Евробонды с сомнительной выгодой

Россия впервые за время санкций вышла на рынок внешних заимствований, однако есть подозрение, что в долг она брала у своих же банков.


Москва хотела доказать, что способна привлекать деньги за рубежом в обход санкций, но не нарушая их. © СС0 Public Domain

После долгой косвенной борьбы с США, Россия все же разместила новый выпуск суверенных евробондов. Срок обращения бумаг - 10 лет. Какое-то время ходили слухи, что российскому правительству все же удалось найти организаторов размещения среди западных банков, сообщалось, например, что такое решение принял один из итальянских банков. Однако в итоге, единственным организатором выпуска стал российский инвестиционный банк «ВТБ Капитал», который сам, как напоминает западная пресса, находится под американскими и европейскими санкциями.

Нет ясности и с покупателями ценных бумаг. С одной стороны, представители российского государства утверждают, что около 75% нового выпуска приобрели иностранные инвесторы - европейские, азиатские и американские. С другой стороны, ходят слухи, что российские власти делают хорошую мину при плохой игре и фактически они купили евробонды сами у себя. Отмечается также, что изначально планировалось выпустить ценные бумаги на сумму в $3 млрд, продать же в итоге удалось только на $1,75 млрд.

Собственно, есть несколько базовых параметров, по которым определяется надежность тех или иных долговых обязательств. Первое — кто берет в долг. В данном случае с этим все было непросто, потому что речь шла о России, которая находится под международными финансовыми санкциями.

Не так уж и лукавил Госдепартамент США, когда предупреждал инвесторов о том, что это рисковые бумаги и не рекомендовал в них вкладываться. Как заявил после выпуска российских евробондов заместитель пресс-секретаря госдепартамента США Марк Тонер, «мы ясно говорим в ходе контактов с американскими компаниями, что, на наш взгляд, существуют риски, как экономические, так и репутационные, при ведении бизнеса с Россией». Впрочем, это только половина правды, ведь риски при операциях с этими ценными бумагами возникали в значительной мере как раз из-за решений, принятых американской финансовой администрацией.

Второй параметр при выводе на рынок долговых бумаг — организатор торгов. Тут России тоже не удалось уговорить ни один серьезный зарубежный банк поссориться с Еврокомиссией и финансовой администрацией США. И, наконец, важно, кто обслуживает операции с этими бумагами на вторичном рынке, то есть выступает посредником, гарантирует их подлинность и т. д. Обычно в случае с евробондами это компания Euroclear. Но в данном случае клиринг проводит российский же Национальный расчетный депозитарий (НРД) — и это тоже нельзя отнести к плюсам.

По всем вышеуказанным причинам было бы странно, если бы иностранцы толпой ринулись скупать российские евробонды. По крайней мере, источники российской газеты «Ведомости» открыто сомневаются в том, что среди покупателей было много реальных зарубежных финансовых структур. «Книгу формировали три дня, организаторы для чего-то держали ее открытой так долго, видимо, трудно было найти иностранцев. Похоже на схематоз, это могли быть российские иностранцы – как раз три дня и ушло, чтобы перегнать деньги в США и проинвестировать», – цитирует газета анонимного участника рынка облигаций.

Таким образом, выпуск российских евробондов это пока сомнительная с экономической точки зрения операция. Весьма возможно, что никакую дыру в бюджете закрыть, вопреки уверениям правительства, таким способом не удастся. Напротив, псевдозарубежные компании вынуждены будут потихоньку закупать на российском внутреннем рынке валюту, что будет давить на курс рубля.

Но все это не слишком важно с точки зрения политической. Ведь Россия хотела доказать, что способна привлекать деньги за рубежом в обход санкций, но не нарушая их. И даже если это был «театр одного актера», который платил сам себе, то все равно формально операция состоялась, прецедент создан. И Россия наверняка попробует, как и обещала, повторить впуск евробондов уже осенью. Не исключено, что с заметно большим успехом.

Иван Преображенский