СМИ: Объяснения «Транснефти» об испорченном сырье сомнительны

Маленький частный перевалочный узел едва ли мог влить в трубопроводную систему столько контрафакта, говорят специалисты.


© FreeImages.com Content License

По сообщениям отраслевого издания «Нефть и Капитал», ни одна из гипотез о попадании загрязненной нефти в нефтепровод «Дружба» не выглядит достаточно убедительной, чтобы утверждать о решении этого весьма болезненного для российского имиджа инцидента. Как отмечают эксперты, для такого положения дел существует целый ряд причин, и в самом «сердце проблемы» — принципы работы «Транснефти» с поставщиками.

Как загрязненная нефть могла попасть в трубу?

Ситуация, при которой 5 млн тонн загрязненной хлорорганикой нефти попадает в магистральный трубопровод, является беспрецедентной. Такого не было еще никогда и ни в одной стране мира. И это выглядит особенно удивительно, учитывая, что «Транснефть» всегда реагировала на попытки «залить» контрафактные продукты оперативно и активно. Например, в 2017 году была приостановлена подача нефти в порту Махачкалы, потому что через терминал «Дагнефтепродукт» начали поступать углеводороды с повышенным содержанием воды.

Как же так вышло, что функционеры «Транснефти» пропустили 5 млн тонн — фактически годовой объем добычи небольшого месторождения, передав по «Дружбе» поистине колоссальное количество загрязненной нефти? Причина становится ясна, если обратить внимание на заявление министра энергетики РФ Александра Новака, которое он сделал на заседании правительства РФ 7 мая: «В ПАО „Транснефть“ все испытания нефти по показателю содержания хлорорганических соединений переведены из категории периодических (один раз в 10 дней) в категорию приемо-сдаточных, то есть это ежесуточный режим контроля».

Как известно, в 2002 году Минэнерго запретило использование хлорорганических химических реагентов при добыче нефти, а в госстандарте Российской Федерации был закреплен норматив периодичности проверки углеводородов на содержание хлорных соединений. 

Редакция «НиК» подчеркивает, что согласно «Правилам приемки» нефтяного ГОСТа,  «Периодические испытания выполняют в сроки, согласованные принимающей и сдающей сторонами, но не реже одного раза в 10 дней, по следующим показателям: массовая доля механических примесей; давление насыщенных паров (кроме нефти в системе трубопроводного транспорта); наличие сероводорода (или массовая доля сероводорода и легких меркаптанов при наличии в нефти сероводорода); содержание хлорорганических соединений…».

Эксперты отраслевого издания подчеркивают, что подобная «диверсия» стала возможна только благодаря этому регламенту, который отводит злоумышленникам 10 дней на вброс загрязняющих веществ: «В ежедневном режиме „Транснефть“ отслеживает на всех узлах приема основные параметры нефти — плотность, содержание серы и сероводорода, механических примесей и воды. Это обеспечивает попадание в систему подготовленной нефти. Но хлорорганика проверяется раз в 10 дней, о чем могли знать люди, организовавшие вброс. Они выждали, когда была отобрана проба, показавшая норму, и на следующий день начали сдавать в большом количестве некондиционную нефть», — отмечает источник «НиК».

Учитывая, что норматив, не позволяющий контролировать реальное качество нефти, действует уже 17 лет, удивление вызывает скорее тот факт, что инцидент подобного масштаба произошел только в 2019 году. И главный вопрос заключается в том, почему госкорпорация, контролирующая транзит нефти по территории РФ и за ее пределами, не предпринимала никаких действий к его изменению? По словам генерального директора ЗАО «ИнфоТЭК-Терминал» Рустама Танкаева, «Поскольку нефть была принята в систему „Транснефти“, компания берет на себя обязательства как по поставкам сырья, так и по его качеству. Отвечать и платить неустойку придется „Транснефти“». Кстати, именно этот вопрос задал президент Владимир Путин главе «Транснефти» Николаю Токареву.

Откуда взялись миллионы тонн контрафакта?

При анализе ситуации эксперты в один голос говорят о несовершенстве системы контроля в «Транснефти».

В частности при строительстве трубопроводной системы «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО) частный капитал был допущен не только к построению обслуживающей инфраструктуры. Коммерческие компании приняли участие в формировании узлов учета «Транснефти», а это значит, что сложившаяся сегодня система не имеет единых рычагов контроля приема нефти и проверки ее качества. Один из экспертов «Нефти и капитала» подтверждает, что частные перевалочные узлы являются неотъемлемой частью всей системы магистральных трубопроводов, а это значит, что найти реального виновника будет очень сложно.

Например, существует мнение, что загрязнение произошло через узел слива и компаундирования нефти в селе Николаевка Самарской области. Но, согласно данным «НиК», эта версия никак не вяжется с объемом загрязнения. Этот узел просто не способен принять такие объемы, а эксперты отмечают, что контроль качества на этом узле реализован именно со стороны «Транснефти».

Отраслевое издание приводит также мнение объявленного в розыск бизнесмена Романа Трушева, которому до 2018 г. принадлежала группа компаний «Петронефть», построившая претендующий на «козла отпущения» объект: «Чтобы такой маленький узел испортил такое количество нефти, это надо, чтобы он очень долгое время каждый день отправлял загрязненную хлорорганикой нефть „Транснефти“, а та намеренно направляла ее в систему трубопроводов. Но это же смешно!»

В числе источников «НиК» есть и эксперты, утверждающие, что некачественная нефть была поставлена в трубопровод через собственный объект «Транснефти», а именно — узел «Лопатино» (Самарская область), один из крупнейших на нефтепроводе «Дружба». Эта гипотеза противоречит докладу главы компании Николая Токарева президенту Владимиру Путину, который обвинил в инциденте частников. Но значит ли это, что нужно списывать ее со счетов?

Странная ситуация и туманные перспективы

Официальные версии на сегодняшний день выглядят очень шаблонными и стандартными. С одной стороны, аппаратным сотрудникам привычно перекладывать всю ответственность на частные компании и снимать с себя ответственность. А с другой стороны, версия о «хищениях», в рамках которой было заявлено о злоумышленниках, вбросивших в федеральную систему колоссальный объем некондиционного сырья для маскировки кражи, выглядит как минимум спорной.

«Ситуация с загрязнением нефти выглядит странно и загадочно. Из официальных источников идет информация, что была какая-то система хищений. Большое количество загрязненной нефти, которая попала в систему „Транснефти“, связывают с тем, что организованная преступная группа пыталась заместить ту нефть, которую она украла. Выглядит эта версия достаточно странно», — добавил в своем комментарии «НиК» Танкаев.

По итогам журналистского расследования редакция «Нефти и Капитала» приходит к выводу, что главная проблема на сегодня заключается в том, что система контроля качества «Транснефти» уязвима, и устаревшие нормативы являются только одним из признаков ее несовершенства.

«Настоящих виноватых, скорее всего, не найдут. И пока компании и ведомства занимаются взаимным отфутболиванием ответственности, страдает престиж России как государства-экспортера. И это все в контексте санкций и тяжелых „позиционных боев“ вокруг новых российских экспортных проектов в Европе», — резюмируют авторы «Нефти и Капитала».

Сергей Петров


Ранее на тему СМИ: Total и Eni отказываются платить за «грязную» нефть из России

В Минэнерго РФ назвали общий ущерб от загрязнения нефти в «Дружбе»

Козак 16 мая обсудит с белорусским вице-премьером восстановление работы «Дружбы»