Что надо сделать либералам, чтобы победить

Российский либерализм никак не может отделаться от пережитков советского сознания и постперестроечного шока. "Либеральные" партии упорно пытаются сохранить идею России как имперского государства. При этом они крайне далеки от народа.


Чего не хватает российскому либерализму? Почему либералам не удается заполучить большинство в основных органах государственной власти? Для того, чтобы ответить на эти вопросы, для начала надо понять, есть ли вообще в России либералы.

На данный момент наиболее известны следующие партии, позиционирующие себя как либеральные: «Яблоко» (председатель - Сергей Митрохин), «Правое дело» (председатель – Андрей Дунаев) и – многие, наверное, уже забыли - ЛДПР (председатель – Владимир Жириновский). При этом две из них, мягко говоря, весьма далеки от собственно либерализма и имеют очень мало общего, например, с зарубежными партиями, входящими «Либеральный интернационал».

Про ЛДПР, наверное, и говорить особо не стоит – в ее идеологии есть все что угодно (имперство, этатизм, антикоммунизм, антиамериканизм и др.), но только не правозащита и не либерализм.

«Правое дело» (одно «правое» самоназвание чего стоит – нигде в мире либералы этим чуждым для них эпитетом себя не называют) также движется в нелиберальном направлении. Осенью прошлого года, например, председатель партии высказал идею о переходе к политике с «национал-патриотическим уклоном».

Последним из могикан российского либерализма остается «Яблоко», хотя «яблочный» либерализм весьма хил, импотентен, чужд ярких правозащитных и парламентарных акцентов — напротив, он весьма плотно нашпигован великодержавно-имперской риторикой.

Итак, российскому либерализму присущ пресловутый русский - совершенно не либеральный в своей исторической основе – менталитет. Как и в русской душе, в русском либерализме есть своя «загадка», и состоит она в неспособности отделаться от пережитков советского сознания и постперестроечного шока.

Очевидно, что большинство российских политиков, в том числе и либералов, патологически боятся, в первую очередь, не попрания прав человека и прочих либерально-демократических принципов, а дезинтеграции государства. Для них распад России ассоциируется с приходом «врагов и захватчиков» и наступлением «последних времен». Однако современный мир, который, безусловно, далек от всеобщего согласия и совершенства, все же не такой, как 100 или даже 70 лет назад, когда разные государства стремились к территориальному поглощению друг друга. К исходу XX века правительства мировых держав постепенно осознали, что война, имеющая целью прямую «аннексию» чужой территории – занятие довольно затратное и тягостное, в первую очередь, для самого захватчика. Так что перспектива нападения, например, США или Китая на «неожиданно ослабевшую Россию» выглядит несколько абсурдной.

Тем не менее, в своих программах «либеральные» партии продолжают (в унисон с «Единой Россией») твердить о том, что их задача №1 – не допустить распада страны. И свято верят, что им удастся то, чего не смогли осуществить перестроечные лидеры во главе с Михаилом Горбачевым – сделать Россию либеральной, сохранив ее как империю. При этом ни одна либеральная партия не отказывается от института вертикально интегрированной президентской республики, хотя вне «горизонтально интегрированных» парламентаризма и федерализма либерализм - в такой огромной стране, как Россия - попросту немыслим.

Следующая проблема российских либералов – их собственный гиперцентрализм. Вся оппозиция, все наиболее влиятельные негосударственные СМИ сконцентрированы в Москве. Но без регионов что-то изменить в стране вряд ли удастся — любая гражданская инициатива закончится очередным «болотным» пшиком столичного «креативного класса». Ведь что такое провинция? Это в большинстве своем работяги со средним образованием, которые поглощены рутиной, и их мало волнует, что происходит на пятачке Садового кольца.

Значит ли это, что либералам надо организовать кампанию «хождения в народ»? Да! Но, в отличие от сходного явления, имевшего место в XIX веке, эта кампания не должна быть стихийной, она должна иметь четкую программу, план и конечную цель – ту политическую реформу, о которой пока что, к слову, ни одна либеральная партия так и не заикнулась. Такая просветительская деятельность позволит либералам заручиться поддержкой в регионах, и в случае чего они смогут опираться не только на группу московских и петербургских интеллигентов, но и на более широкие массы людей из менее крупных городов. Разумеется, при этом необходимо ориентироваться на конкретные нужды того самого «регионального народа», а не проводить очередную серию коммерческих «гастролей чесом», вроде тех, которые не так давно устраивали экс-ораторы Болотной.

Российский либерализм уже несколько столетий безуспешно пытается завоевать статус государственной идеологии. И ведь не сказать, что либералы не стараются: и программы пишут, и на площади порой выходят, и газеты издают. Но, как правило, дальше нескольких мест в органах государственной власти дело не идет.

На современном этапе для воплощения в жизнь мечты всех российских либералов – создания свободного государства – необходимо, прежде всего, решить две задачи. Во-первых, задачу внутриличностную, самосознательную: переступить через идею России как многонационального имперского государства, сделать понятие распада империи синонимом рождения, а не синонимом гибели. И, во-вторых, задачу межличностную: пустить эту идею в народ и заручиться его поддержкой. Тогда, возможно, многолетний труд либеральных теоретиков и практиков возымеет положительный результат.

Анна Новоселова, студентка СПбГУ