Контрразведка пришла за Сафроновым, Гонконг превращается в Минск с небоскребами, а Илон Маск вписался за Канье Уэста

«Росбалт» подводит итоги дня, определяя самые интересные события и тренды в разных сферах жизни.


Китайские власти «перетерпели» все протесты в Гонконге и теперь закручивают гайки так, как это не снилось многим диктаторам-любителям. © Фото с сайта president.gov.by

Итак, чем запомнится 7 июля 2020 года?

1. Теперь каждый день если не триумфы, то аресты

Ноль — число со всех сторон круглое, вот и жизнь в России теперь все время ходит по кругу. Снова одиночные пикеты на Лубянке, и снова там массово «винтят» журналистов. Да и повод на этот раз не менее яркий, чем отгремевшее накануне дело журналистки Прокопьевой. Вторник начался с очередной образцово-показательной акции силовиков — сотрудники ФСБ задержали бывшего журналиста «Коммерсанта» и «Ведомостей» Ивана Сафронова, который был вынужден покинуть оба этих издания и затем пошел работать советником главы Роскосмоса.

Сафронову вменяют ни много ни мало шпионаж в пользу разведки одной из стран НАТО. И хотя, как вспомнили его коллеги, у контрразведки ранее были вопросы к Сафронову из-за статьи в «Коммерсанте» о поставке истребителей Су-З5 Египту, теперь в Кремле уверяют, что это дело с журналистикой не связано. В Роскосмосе также заявили, что доступа к секретной информации Сафронов не имел, так что у них тоже никаких концов искать не надо. Учитывая, что уголовное дело возбуждено по статье «госизмена», а значит, будет вестись в закрытом режиме, вполне возможно, что даже саму суть претензий к Сафронову мы узнаем не сразу.

Как бы то ни было, это первый случай обвинения журналиста по этой статье почти за два десятилетия — до этого за шпионаж в России в 2001 году был осужден корреспондент газеты Тихоокеанского флота «Боевая вахта» Григорий Пасько. Правда, если Пасько получил тогда четыре года, то теперь трудно даже представить, чтобы гособвинение запросило столь «травоядный» приговор.

Конечно, не зная подробностей, делать выводы о какой-либо подоплеке этого дела было бы опрометчиво. Однако и у коллег Сафронова, и у представителей все еще живого в России гражданского общества уже появилось несколько вопросов. Во-первых, если ФСБ «вело» Сафронова давно, как ему удалось пройти проверки при переходе на работу в «режимный» «Роскосмос»? Тут сама собой возникает версия, что его специально заманили на эту должность, потому что арест чиновника — это совсем не то же самое, что «сотрудника СМИ при исполнении». Хотя, как видно, если и была задача избежать ненужного резонанса, то она полностью провалена — люди поднялись на защиту Сафронова именно как журналиста, а не как «советника Рогозина».

Кроме того, как отметил «живой символ» борьбы с несправедливостью силовиков Иван Голунов, после этого дела журналистика в России будет другой: «И громкая история с заметкой Ивана Сафронова про отставку Валентины Матвиенко, и пусть даже заметка про поставки вооружения в Египет — это все истории, написанные на информации от источников. Наверное, было бы правильно работать на предотвращение утечек, а не преследовать журналистов, которым удалось добыть информацию».

В правозащитной среде, в свою очередь, звучат опасения, что очередная волна шпиономании может привести к тому, что обвинения журналистов в госизмене превратятся в такой же тренд, как это стало с учеными.

2. Гонконг превращается в Минск с небоскребами

Казалось бы, совсем недавно свободные граждане бывшей британской колонии миллионами выходили на улицы, сражались с полицией, в общем, всячески показывали, «кто здесь власть». Но Пекин все это перетерпел и теперь закрутил гайки в Гонконге так, как не снилось многим диктаторам-любителям. Все же государственная машина КНР свое дело знает — теперь гонконгцев, которые раньше безнаказанно штурмовали госучреждения, винтят просто за белые листки бумаги, с которыми они протестуют вместо плакатов (что-то подобное недавно можно было видеть в Белоруссии).

Китайским властям удалось продавить «закон о национальной безопасности специального административного района», который предусматривает наказание за четыре основных вида преступлений: сепаратистскую деятельность, подрыв государственной власти, террористическую деятельность, вступление в сговор с иностранными государствами или силами, находящимися за границей, с целью нанесения ущерба национальной безопасности.

Судя по заявлениям Великобритании и Тайваня о готовности принимать тех людей, кто решит бежать из Гонконга после введения новых правил, Пекин победил и здесь — иначе как признанием капитуляции международных борцов за свободу это не назовешь.

Даже самый мощный противник Китая — Соединенные Штаты, не готов лезть в бутылку из-за Гонконга и отделывается лишь грозной риторикой. Так, глава Госдепа Майк Помпео обвинил власти КНР в насаждении цензуры в Гонконге в «духе Оруэлла».

При этом, по его словам, до сих пор Гонконг процветал, потому что там «допускали свободное мышление и свободу слова при независимом верховенстве закона». Однако в сухом остатке из Вашингтона прозвучало лишь «осуждение» посягательств Пекина на права и свободы жителей Гонконга и не более того.

3.Канье Уэст Is King?

43-летний чернокожий рэпер Канье Уэст (миллиардер и муж Ким Кардашьян) который накануне заявил, что хочет принять участие в выборах президента США, за пару дней привлек на свою сторону немало сторонников. И хотя поезд почти ушел — в некоторых штатах ни один дополнительный кандидат уже просто не успеет попасть в бюллетени, появление нового игрока, способного «перевернуть доску» всей американской политики, нельзя не рассматривать всерьез.

Звучит как преувеличение, но это только на первый взгляд. Тупик, в который зашло противостояние двух непримиримых лагерей в Америке, может, еще и не пахнет гражданской войной, но никакого разумного выхода из него не видно. И тут для желающих показать кукиш пресловутому «истеблишменту» Уэст может стать гораздо большим «трампом», чем сам Трамп. Что уж говорить про и правда довольно сонно выглядящего Джо Байдена, нынешние сторонники которого с явной охотой перейдут к куда более привлекательному для них кандидату. Тем более, Уэст, который вначале поддерживал Трампа, теперь решил с ним конкурировать.

Так или иначе, за Уэста уже вписался Илон Маск, который знаменит тем, что даже самые смелые фантазии умеет воплощать в реальность. Так что вполне возможно, третий в американской президентской гонке не станет лишним. Американцы захотели перемен? Так вот и не стоит останавливаться на полпути.

Евгений Евдокимов

Смотрите на YouTube-канале «Росбалт. News» итоговую программу «О!Пять! Росбалт», где представлен авторский взгляд журналистов агентства на самые интересные события недели в стране и мире.


Читайте также Власти Китая вызвали посла США из-за разногласий по Гонконгу

Страдающий биполярным расстройством Канье Уэст передумал становиться президентом США

Охота на «оборотней в пиджаках», уголовка вместо социалки и наручники для коронавируса