«Мы — скорая помощь для студентов»

О том, как учащихся вузов используют в политических целях, и почему студентам лучше жить в грузовых контейнерах, рассказал новый председатель петербургского отделения Российского студенческого союза, общественный активист Николай Артеменко.

Петербургское отделение Российского студенческого союза (РСС) недавно выбрало нового председателя. Им стал выпускник филфака СПбГУ и известный общественный активист Николай Артеменко. Он рассказал «Росбалту» о том, куда можно круглосуточно пожаловаться на свои проблемы, и почему студентам лучше жить в грузовых контейнерах.

- Николай, чем конкретно в Петербурге занимается отделение РСС?

- Основная сфера деятельности — это защита прав студентов и решение их проблем. К нам может обратиться любой, из любого вуза, с любой проблемой, мы ему поможем, скажем, что делать. Мы позиционируем себя как скорую помощь для студентов. Даже решили открыть горячую линию, которая в этом месяце начнет работать круглосуточно. У нас есть разные комитеты: по академическим вопросам, общежитиям, студенческим столовым. То есть в основном мы занимаемся решением локальных, точечных проблем на местах. После получения жалобы мы пишем различные обращения: в прокуратуру, Роспотребнадзор, Министерство образования, можем обратиться к депутатам Законодательного собрания. Какие-то проблемы получается решить, какие-то — пока нет.

- Но существуют студенческие советы в университетах, профсоюзы. Зачем нужна еще какая-то сторонняя организация?

- Студенческими советами сейчас манипулируют. Какой-то работы, активизма, действий там нет. Эти советы представляют собой формальность. Такая ситуация в большинстве университетов, за исключением разве что Европейского. А направление деятельности студенческих профсоюзов, как и правительственного комитета по молодежной политике (это одного поля ягоды) - проведение праздников, торжеств, разных выездных мероприятий. Они занимаются распределением грантов на различные вечеринки. Это трудно назвать «распилом» денег, но этим попахивает.

- Пару месяцев назад в России была учреждена должность студенческого омбудсмена, им стал председатель РСС Артем Хромов. Пока его деятельность не особо заметна. По-вашему, защитник прав необходим российским студентам?

- Если бы мы жили в идеальном обществе, то должность студенческого омбудсмена была бы не нужна, но мы живем там, где живем. Эта должность - еще один инструмент административного воздействия, который студенты могут использовать в своих целях. Хотят в Министерстве образования или не хотят, но они обязаны заслушать омбудсмена и принять какие-то меры. Он все-таки был назначен на эту должность министром образования и отчитывается перед ним же. Уже само слово «омбудсмен» внушает доверие, студенты понимают: за ними есть какая-то стена, помощь.

- Но обращаться напрямую к человеку, который находится в Москве, довольно проблематично.

- Думаю, что в Петербурге также появится омбудсмен. Возможно, его выборы состоятся уже нынешней весной. Мы будем эту тему лоббировать, в том числе и через комиссию ЗакСа по образованию, культуре и науке. Главное, чтобы этот человек выбирался, а не назначался администрацией города.

- Какая самая наболевшая проблема у петербургских студентов?

- Наибольшее количество жалоб поступает по поводу общежитий. Например, недавно двух девочек хотели выселить из Межвузовского студенческого городка за якобы перегруженную книжную полку. На самом деле они просто высказывали недовольство условиями проживания. Мы разобрались, и им даже улучшили условия. В общежитии СПбГУ на Кораблестроителей не было круглосуточного входа, и мы решили эту проблему. На Кораблестроителей одно время целый этаж был занят гостиницей, нам удалось привлечь внимание к этому вопросу, была проведена проверка, и теперь никакой гостиницы там нет.

Часто просят разобраться с отсутствием Wi-Fi.

В целом, 80% обращений, которые к нам поступают, мы доводим до ума. Теоретически студенты могли бы решить эти проблемы самостоятельно, но они не знают, как и куда написать (это присуще всем нашим гражданам). В ближайшее время мы планируем запустить сайт «Рособщежитие» - по аналогии с навальновскими «Росямамой» и «Роспилом». Это будет сервис, похожий по принципу на проект Федора Горожанко «Заливает. СПб». На сайте «Рособщежития» любой студент сможет заполнить форму, указав проблему, а мы отправим его запрос в соответствующую структуру. Также можно будет отследить, на какой стадии рассмотрения находится обращение.

- Почему не решаются оставшиеся 20% проблем?

- Потому что в Питере огромная нехватка общежитий, а студентов - все больше и больше. В Межвузовском городке в комнате для трех человек живут четверо. С этим ничего нельзя сделать по объективным причинам - нет мест. Строить бетонные коробки, которые потом не снести — это не выход. Но мы не только критикуем и говорим, что все плохо, а предлагаем решение проблемы — контейнерные общежития.

Летом я был в Амстердаме и увидел, что местные студенты живут в общежитии из грузовых контейнеров, поставленных друг на друга. Там сделаны нормальные комнаты, по сравнению с нашими общагами — пять звезд. Дешево и мобильно, так как можно поставить в любом месте города. Когда мы стали пиарить эту идею, нас много критиковали. Но в итоге в декабре выяснилось, что СПбГУ закупил 74 контейнера, сейчас они пытаются реализовать этот проект на своей базе за городом. Конечно, никто не сказал, что они взяли идею у союза. Но мы все же рады, что к нам прислушиваются. Мы эту тему продолжаем продвигать, к лету хотим организовать такое общежитие на Васильевском острове.

Вообще, у нас на эту весну огромное количество планов. Например, хотим запустить еженедельные студенческие новости - правда, пока только на YouTube.

- На днях активисты вручили «Золотой ершик» Горному университету за самую нерациональную трату бюджетных средств. Студенческий союз тоже занимается проблемами, связанными с коррупцией?

- На сайте госзакупок часто появляется информация о покупке странных вещей разными университетами. Если мы видим подобное, то пишем в прокуратуру и просим разобраться. Часто нам присылают отписки, но бывает, что и реально пытаются что-то сделать. Хотя я думаю, что коррупция — это не когда студент платит 100 долларов за зачет, или когда ректор какого-нибудь университета ездит на «Майбахе». Коррупция — это недавние выборы в Ученый совет СПбГУ, который, по сути, является университетской думой. Местные активисты ездят наблюдать за выборами в Чудово, но там живет меньше людей, чем учится в университете. Никто из общественных организаций и политических партий не заинтересовался тем, что происходит в центральном вузе страны. На выборах была масса нарушений — кандидаты от студенчества избирались без кворума, а в большинстве ученых советов вообще выборов кандидатов как таковых не было - был дружный «одобрямс». Администрация вуза жульничает, я могу это им в лицо сказать. И вот подобное в дальнейшем порождает мелкое взяточничество и майбахи, потому что в руководстве вуза оказываются все «свои».

- Сейчас много говорят о возможных изменениях в законодательстве, которое якобы позволят исключать студентов за излишнюю политическую активность. Были ли на вашей памяти случаи притеснения студентов-оппозиционеров?

- Мы сталкивались с этим неоднократно. Год назад в СПбГУ из прокуратуры Центрального района пришло предписание ректору Кропачеву. Просили создать список так называемых экстремистов, которые участвуют в митингах, одеваются не так, как нужно, читают не ту литературу. Мы провели против этого пикеты, и в итоге даже ректор согласился с тем, что это бред. Бывший председатель петербургского РСС Виктор Воробьев был отчислен из университета по формальным причинам за неуспеваемость, но в реальности за то, что хотел заставить ректора и проректоров университетов декларировать свои доходы. Мне кажется, если кому-то надо кого-то выкинуть из университета за некую деятельность, его выкинут без всяких проблем. Для этого никакие нормативные акты и законы не нужны.

- А скандалы с насильственным сгоном студентов на провластные демонстрации?

- Студсоветы для того и созданы, по большому счету, чтобы студентов организовывать по нужным поводам. Учащихся многих петербургских вузов в прошлом году агитировали идти на первомайскую демонстрацию в колоннах определенных партий. Не за зачет или экзамен, но за плату. Мне лично рассказывали студенты, что им предложили за 500 рублей постоять с флагом. И каждому заплатили, что странно даже. Но эта проблема находится на личном уровне. Если ты понимаешь все, то сам не пойдешь туда.

- Ваша организация довольно оппозиционная и политизированная, многие члены РСС являются политическими активистами. Возникает резонный вопрос о том, кто за вами стоит.

- У нас нет спонсора, нас никто не поддерживает. Мы живем за счет членских взносов и собственных вложений. Если нужно организовать митинг или напечатать агитматериалы, мы скидываемся. Да, у нас в организации есть сторонники и члены различных политических партий. Меня ранее исключили из «Молодежного Яблока», сейчас я не принадлежу ни одной партии, хотя являюсь помощником беспартийного депутата ЗакСа. Студсоюз открыт для активистов с любыми политическими взглядами - главное, чтобы они не шли вразрез с идеями и программой нашей организации.

Беседовала Софья Мохова