«Надо ехать и осваивать новые горизонты»

О том, как молодые предприимчивые российские граждане становятся зарубежными бизнесменами, рассказал с Герман Рычков, в 22 года переехавший из Владивостока в черногорский Герцег-Нови.


© Фото Николая Ульянова

Как и почему молодые предприимчивые российские граждане становятся зарубежными бизнесменами? Что они находят «на чужбине»? Насколько для них важны связи с соотечественниками, и чувствуют ли они поддержку России? Обо всем этом мы беседуем с 29-летним Германом Рычковым, семь лет назад переехавшим из российского Владивостока в черногорский Герцег-Нови. Здесь он открыл собственный бизнес, ориентированный на граждан СНГ и Балтии, решивших перебраться на Адриатику или наладить торговое и туристическое партнерство с Черногорией.

- Герман, расскажите, пожалуйста, каким образом владивостокский студент превратился в черногорского предпринимателя?

- Ну, вообще-то, к моменту переезда в Черногорию я уже был не совсем студентом. Свою первую фирму я зарегистрировал, как только позволил закон — в 18 лет. Так что к 22 годам - времени отъезда - я уже был предпринимателем.

Я сменил много профессий — и диджеем поработал, и барменом, и туристические группы возил на мероприятия, экскурсии. Последнее было довольно доходным делом, и в свои 18-19 лет я зарабатывал по паре тысяч долларов в месяц - для Владивостока это были большие деньги. Но в определенный момент ситуация повернулась по-новому: у моего отца была фирма, занимавшаяся грузоперевозками и таксомоторами. К тому времени он уже отошел от дел и передал фирму в руки наемных менеджеров. Работали они непрофессионально, там был весь букет проблем — и пьянство, и работа на себя, а не на предприятие... В общем, я убедил отца передать фирму нам с другом-однокурсником. Начиная с третьего курса я был управляющим этой транспортной фирмы. Работа была интересная, но тяжелая. Днем я работал как менеджер, а ночью - как водитель, потому что грамотных, надежных водителей не хватало. Ну и при этом еще учился.

- А образование у вас какое?

- Дальневосточный университет. Сначала я получил образование как маркетолог, а потом еще и второе — юридическое.

- И вот, имея два образования, успешный бизнес, интересную жизнь, вы внезапно уехали за 12 тысяч километров и начали все сначала?

- Получилось все совершенно неожиданно. У меня действительно к тому времени были и своя квартира, и хорошая машина, и свой бизнес.... Родители поехали отдыхать в Черногорию — и решили остаться здесь жить.

Я был в шоке — как, что? Собрал друзей — советоваться... Подумал и решил — здесь я уже все знаю, все попробовал, надо ехать осваивать новые горизонты. В общем, я завершил все дела, продал квартиру и в декабре 2006-го года прилетел в Черногорию. Страна сразу же понравилась — красиво, тепло, спокойно, горы, море.... В общем, все хорошо. В то время в Черногории был «русский бум». И мы решили, что найдем здесь себя и в бизнесе. Уже в январе мы с отцом пошли открывать свою фирму. Ну и стали набивать шишки, конечно. Русского языка тогда здесь еще никто не знал, по-сербски мы не знали ни слова. Проконсультироваться было не у кого, русских было двадцать человек на весь город. В общем, мы теряли деньги везде и всюду. Но был молодецкий задор — открыли фирму, сняли офис, наняли секретаря. Сначала занимались продажей недвижимости, потом бизнес оброс дополнительными услугами — визовой и правовой поддержкой, организацией экскурсий и услугами по переводу... Работали и работаем мы, естественно, с русскоязычными клиентами.

- Но как же вы обходились без сербского языка?

- А я сразу начал его учить. Наш секретарь, сербская девушка-филолог, занималась со мной по вечерам. Три месяца я учил язык по 3-4 часа в день. А через четыре месяца после приезда я познакомился со своей будущей женой — черногоркой. Занятия с репетитором на этом прекратились — когда я начал говорить на сербском со своей девушкой, изучение языка пошло очень быстро. Познакомились мы в апреле, а в сентябре поженились, язык я за это время освоил вполне основательно, говорить мог на любые темы свободно.

- Надо думать, это сразу много добавило к бизнес-возможностям?

- Это дало очень много. Я мог вести все переговоры — с партнерами и чиновниками, не полагаясь на секретаря и переводчика, да и сам уже мог выступать в качестве переводчика для других. Это очень помогло, когда наступил кризис, и рынок черногорской недвижимости рухнул. Зима 2008 года была для меня просто ужасной. Я сидел в офисе целыми днями, но ни клиентов, ни продаж не было. Были мысли все закрыть и начинать искать работу по найму. Но до этого все же не дошло. В 2009 году дела пошли чуть получше, стали появляться клиенты, которые, купив раньше недвижимость, столкнулись с разными проблемами, которые я мог им помочь решить. В 2010 году рынок начал оживать, а я к тому времени уже освоился с черногорским законодательством и чувствовал себя достаточно компетентным в области правовой поддержки клиентов.

- Вы специализируетесь на правовой поддержке в сфере недвижимости?

- Прежде всего, на правовой поддержке иммиграции. Сейчас идет большой поток людей из стран СНГ — России, Украины, Белоруссии, Казахстана, которые хотят сюда переехать. Соответственно, им нужны визы, вид на жительство, возможность открыть бизнес. Да и из бывших прибалтийских республик тоже переезжают русские. Кроме того, в 2011 году я решился продать здесь свою квартиру, а деньги вложить в покупку земли и строительство на этой земле таунхаусов - недорогих, по 100 тысяч евро. Новых, качественно построенных, со всеми разрешениями домов в этой ценовой категории здесь раньше не было, и идея пошла.

- Сейчас в Черногории много людей, переехавших из России?

- Много. Прежде всего, конечно, из Москвы и Питера, но и из других регионов тоже. Было несколько семей из Владивостока, из Казани и даже из Краснодарского края, где вроде тоже тепло и море рядом. Люди приезжают с настроем искать здесь возможности для бизнеса, отдавать детей в местные школы, ассимилироваться.

- Наверное, в ходе разговоров с вновь прибывающими у вас сложилось мнение, почему они принимают решение уехать из России ? Недовольство российскими реалиями или просто свойственное предприимчивым людям желание попробовать себя в чем-то новом? 

- Я считаю, что россияне едут сюда прежде всего ради теплого моря, красивой природы, а когда узнают страну поближе, обнаруживают, что здесь хорошая экология, безопасно, дружелюбное местное население.

- Особенность русских за рубежом — они не образуют диаспоры. Здесь тоже так?

- Мне кажется, даже в большей степени, чем где-либо. Люди уезжают из России, от атмосферы, которая там сложилась, и не имеют желания поддерживать связи с соотечественниками. Они хотят ассимилироваться и стать скорее черногорцами, чем русскими. Хотя и продолжают смотреть российское телевидение и скучать по черному хлебу. Но, в общем, скоро привыкают к черногорскому батону, пршуту и колбаскам...

- Вы занимались бизнесом и в России, и здесь. В чем разница?

- Я изучал методы ведения бизнеса в университете, у меня есть представление, как все должно быть, но здесь все это не работает. Если в России все правильные схемы еще как-то можно натянуть на реальную ткань жизни, то здесь вообще никак. В России есть черный и белый бизнес, черные и белые схемы, но это все же какие-то системы. Здесь, честно говоря, до цивилизации еще далеко. Законы не всегда работают, очень многое зависит от степени родства и знакомства. После шести лет проживания в Черногории я оброс связями, да и родственники жены всегда рады помочь в продвижении бизнеса.

- Получается, это еще дальше от европейских стандартов, чем Россия?

- Значительно дальше. А по поводу европейских стандартов — сюда пришло много британцев, скупают землю, причем в основном в горах, начиная с 300-400 метров над уровнем моря. Здесь шутят, что они боятся затопления своего острова и заранее готовятся перебираться в горы. Так что и европейцы могут работать в таких условиях, ничего. Люди здесь очень дружелюбны, нарваться на агрессивного черногорца очень сложно — только если самому человека сильно спровоцировать...

- Исторически Черногория была тесно связана с Россией, сейчас это чувствуется?  

- Исторически да, были связаны. Герцег-Нови даже один год, во время войны с Наполеоном, находился под юрисдикцией Российской империи - здесь была построена русская церковь, есть кладбище русских офицеров, немало памятных досок. Но это все в прошлом. Современная Черногория, прежде всего черногорское правительство, ориентирована на Евросоюз, что я, честно говоря, не поддерживаю - не думаю, что от вступления в ЕС будет хорошо. Конечно, некоторые экономические и культурные связи с Россией у Черногории есть. Отсюда идут поставки сельскохозяйственной продукции, а черногорцы проявляют интерес к российским ладам и нивам. Но больше всего, конечно, Черногории помогает возрастающий поток туристов из России и то, что многие россияне вкладываются здесь в недвижимость. 

- Вы слышали про программу «Русский мир», которая призвана связывать российских соотечественников в разных странах, помогать им в сохранении русской культуры, да и в других делах?

- Про программу я слышал. Но мне сложно поверить, что Россия действительно будет помогать своим гражданам за рубежом. Россияне знают, что они предоставлены сами себе и рассчитывать могут только на себя. Обращаться за какой-либо помощью в российское посольство совершенно бессмысленно. Я это знаю по себе, пробовал обращаться в сложных ситуациях. Ответ один: разбирайся сам. И в этом сильное отличие от тех же британцев, которым посольские работники всегда будут готовы помочь. Европейские чиновники полагают, что экспансия их сограждан на новые территории — это хорошо, это надо поддерживать. Хотелось бы, конечно, чтобы и российские чиновники так думали и действовали. Но у них, по-видимому, сохранилась установка со времен КГБ: все, кто живет не в России — предатели и отщепенцы.

- Общественная стезя вас не привлекает?

- Стараюсь делать, что могу. Большая часть консультаций, которые я провожу в офисе — бесплатные, потом люди могут обратиться ко мне с просьбой выполнить для них какую-то работу, это уже будет за деньги. Но вообще я стараюсь помогать адекватным и приятным — с моей точки зрения — людям, которые сюда приезжают. Участвовать же в каких-то объединениях, сообществах смысла не вижу. Ну, собираются они, обсуждают что-то, а ничего не меняется - ни с точки зрения отношения посольства к соотечественникам, ни с точки зрения отношения людей друг к другу.

- Часто ли вы бываете в России, во Владивостоке? Допускаете ли, что в какой-то момент захотите вернуться в Россию, или для вас это уже закрытая дорога? 

- Дороги для меня никакие не закрыты, и зарекаться я бы не стал ни от чего. Но сейчас у меня развивается бизнес, много есть еще не реализованных идей, так что пока полно дел в Черногории... А дальше - жизнь покажет.  

Беседовала Татьяна Чеснокова