Поражение Мишустина, ошибка Пескова и призрак 1998 года

«Росбалт» подводит итоги дня, определяя ТОП-5 самых интересных событий и трендов в разных сферах жизни.


Премьер Мишустин на совещаниях с президентом выглядел здоровым. © Фото с сайта www.kremlin.ru

Итак, чем запомнится 30 апреля 2020 года?

1. Коронавирус добрался до второго лица в государстве — премьера Михаила Мишустина, которого у руля правительства заменил первый вице-премьер Андрей Белоусов. Злые языки наверняка начнут судачить, не является ли болезнь Мишустина «самострелом» из-за нежелания брать на себя ответственность за подготовку плана выхода страны из режима самоизоляции, который он должен был представить президенту уже к 5 мая. И указывать на то, что премьер-министр выглядел совершенно здоровым на всех онлайн-совещаниях с участием президента. Конечно, это не так, просто премьер-министр недостаточно самоизолировался. А его внешне здоровый вид говорит о том, что Мишустин, видимо, относится к числу тех, кто легко переносит новую заразу. Остается надеяться, что Белоусов самоизолирован лучше шефа, и план восстановления экономики мы все же увидим.

2. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сначала допустил возможность прямой помощи населению в условиях кризиса из-за коронавируса, а потом опроверг самого себя странной фразой: «Этого не было. Это ошибочная подача информации». Конечно, это было, но кто не ошибается. Правда, ошибка касалась очень чувствительной для граждан темы, ведь многие из-за самоизоляции остались без средств к существованию либо серьезно просели в семейных доходах. Интересно, что после «корректировки» Песковым самого себя чиновники и депутаты вновь завели старую песню о том, что «вертолетные деньги» (то есть прямая поддержка всего населения) разгонят инфляцию и приведут к девальвации рубля. Видимо, финансовые власти США или Японии, заявившие о планах раздачи «вертолетных денег», менее обучены экономической науке, чем российские, раз этого не понимают. Или они все-таки более человечные? И, кстати, негативные для экономики последствия от прямой раздачи денег можно было бы заметно смягчить, если не поддерживать госслужащих, которым Путин гарантировал сохранение зарплаты в «нерабочие недели».

3. В марте чистый отток средств нерезидентов из облигаций федерального займа (ОФЗ) составил 293 млрд рублей ($4 млрд), что является абсолютным рекордом за всю историю. Иностранные инвесторы голосуют ногами за российскую экономическую политику. И их можно понять, ведь многие еще помнят технический дефолт по основным видам государственных долговых обязательств, объявленный 17 августа 1998 года. И что ему предшествовало: жесткая денежная политика (сдерживание инфляции за счет отказа от эмиссионного финансирования госбюджета) в сочетании с мягкой бюджетной политикой (раздутые бюджеты, принимавшиеся Госдумой и подписывавшиеся президентом Ельциным). Толчок к возникновению кризиса 1998 года дали два внешних фактора: резкое снижение мировых цен на товары ТЭКа и кризис в Юго-Восточной Азии. Кое-что напоминает, правда? Конечно, у России сейчас есть финансовая подушка безопасности, но и кризис за внешними границами не региональный, а мировой.

4. 48% россиян не одобряют действия президента и правительства по борьбе с эпидемией, считая их избыточными или недостаточными, следует из опроса «Левада-центра» по заказу «Открытых медиа». В крупных городах недовольство достигает 61%. Одобряют меры Кремля и Белого дома 46% россиян, а поведением мэров и губернаторов довольны 50%.

То есть губернаторы уже популярнее у населения, чем Владимир Путин с членами правительства. Видимо, неслучайно в среду пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что дополнительные полномочия, которыми главы регионов указом главы государства были наделены в связи с пандемией коронавируса, будут отозваны сразу после того, как угроза заражения пройдет. Вертикаль перекосило, и Кремль это должно серьезно беспокоить.

5. Не так давно в «итогах дня» я предсказал, что Верховный суд вскоре вернется к толкованию закона о фейках о коронавирусе. Так и произошло. За фейки о коронавирусе можно наказывать, только если обвиняемый точно знал, что распространяет ложную информацию, и делился ей под видом достоверной, указали в Верховном суде. Кроме того, для состава преступления необходимо публичное распространение информации неограниченному кругу людей. Речь может идти как о публикациях в СМИ, рассылках в мессенджерах, так и о распространении листовок и выступлениях на митингах. Это прогрессивное и разумное разъяснение, ведь в прокуратуре явно не понимают, что такое фейк, и наказывают за все подряд. Немало шума наделало признание Генпрокуратурой фейком статьи профильного делового журнала Vademecum о порядке оплаты медпомощи пациентам с коронавирусом в Москве. Притом что в основе публикации лежал официальный документ. Судя по разъяснению ВС РФ, теперь прокурорам и следователям придется попотеть, доказывая злонамеренность «фейкометов». А кому сейчас легко?

Николай Ульянов

Авторский взгляд журналистов агентства на TOP 5 самых интересных событий недели в стране и мире – в итоговой программе «О!Пять! Росбалт» на YouTube-канале «Росбалт. News».

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru


Ранее на тему Песков заразился коронавирусом

Опрос показал резкое снижение уровня доверия к Путину

Российскому кинопрокату отказали в отдельных мерах поддержки