Бизнес - все новости
21 сентября 2016, 18:42
432

Аналитик: ОПЕК не способен на прорыв

© Иллюстрация ИА «Росбалт»

Встреча стран-нефтепроизводителей в Алжире будет носить неформальный характер, и это наводит на мысль о неготовности сторон заявлять о сенсационных договоренностях. Такое мнение высказывает старший аналитик «Альпари» Анна Бодрова.

Она напоминает, что «ровно неделя осталась до момента, когда на полях встречи ОПЕК в Алжире соберутся страны-нефтепроизводители, чтобы обсудить возможность заморозки добычи сырья в целях стабилизации цен на нефть». «Венесуэла, которая пострадала достаточно сильно от падения нефтяных котировок, на этой неделе уже сообщила рынкам капитала, что вероятность соглашения о фиксации параметров суточной выкачки нефти растет, рамки потенциального соглашения становятся все плотнее. Лобби Венесуэлы в данном случае понятно: страна заинтересована в бурном росте цен на энергоносители, как любая сырьевая экономика», — говорится в обзоре эксперта.

Между тем, по ее словам, «позиция России здесь двоякая». «С одной стороны, РФ подписала с Саудовской Аравией заявление о намерении работать в плане стабилизации нефтяного рынка. Сам по себе этот документ никого ни к чему не обвязывает — да, смотрят в одну сторону, но мало ли, у кого какие личные цели. С другой, — в августе Россия установила новый среднесуточный рекорд по добыче, добывая более 11 млн баррелей нефти в день. 8 сентября максимум составил 11,75 млн баррелей. В июле, к слову, качалось по 10,136 млн баррелей/сутки. Добыча растет, причем уверенно и стабильно, на протяжении нескольких лет. Захочет ли РФ соответствующих договоренностей, которые могут ограничить потенциал для заработка? Вряд ли, хотя до теоретических границ заморозки страна еще не дошла», — констатирует Бодрова.

На ее взгляд, «другой пласт проблемы — ближневосточные страны». «Иран в августе вплотную подошел к досанкционным уровням добычи нефти, показатель оценивается в 3,85 млн баррелей в сутки. Раньше, до санкций, Иран добывал примерно 4 млн баррелей/сутки. Экспорт иранской нефти встал на привычные рельсы, но до цели в 200 тыс. баррелей в сутки все еще не близко», — подчеркивает аналитик.

Она напоминает, что «в апреле в Дохе переговорщики, готовые к заморозке нефтяной добычи, „споткнулись“ именно об иранскую позицию — страна заявила, что сначала достигнет своей цели по добыче и лишь затем рассмотрит варианты с договоренностями о заморозке». «Теперь деланная планка близко, и кто знает, какую позицию займет Иран сейчас», — задается вопросом эксперт.

Как полагает Бодрова, «фиксация добычи логична со всех сторон, вопрос — в уровнях и готовности соблюдать договоренности». «Учитывая, что спрос на энергоносители в мире остается сдержанным и отстает от предложения в среднем на 1,5 млн баррелей в сутки, некоторое сдерживание выкачки нефти могло бы стабилизировать соотношение спроса и предложения и повлиять на цены. В Северном полушарии наступает холодное время года, но спрос покупателей на топливо не растет. Требуются жесткие механизмы регулирования, но рынок монополий регулировать сложно», — убеждена аналитик.

В целом, считает она, «встреча нефтепроизводителей в Алжире 28 сентября носит неформальный характер, и это наводит на мысли о неготовности сторон заявлять о сенсационных договоренностях». «Кроме того, до сих пор не ясна точка зрения Саудовской Аравии, настроения которой постоянно меняются. „В полях“ можно договориться разработать план и спокойно разойтись, продолжая качать нефть и зарабатывать на демпинге цен. Сомнительно, что этот клуб по интересам сможет что-то большее», — подытоживает эксперт.