Настоящих санкций мы еще не видели

Три потенциально самые опасные угрозы — это падение цен на нефть, усиление давления на Россию и мировой кризис, отмечает экономист Игорь Николаев.


Невозможно представить, что из трех рисков не реализовался хотя бы один. © Фото с сайта партии «Яблоко»

Конгресс США проголосовал за поправку к проекту оборонного бюджета, согласно которой, по словам одного из ее авторов, конгрессмена-демократа Брэда Шермана, в 2020 году будут введены «настоящие, серьезные санкции против российского государства». Эти меры, в первую очередь, предполагают запрет на совершение новых сделок с российским госдолгом для американских граждан.

В Кремле, судя по высказываниям на эту тему пресс-секретаря Владимира Путина Дмитрия Пескова, пока питают надежды на то, что президент США Дональд Трамп этот закон не подпишет, однако даже если это случится, не будем забывать, что при желании Конгресс может преодолеть президентское вето.

«В Вашингтоне продолжают питать иллюзии, что на Россию можно надавить с помощью санкций <…> Авторы этой затеи наивно полагают, что такой шаг способен испугать нашу страну», — говорится, в свою очередь, в официальном комментарии МИД РФ, по мнению которого, «запретами на инвестирование в российскую экономику власти США могут лишь лишить немалых доходов своих граждан, в том числе пенсионеров».

В связи с этим обозреватель «Росбалта» попросил директора Института стратегического анализа Игоря Николаева дать оценку возможным последствиям вступления в силу запрета на покупку облигаций российского государственного долга в США.

— Прокомментируйте, пожалуйста, шаги Конгресса в сторону запрета сделок с российским госдолгом для американских граждан.

 — Это значимый этап в санкционном механизме, который лишний раз демонстрирует нам, что «ничто не забыто» и новые санкции неторопливо, но неизбежно приближаются.

— Как, по-вашему, отразится на российской экономике, на простых гражданах запрет на сделки с госдолгом России?

 — Это правильная постановка вопроса, потому что у меня такое впечатление, что многие у нас не понимают что это такое. Какие-то санкции, в отношение какого-то госдолга… Тут надо объяснять, что это такое.

Любая страна, для выполнения своих бюджетных обязательств выпускает ценные бумаги — облигации. Например, те же российские Облигации федерального займа (ОФЗ), выпускаемые министерством финансов РФ. С их помощью государство получает необходимые средства для выполнения его бюджетных обязательств. На их обслуживание в бюджете закладываются большие средства. Допустим в бюджете 2019 года на обслуживание госдолга должно быть направлено больше 750 млрд рублей.

То есть государство занимает большие деньги. Значительную долю (примерно около четверти) этих официальных бумаг покупают иностранные инвесторы. Номинальный рынок российских ОФЗ в начале текущего года был около 7,5 трлн рублей. Из них бумаги на сумму более 1,8 трлн рублей принадлежали нерезидентам Российской Федерации, то есть иностранцам. Значительную часть из них составляют американцы. В любом случае, речь идет о сотнях миллиардов рублей (порядка 600 млрд -700 млрд рублей или около 10 млрд долларов), которые наше государство получает от граждан США.

Выходит так, что при всех интересных нюансах сегодняшних взаимоотношений России и США, мы за счет американских налогоплательщиков финансируем свои бюджетные обязательства. Впрочем, это так же верно, как и в том случае, когда уже российские инвесторы покупают американские ценные бумаги.

— То есть, если запрет вступит в силу, то российское государство уже не сможет прибегать к таким займам?

 — Занимать, привлекая других (не американских) инвесторов, мы сможем, но все это будет нам обходиться значительно дороже. Это будут многомиллиардные финансовые потери для государства, поскольку мы будем вынуждены погашать свои облигации по более высоким процентным ставкам. Если проще, это означает удорожание обслуживания внешнего долга — вот чем нам грозят санкции в отношении нашего суверенного долга. Повторяю, это не значит, что мы не сможем занимать — есть и другие инвесторы (помимо американских), но нам это будет обходиться значительно дороже.

— Если запрет на операции с российским госдолгом для граждан США в 2020 году все-таки вступит в силу, отразится ли это на курсе рубля?

 — Безусловно! Мы почувствуем это именно на курсе национальной валюты. Рубль в этом случае, мягко говоря, будет под давлением и, конечно, его курс снизится. Возрастающие бюджетные расходы на обслуживание внешнего долга — сложности с заимствованием, дополнительные многомиллиардные бюджетные траты, но самое ощутимое — это «проседание» курса рубля по отношению к основным мировым валютам. А это, в свою очередь, неизбежная инфляция, рост цен.

— Одновременно сейчас в РФ готовится закон «О национальной платежной системе», который, по мнению экспертов, может привести к уходу из России международных платежных систем, включая Mastercard и Visa. К чему это приведет?

 — Понятно, что в этом случае резко снижается конкуренция на этом рынке. И что тогда, если они уйдут? На карту «Мир» все перейдем? Но она работает только в России, а даже в Белоруссии уже не действует. Для миллионов россиян, которые еще пока выезжают за рубеж, это будет шоковая ситуация. Это такое возвращение на несколько десятилетий назад.

— Вообще, как вы оцениваете перспективы экономики России, с учетом прогнозов, согласно которым осенью в США может начаться рецессия?

 — Перспективы нашей экономики надо оценивать, исходя из ее нынешнего состояния. Наши высокопоставленные чиновники говорят об ожиданиях роста ВВП в районе 1% за текущий год. Но 1% или чуть больше — это не рост, а стагнация. Я думаю, будет даже меньше одного процента. В минус, наверное, не уйдем, но, тем не менее, это стагнация, причем при относительно высоких ценах на нефть, при том, что новые, гораздо более тяжелые санкции (в отношении России) еще не вводились. То, что было введено — это цветочки по сравнению с этими новыми санкциями.

И третий момент — это перспективы мировой экономики. Ситуация пока серьезно не ухудшилась ни в Штатах, ни в Китае, ни в остальном мире.

То есть, все эти три потенциально опасных фактора пока не реализовались. Цены на нефть не упали, новые санкции пока не введены, и мировая экономика еще резко не замедлилась, хотя уже и замедляется. Так вот, если хотя бы один из этих внешних негативных факторов реализуется, для экономики, которая находится в стадии стагнации, это будет означать уход в рецессию.

При этом невозможно представить, чтобы из трех потенциальных рисков не реализовался хотя бы один. А если «выстрелят» все? Если и санкции введут, и нефть упадет в цене, и мировой кризис начнется? Тогда это будет означать почти катастрофический сценарий для российской экономики.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему В России зафиксировали снижение экономической активности

Российской промышленности поставили «околонулевой» диагноз

Биржам в РФ разрешили скрывать данные из-за угрозы санкций