Проверка слухов: «Сибантрацит» не продается

В планах угольной компании — дальнейшее проникновение на рынки АТР, включая один из ключевых проектов — строительство «Северомуйского тоннеля — 2» на БАМе.


© СС0 Public Domain

В российском бизнесе сформировались два типа предпринимателей. Одни развивают свой бизнес, опираясь только на свои капитал и управленческую эффективность, вторые — строят компании исходя из преференций, которые могут выторговать у государства благодаря связям в «дружественных» госструктурах и госкомпаниях. И со временем приходит понимание, что эффективные модели государственно-частного партнерства предполагают взаимовыгодное партнерство, а не банальное «освоение» бюджетных средств и субсидий в затратных и рискованных проектах.

Реформы конца девяностых — начала нулевых создали основу для бурного роста сырьевых отраслей, ориентированных на экспорт. Как результат за последние полтора десятилетия, с 2003 по 2018 год, добыча газа в России выросла с 620 до 725 млрд куб. м или почти на 17%, добыча нефти с 412 до 556 млн т или почти на 35%, в то время как уголь дал прирост с 277 до 433 млн т или почти на 57%. После долгих войн за передел нефтегазовых активов олигархи вдруг обратили внимание на угольный бизнес, где компании были сравнительно меньше, политический вес их владельцев не внушал опасений, а перспективы выглядели даже радужнее.

Летом 2018 года группе «Сибантрацит» Дмитрия Босова поступило настойчивое предложение о продаже. Группа объединяет АО «Сибирский Антрацит» и ООО «Разрез Восточный» в Новосибирской области, ООО «Разрез Кийзасский» в Кемеровской. Объем производства предприятий группы в 2018 году составил 24,1 млн т. Это крупнейший показатель среди российских производителей металлургических углей. При этом на экспорт «Сибантрацит» отправляет 98% антрацита и 70% металлургических углей, добываемых группой. К 2022 году «Сибантрацит» планирует добывать уже 58 млн т угля.

Интерес к покупке бизнеса проявил Эдуард Худайнатов, когда-то правая рука Игоря Сечина в «Роснефти», а теперь удивительно удачливый бизнесмен, чьи проекты щедро финансируются госбанками, получают поддержку госструктур и часто пересекаются с проектами «Роснефти». Свою трудовую биографию Эдуард Еунатович начал в 1978 году в совхозе в Одесской области, в 1981 году попал в «Юганскнефтегаз», где начинал вышкомонтажником и откуда в конце Перестройки ушёл в фермерское хозяйство «Бекон», в девяностые попал в администрацию Нефтеюганска, получил высшее образование в Тюменском госуниверситете, в двухтысячные стал федеральным инспектором, а потом уже карьера его быстро вознесла к вершинам «Роснефти».

После целого ряда неудачных попыток заинтересовать китайских и катарских партнёров «Роснефти» принадлежащий Эдуарду Худайнатову «Нефтегазхолдинг» подписал на только что закончившемся Петербургском международном экономическом форуме соглашение с китайской CC-7 о совместном освоении Пайяхского месторождения на правом берегу Енисея. А на левом берегу, там же в низовьях Енисея, уже начинает работать «Роснефть»: будет осваивать Западно-Иркинский участок.

Как раз к подписанию договора с китайцами Минприроды резко увеличило прогноз по запасам «Пайяхи». А правительство рассматривает субсидирование ставки по кредитам, полное освобождение Пайяхского месторождения от налога на добычу полезных ископаемых, думает предоставить налоговый вычет за геологоразведочные работы и оплатить из федерального бюджета часть работ в будущем «Порту бухта Север». И так далее, и тому подобное.

Партнёр Худайнатова — китайская CC-7, она же ООО «Китайская Национальная Химико-Инженерная Строительная Компания № 7», происходит из жаркой провинции Сычуань, известной своей острой пищей и «Добрым человеком из Сезуана» в Театре на Таганке. Неудивительно, что никакого опыта в строительстве крупных объектов за полярным кругом у компании нет. И это притом что освоение «Пайяхи» предусматривает не только скважины, но заполярный морской нефтеналивной терминал, 400 км нефтепровода и 1000 км автодорог по вечной мерзлоте, жильё, электростанцию и многое другое. Один из опрошенных нами на форуме экспертов был прямолинеен: китайцы не первый год учатся ходить Северным морским путём, теперь за гарантированные государством инвестиции в компанию Худайнатова еще и научатся строить широкий спектр инженерных сооружений в нашем Заполярье. Притом что события на мировом нефтяном рынке оставляют не так много шансов, что проект «Нефтегазхолдинга» когда-нибудь сможет окупиться.

Но вернёмся к углю. Компания «Коулстар» Эдуарда Худайнатова работает в Хакасии, где её шумный приход в республику и многочисленные обещания не спасли главу республики Виктора Зимина от разгромного проигрыша в прошлом сентябре ранее неизвестному молодому журналисту-зюгановцу Валентину Коновалову. В Новосибирской области «Коулстар» ведёт борьбу за право освоения западного участка Колыванского месторождения. Притом что его большую часть уже разрабатывает «Сибантрацит».

После нескольких месяцев будоражащих слухов о неминуемой сдаче «Сибантрацита» покупателю, за которым вырастала тень всемогущего Сечина, в октябре 2018-го появился более чем однозначный пресс-релиз компании Дмитрия Босова, озаглавленный «Сибантрацит» не продается». А дальше удивительно мирная декларация: «Группа «Сибантрацит» продолжает реализовывать свою социально-ответственную стратегию — мирное сосуществование с другими участниками рынка, взаимодействие с властью и профсоюзами, постоянное технологическое совершенствование и оправданную экспансию». Дмитрий Босов — опытный бизнесмен, с отличием закончил Бауманку, написал кандидатскую и посвятил бизнесу 28 лет, в основном алюминиевому и угольному.

Генеральный директор «Сибантрацита» Максим Барский, окончивший Ленинградский госуниверситет и знаменитый университет Беркли в Калифорнии, доработавший в ТНК-ВР до зампредправления, в апрельском интервью о будущем компании высказался не менее однозначно: «Нет задачи продаться, есть задача удвоиться». И описал стратегию дальнейшего проникновения компании на рынки Азиатско-тихоокеанского региона, включая один из ключевых проектов компании — строительство «Северомуйского тоннеля — 2» на БАМе.

На строительство первого Северомуйского тоннеля ушло больше 20 лет — он был запущен в эксплуатацию в 2003 году. На прошлогодней президентской комиссии по топливно-энергетическому комплексу в Кемерово гендиректор РЖД Олег Белозеров оценил срок строительства второй ветки тоннеля в десять лет. Дмитрий Босов в письме президенту Путину в марте 2019 года заявил о готовности «Сибантрацита» построить тоннель за пять лет без привлечения бюджетных средств в обмен на право первоочередного провоза 50 млн тонн грузов в год по БАМу и Транссибу на 25 лет. Подобное государственно-частное партнёрство — важнейшая альтернатива госинвестициям в развитие инфраструктуры или большим потерям бюджета на господдержку инфраструктурных проектов компаний. «Сибантрацит» предлагает государству получить важнейший транспортный объект, не потратив ни копейки бюджетных денег, а потом расплатиться с компанией временным приоритетным доступом к построенному объекту.

Ежегодно Петербургский международный экономический форум становится для экспертов моментом проверки слухов, распространяемых в анонимных телеграм-каналах. В этом году ждали прояснения ситуации по вопросу противостояния Худайнатова и Босова. На фоне слухов появление владельца «Сибантрацита» выглядело триумфом. Его большое интервью Первому каналу показало экспертам, что государственной поддержки покупка компании Худайнатовым пока не находит. С другой стороны, презентация «Пайяхи» и намерения правительства по поддержке очередного дорогостоящего «мега-проекта» показали, что бизнес на связях в России пока продолжает процветать и создавать риски для российского бюджета.

Источник — Infox.ru