По старой схеме

Показательные чистки в российских банках, во время которых были аннулированы лицензии сотен российских кредитных и финансовых учреждений, говорят о том, что снова возникла необходимость серьезных изменений в банковском секторе.

Россия в 2013 году отметила 25-летний юбилей банковской реформы, положившей начало созданию частных банков. Тогда, в далеком 1988 году, предприимчивые советские граждане, в основном из первых коммерсантов, зарегистрировали 25 финансовых учреждений.

В 1990-е эти структуры в основном служили для «отмывания» криминальных денег и вместе со своими владельцами уходили в небытие так же быстро, как и появлялись. Но не все. До наших дней в той или иной форме дожили 6 из первых 25-ти советских банков. Один из них — зарегистрированный в Петербурге коммерческий акционерный банк «Викинг» (в прошлом - кооперативный банк «Патент») - с лицензией Центробанка №2 до сих пор активно работает под руководством своего первого руководителя Алексея Устаева.

Банк из 90-х

История «Викинга» мало чем отличается от других зарегистрированных в СССР частных банков. Деньги в уставный фонд брат Алексея Устаева Владимир собирал с кооператоров, торговавших на Никольском рынке. С оформлением документов помогал Виктор Халанский, управлявший в конце 80-х Ленинградской конторой Госбанка, а в 90-е занявший должность зампредседателя правления в том же «Викинге».

Интересно, что фактически задуманный как семейно-клановый (при поддержке общины бухарских евреев) банк «Викинг» был создан Владимиром Устаевым, но должность председателя занял Алексей. Спустя 10 лет братья поссорились. Владимир обвинил Алексея в краже всех его сбережений, хранившихся на счетах «Викинга». Разбирательство громкого дела дошло до суда. Не поделив деньги, братья разошлись. Владимир создал собственный банк «Ольгинский», а Алексей остался управлять «Викингом».

В конце девяностых - начале нулевых дела банка пошли в гору. «Викинг» стал активно участвовать в инвестиционных проектах, получив в собственность Большой Гостиный двор, ткацкую фабрику «Невская мануфактура», Центр фирменной торговли, отели «Ольгино», «Санкт-Петербург» и гостиницу «Октябрьская». Успех банка многие связывают с близостью Алексея Устаева к авторитетному предпринимателю Михаилу Мирилашвили, отсидевшему несколько лет по обвинению в похищении двух граждан Грузии. Вместе с Мирилашвили Устаевы владели акциями Гостиного двора через компанию "Новый город", но Мирилашвили продал этот актив в 2008 году. Кроме того, по некоторым данным, братья вместе с Мирилашвили участвовали в деятельности Российского еврейского конгресса.

Распорядиться должным образом другими активами банк также не сумел. Некогда успешная «Невская мануфактура» прекратила свое существование — вскоре на ее месте появится жилой квартал. Гостиница «Октябрьская» с входящим в нее комплексом зданий на Лиговском проспекте уже почти 10 лет находится в стадии вялотекущей реконструкции.

Назрела новая реформа

Начавшиеся несколько лет назад показательные чистки в российских банках, во время которых были аннулированы лицензии сотен российских кредитных и финансовых учреждений, говорят о том, что спустя 25 лет после советской реформы снова возникла необходимость серьезных изменений в российском банковском секторе.

Деятельность финансовых учреждений до сих пор крайне непрозрачна и активно используется криминальными элементами и коррумпированными чиновниками для «отмывания» и хищения денег. Всем памятна история банка «ВЕФК», который, кстати, тоже вырос из зарегистрированного в 1990 году банка «Петровский». Бывшему председателю совета директоров «ВЕФКа» Александру Гительсону в 2009 году было предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. Он подозревается в хищении 1,9 млрд руб., которые комитет финансов правительства Ленобласти поместил на депозит.

Владельцу «Моего банка» экс-сенатору Глебу Фетисову меньше месяца назад также предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. По мнению СК России, Фетисов может быть причастен к выводу из банка средств вкладчиков в размере 6 млрд руб. Лицензия «Моего банка» уже аннулирована.

Разоблачения многомиллиардных махинаций в кредитно-финансовых организациях России в последние годы появляются с изрядным постоянством. Говорят, что у Центробанка есть даже «черный список» банков, которые в ближайшее время прекратят свое существование. Многие из них, как и КАБ «Викинг», начинали еще во времена СССР, но до сих пор не избавились от старых привычек.

Андрей Михайлов