Союзмикрофинанс» Виктор Быков. – Нельзя забывать, что изначально цель кредитного кооператива – помочь людям, чтобы они улучшили свои жилищные условия. Однако есть масса законодательных нюансов, которые не четко прописаны. Это провоцирует появление не чистых на руку игроков, и только из-за этого происходят схемы и уловки». Причем, по словам Быкова, в Москве и Петербурге относительно плохо развит рынок микрофинансирования. Гораздо больше кредитных кооперативов работает на Алтае и в Сибири.

Появление теневых игроков на кредитном рынке приводит к тому, что правительство не хочет расширять область применения материнского капитала. Хотя очевидно, что некоторым семьям деньги пригодились бы и на лекарства для больных детей, и на покупку машины.

В кабмине также «пылится» законопроект, предусматривающий материальную помощь семьям, у которых рождается первый ребенок, в размере 100 тысяч рублей. Наверняка эта мера могла бы поддержать рождаемость, особенно в регионах. Однако пока государственные средства уходят «налево», чиновники не спешат открывать новый финансовый поток. Видимо, их мало волнует, что россиянам просто нужны деньги - и не через 3 года, а здесь и сейчас.

Мария Коваценко