Год отмененных сенсаций

Мировая экономика остается на плаву, но конца шторма не видно. Впрочем, ни одной из фатальных встрясок, которыми пугали эксперты-пессимисты, так и не произошло. Однако глобальный кризис завершится не завтра, и мир выйдет из него уже другим.

Глобальная экономика остается на плаву, но конца шторма даже не видно. И можно составить внушительный перечень мировых экономических событий, которых, с опаской или надеждой, ждали, но не дождались в нынешнем году.

Уходящий 2013-й стал годом замедления мирового экономического роста (по первым прикидкам, до 2,5% по сравнению с 3% в 2012-м), а также годом почти полной стагнации международной торговли и очередным годом хозяйственного застоя в Европе. Но ни одной из фатальных встрясок, список которых заботливо составили эксперты-пессимисты, так и не произошло.

Евро не рухнул, еврозона не распалась. С 1 января 2014 года ее даже ждет крошечное, но психологически значимое расширение – туда вступает Латвия. Однако главное, конечно, что не отпали страны кризисной группы PIIGS (Португалия, Италия, Ирландия, Греция, Испания), хотя отказ от евро, например, Греции еще год-полтора назад считался уже почти состоявшимся. И если в начале 2013-го евро стоил $1,30, то сейчас – $1,35-1,38.

За этой маленькой победой над долларом стоит тот факт, что спад в проблемных государствах Евросоюза вроде бы идет к концу, и в 2014-м почти во всех из них сменится, как предполагают, вялым ростом. Даже для самой проблемной из проблемных стран - Греции - наступающий год, если верить предвидениям Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), станет седьмым, но и последним годом снижения производства.

В обмен на массированную денежную помощь от более сильных собратьев во главе с Германией, страны PIIGS пошли на самые отчаянные шаги - на сжатие бюджетных дефицитов, урезку социальных трат, рост безработицы и крутое снижение уровня жизни. И народы не восстали. Именно их терпение спасло и евро, и Евросоюз.

Из этого, однако, вовсе не следует, что проблемы рассосались. Сделано только полдела. Народы осознали, что жить по-старому больше не получится. Но они далеко еще не научились жить по-новому.

Пожалуй, только в маленькой Ирландии, с ее гибкой и современной экономикой, можно говорить о настоящем оздоровлении. Остальным странам проблемной группы предстоит учиться не только существовать более экономно, но еще и работать более современно. И запас времени вряд ли велик, потому что следующие серии финансовых встрясок, а возможно и спадов, вызванных последствиями «антикризисных» денежных накачек Европейского Центробанка, могут начаться когда угодно. Но в 2013-м единая Европа, подошедшая, казалось бы, к крайней черте, от нее немного отошла. Прямо скажем, не все этого ждали.

Следующей несостоявшейся сенсацией стало то, что не рухнули ни китайская экономика, ни легендарный китайский экспорт. О такой перспективе не то чтобы так уж настойчиво говорили вслух, но внутренне к ней многие готовились. И что-то в этом духе выглядело все более правдоподобным.

Ведь первая фаза мирового кризиса, так уверенно пройденная дальневосточной сверхдержавой, стала не только апофеозом, но и финалом китайского экономического чуда в том виде, в котором к нему привыкло человечество. Модель, построенная на выжимании всех соков из рабочей силы и стремительном наращивании экспорта, себя исчерпала. Для тех, кто знаком с тамошними делами, очевидно, что китайцы должны успеть построить новую модель, или им придется присутствовать при крахе старой.

В прошедшем году движение шло, скорее, по первому из двух этих путей. Контуры новой китайской модели, ориентированной на более зрелую производственную систему и на более состоятельную и социально обустроенную жизнь внутри страны, стали яснее. Прекратилось замедление роста ВВП. Он составит предположительно 7,6% - столько же, сколько и в 2012 году. Экспорт китайских товаров вырастет примерно в той же пропорции и останется крупнейшим в мире. Такие темпы были бы довольно скромными для прежней экономической системы, но выглядят вполне адекватными для новой. До символического события - превращения Китая в самую большую экономику планеты - остается, пожалуй, всего года четыре.

Третья из несостоявшихся сенсаций - это отсутствие очередного всплеска нефтяных цен. Среднегодовая рыночная стоимость барреля Brent составила около $110 или даже чуть меньше. Это столько же, сколько было и в 2012-м, и в 2011 году.

Казалось бы, на удорожание нефти работало все: развал экспортных систем в Ливии и Нигерии, сирийская война, эмбарго на поставки из Ирана, отказы Федеральной резервной системы США ужесточить денежную политику, приводившие ко все новым выбросам долларов на мировой рынок сырья. В недавние времена это уверенно подняло бы цену на десяток-другой долларов, как минимум. Если этого не случилось, значит, механизмы долгосрочного удешевления нефти сегодня уже достаточно сильны.

Как раз на это и завязана та единственная из больших экономических сенсаций года, относительно которой предсказания и в самом деле сбылись. Революция в нефте- и газодобыче, упрощенно называемая сланцевой, поднялась на новый уровень.

Это по-прежнему не международная, а только американская революция. Остальной мир еще только примеривается, как бы к ней подключиться. Но последствия уже и сейчас глобальные.

По суммарному производству нефти и газа, США в 2013 году, возможно, обогнали нашу страну. А если это еще не произошло, то почти неизбежно состоится в 2014-м. В отдельные отрезки уходящего года уменьшающийся чистый импорт нефти, газа и нефтепродуктов в США был уже меньше импорта этих продуктов в Китай. Окончательное превращение КНР в первого мирового импортера энергоносителей ожидается в 2014-2015 годах. В этом же двухлетии Соединенные Штаты станут крупным продавцом сжиженного газа, а возможно, и сланцевой нефти.

Всемирный нефтегазовый рынок переживает перестройку, невиданную с 1970-х годов. В 2013-м, по сравнению с предыдущим годом, суммарная выручка стран-членов ОПЕК (без Ирана, у которого выручка тоже снизилась) уменьшилась с $980 млрд до $940 млрд. Слегка убавились и российские доходы от продаж энергоносителей. Эра беспечного проедания нефтедолларов идет к финишу. Направление движения наметилось ясно, и вероятность того, что все еще развернется обратно, довольно мала.

В этом заключается основной вывод из того, что произошло в мире в 2013 году. И этот вывод очень нелестен для российского руководства. Проблема вовсе не в том, что экономический рост в нашей стране (от силы 1,5%) оказался в уходящем году ниже среднемирового. Это, в конце концов, всего лишь статистическая отчетность, привычная чиновничья утеха. Главное в другом – в том, что за такой хилой цифрой нет ни попыток изменить ситуацию, ни даже просто ее осмыслить.

Глобальный кризис, который уже перестали именовать «циклическим» и теперь с уважением величают «структурным» (то есть таким, который меняет все хозяйственное мироустройство) закончится не завтра и принесет еще много предсказанных и непредсказанных сюрпризов. Мир выйдет из него не похожим на прежний.

И большинство мировых игроков заняты сейчас тем, чтобы найти для себя место в этом новом мире. Они поняли, что спасительных чудес не будет, сенсаций ждать не нужно, и надо меняться. В 2013-м именно этим они и занимались – одни более грамотно, другие менее; одни удачно, другие не совсем. А Россия под присмотром наших вождей просто потеряла очередной год.

Сергей Шелин

Перейти на страницу автора