Почему «Роснефть» против ОПЕК+

Крупнейшей нефтяной компании страны не хватает денег. Именно по этой причине она требует от правительства разорвать сделку с OPEC, отмечают СМИ.


© Иллюстрация ИА «Росбалт»

Россия выполняет условия сделки ОПЕК+, благодаря чему нефть растет в цене. Бюджет профицитен, ФНБ наполняется дополнительными доходами. Однако, по мнению пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева и некоторых примкнувших к нему экспертов, соглашение ОПЕК+ помогает США наращивать добычу сланцевой нефти «до бесконечности», а Россия теряет рынки.

Подобная точка зрения выглядит, мягко говоря, неубедительной. Эксперты Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) говорят о предельной рентабельности сланцевой отрасли при $45-50 за баррель. В Институте развития технологий ТЭК (ИРТТЭК), помимо финансовых ограничений, обращают внимание на проблему качества сланцевой нефти. Наконец, при потреблении 900 млн тонн в год США достигли пика добычи в 661 млн тонн, и чтобы контролировать мировые рынки, американцам нужно нарастить добычу еще на 300 млн, а это практически невозможно.

Т.е. перспективы грядущего господства США на мировом энергетическом рынке пока не просматриваются. А вот истинные причины беспокойства «Роснефти» и отстаивающих ее интересы экспертов весьма любопытны.

Главная боль руководства «Роснефти» — вынужденное сокращение добычи в рамках сделки ОПЕК+. Дело в том, что значительная часть добываемой компанией нефти давно заложена, полученные кредиты — потрачены, долг — колоссальный, а весь доход идет на оплату текущей деятельности. Объемы ее таковы, что «живых» денег катастрофически не хватает. Нынешнее болезненное состояние нефтедобытчика характеризуется тремя базовыми симптомами.

Симптом 1: добыча в залоге

Всего в 2018 году «Роснефть» добыла жидких углеводородов 230,2 млн тонн, из которых внутри страны было переработано 45% — 103,3 млн тонн. На экспорт отправлено 126,9 млн тонн, из которых более 65 млн тонн ежегодно «Роснефть» отдает Китаю в счет полученных (и потраченных) кредитов, еще 6 млн тонн — Германии в счет купленной доли в СП Ruhr Oel GmbH (ROG).

Купив год назад 49% индийской Essar Oil, «Роснефть» планировала загрузить ее НПЗ «Вадинар» (крупнейший в Индии) тяжелой венесуэльской нефтью. Однако случился Гуайдо. Американские санкции ограничили объемы, которые планировалось отдавать индийцам. Своей добычи «Роснефти» уже не хватает. «Вадинар» требует около 20 млн тонн нефти в год, в том числе 10 млн тонн — от «Роснефти». Завис контракт с филиппинцами, который «Роснефть» подписала еще в середине 2017 года и обещала ратифицировать к концу 2018-го. По нему «Роснефть» должна была поставлять филиппинской национальной нефтегазовой компании PNOC Exploration Corp значительные объемы нефти.

То есть весь не заложенный экспорт «Роснефти» — это около 46 млн тонн в год (20% в общей добыче). А тут еще ОПЕК+ с обязательством сократить добычу дополнительно на 5 млн тонн в год (2% от общей добычи) бьет по «живым» деньгам, которых и так нет.

В результате значительный перекос по экспорту на восток не только требует все больших объемов добычи, но и тормозит развитие компании внутри страны. Идет недогрузка собственных НПЗ «Роснефти», откладывается их модернизация. Канул в Лету проект ВНХК. Если бы не покупка «Башнефти», уровень добычи «Роснефти» сегодня был бы таков, что никаких соглашений в рамках ОПЕК компания просто не смогла бы себе позволить. А за прошедшие два года уже и с «Башнефтью» начинаются проблемы — к 2020 году запланировано падение добычи (и вовсе не из-за сделки с ОПЕК).

Симптом 2: растущие долги

Из отчетности по МФСО за 2018 год видно, что долговая нагрузка «Роснефти» увеличилась за год на 9,5% — с 4,012 до 4,396 трлн руб. А кратное сокращение краткосрочного долга с 2,229 трлн до 978 млрд руб. «Роснефть» компенсировала ударным привлечением займов со сроком погашения более одного года. Их общий объем тоже значительно вырос — с 1,783 до 3,413 трлн руб.

Кредиторская задолженность компании в сумме с отсрочкой по налогообложению и прочим льготам в 2018 году увеличилась до 8,468 трлн руб. — абсолютный антирекорд «Роснефти» за всю ее историю (по оценкам Finanz.ru, это около 27% золотовалютных резервов ЦБ). Рекордная выручка компании в размере 8,2 трлн руб. в 2018 году тонет в этом долге.

C 2014 года к финансированию «Роснефти» де-факто был подключен печатный станок Центробанка: компания стала проводить сделки РЕПО, в рамках которых российские банки покупают ее облигации и сразу же закладывают их в ЦБ, получая кредиты взамен инвестированных средств.

А с 1 января 2019 года значительно выросли налоги всех уровней, что тоже вызвало нервную реакцию «Роснефти» — и стремление к продолжению банкета за государственный счет.

Симптом 3: гигантские льготы от государства

Согласно той же отчетности по МФСО, реальная ставка НДПИ для «Роснефти» более чем на 2 тыс. руб. ниже нормативной. Это равносильно дотациям из бюджета на полтриллиона рублей в год и соизмеримо со прибылью компании (549 млрд руб.). То есть «Роснефть» должна говорить спасибо всем гражданам страны, для которых на медицину, образование и дороги правительство потратит на полтриллиона меньше ради помощи «Роснефти».

И здесь включается синдром «протянутой руки». Самой крупной российской нефтяной компании страны нужны деньги на жизнь. Пиар — это хорошо, но на нем далеко не уедешь. Поэтому рождаются новые мегапроекты, под которые можно перехватить денег из бюджета. Такие, например, как «Арктический кластер». Проект был с большой помпой заявлен руководством «Роснефти» — тут и развитие СМП и 80 млн с ростом до 100 млн тонн нефти в год, и зарубежные инвесторы, и «кренделя небесные»…

Живые деньги перекредитованному нефтяному гиганту сегодня могут прийти либо под новые объемы добычи, либо под госпроекты, требующие многомиллиардных вливаний. Компании остается только усиленно качать нефть — и выбивать новые льготы из правительства, которые будут оплачиваться за счет рядовых россиян.

Источник — Channelru