Почему судятся «Транснефть» и фонд UCP?

Скупка привилегированных акций госкомпании фондом Ильи Щербовича могла содержать конфликт интересов, отмечает «Мосмонитор».


© СС0 Public Domain

Госмонополия «Транснефть» уже полгода воюет с миноритарием — фондом UCP Ильи Щербовича. Цель последнего — продать госкомпании ее собственные акции.

Сейчас UCP судится с «Транснефтью» по поводу размеров дивидендов за 2013 год. Первое исковое заявление Щербович подал еще в марте. Фонд UCP потребовал тогда возместить разницу в начисленных дивидендах, объявив ее несправедливой. Щербовича тут же обвинили в желании установить контроль над транспортной монополией и сместить ее нынешнего президента Николая Токарева. И эту абсурдную идею пытались внушить обществу, хотя любой мало-мальски образованный человек понимает, что использовать привилегированные акции, чтобы установить контроль над политикой компании, невозможно. Префы — неголосующие акции. Они гарантируют право на высокие дивиденды. И это как раз и является ценой отказа от влияния на политику компании.

Говорилось также, что Щербович и Co ничего не инвестировали в компанию, и поэтому, мол, не могут претендовать на высокие дивиденды. Однако возникает весьма логичный вопрос: разве приобретая привилегированные акции, фонд UCP не вкладывал средства в «Транснефть»? О каких еще инвестициях может идти речь? 

Смысл всей этой медиаатаки до поры до времени был непонятен большинству наблюдателей. И вот — неожиданный поворот. Оказывается, еще в ноябре 2011 года UCP и «Транснефть» договорились о том, что фонд будет скупать акции компании на рынке, с тем чтобы впоследствии, возможно, продать их самой монополии. Как сообщает РБК, это следует из документа под названием «Концептуальная договоренность», подписанного главой UCP Ильей Щербовичем и руководителем «Транснефти» Николаем Токаревым.

Согласно этому документу, фонд Щербовича уведомляет «Транснефть» о планах «реализовать проект по скупке» ее привилегированных акций в размере до 21,89% уставного капитала (то есть собрать на рынке все префы) по «оптимальной» цене. «Транснефть», в свою очередь, заверяет, что предпримет «все необходимые действия для выкупа у UCP консолидированного пакета по согласованной цене».

Получается, что Щербович тайно по поручению Токарева, а значит в его интересах, скупал привилегированные акции «Транснефти». Для чего? Вопрос смешной: как инсайдер президент нефтетранспортной компании мог формировать устойчивый доход по префам. А это уже шокирующий конфликт интересов.

Представитель UCP Ирина Ланина подтвердила РБК, что соглашение «подлинное», и у UCP есть оригинал этого документа. «Транснефть» это отрицает: «Невозможно представить обстоятельства, при которых подобный документ мог быть составлен», — заявил агентству представитель компании Игорь Демин. Саму бумагу он назвал «топорно сфабрикованной».

Как бы то ни было, с 2011 года фонд UCP действительно собрал на рынке около 71% от общего числа префов, или 15,5% от ее уставного капитала (данные «Транснефти» на январь 2016 года; представитель UCP не подтверждал объем пакета, но признавал, что фонд — «значительный» акционер компании). А в конце прошлого года фонд Щербовича собирался продать акции самой монополии по «рыночной цене». Об этом агентству ранее рассказывал источник, близкий к одной из сторон переговоров. На тот момент 1,1 млн привилегированных акций «Транснефти» на Московской бирже стоили 194,3 млрд руб., или около $2,8 млрд (по курсу на тот день). По словам другого собеседника, UCP запросил за свой пакет $2,9 млрд. «Транснефть» отказалась, и сделка не состоялась.

Источник — ИА «Московский монитор»