Поправка на жизнь

Чем больше удаляется в мракобесно-репрессивные дебри власть, тем легче становится во всеуслышание объявлять о своей нетрадиционной сексуальной ориентации – и тем зазорнее публично признаваться в приверженности режиму.


© Фото Дениса Гольдмана

Власти пытаются внедрить в жизнь законодательные нормы, которые имеют очень мало общего с демократией, правами и свободами граждан. При этом они могут привести к еще большему расколу российского общества.

Сейчас депутаты готовят поправки ко второму чтению законопроекта «О запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних», одобренного Госдумой еще в январе 2013 года. В частности, законотворцы обещают наконец-то пояснить, что они понимают под «гомосексуализмом» и его «пропагандой». Наконец-то! Ведь аналогичный закон с легкой руки единоросса Виталия Милонова вот уже год как функционирует в Санкт-Петербурге, и даже были предприняты попытки наказания за его нарушения (среди самых скандальных историй – отклоненные впоследствии судебные иски против Мадонны и Lady Gaga). И вот теперь, спустя год после принятия петербургского закона, федеральные законодатели сподобились разъяснить, за что же именно следует привлекать людей к ответственности.

Например, новые поправки предусматривают наказание за публичное "оправдание гомосексуализма" и "формирование у несовершеннолетних искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных отношений". СМИ уже вовсю цитируют председателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елену Мизулину, которая хоть и называет поправки «черновым вариантом», горячо настаивает на том, что "не принимать закон невозможно".

Конечно, Мизулина — как и многие другие нынешние депутаты – выросла и достигла зрелости в те времена, когда в нашей стране «мужеложество» считалось преступлением и наказывалось сроком от трех до восьми лет лишения свободы. Но как нельзя вернуть ушедшую юность, так невозможно заставить мир вертеться в обратную сторону. Сейчас, когда в большинстве цивилизованных стран речь идет о расширении прав гомосексуалов, инициативы по их правовому ограничению выглядят и дико, и смешно. А предлагаемый запрет на оказание поддержки членам ЛГБТ-сообщества в их борьбе за общечеловеческие права впору расценить как свидетельство полной политической невменяемости власти.

Правда, пока неясно, что именно Елена Мизулина предлагает понимать под «оправданием гомосексуализма». Интересно, с ее точки зрения, фраза: «Гомосексуалы – тоже люди!» - это уже преступление или еще нет? И еще очень любопытно: затеют ли российские гомофобы после принятия закона иск против, например, Всемирной организации здравоохранения – за то, что она уже 20 с лишним лет как исключила гомосексуальность из международной классификации болезней? Трудно даже представить, до какой степени фееричным будет этот судебный процесс!..

А пока давайте задумаемся – к каким реальным последствиям приведет принятие закона и поправок к нему? Не секрет, что у многих людей, независимо от их собственной сексуальной ориентации, есть родные и друзья-гомосексуалы. Таким образом, в ситуации, когда законодатели на региональном и федеральном уровнях ведут агрессивное наступление на конституционные права сексуальных меньшинств, стремление высказаться в поддержку своих родных и близких может возникнуть у огромного числа граждан. И что – государство будет всех их тащить в суд и штрафовать? Просто за то, что они «открыли рот»?..

И отсюда сам собой возникает еще один, возможно, самый главный вопрос – зачем нашим законодателям все эти антиправовые затеи? Ведь уже сейчас можно сказать, что цель, ради которой внедряются эти средневековые нормы (уберечь подрастающее поколение от якобы вредной информации), заведомо недостижима. В наше время любой ребенок знает о сексе во всех его проявлениях столько, что глава комитета по его (ребенка) защите была бы, полагаю, немало удивлена, почерпнув много для себя нового в беседе со своим «подзащитным». Поэтому единственное, чего добиваются в реальности законодатели – они разжигают в стране гомофобную ненависть и прямую агрессию, которые ставят гомосексуальных подростков и взрослых на грань между жизнь и смертью, а зачастую толкают их на самоубийство. Именно такие законы провоцируют избиения гомосексуалов, их ежедневную травлю...

Вообще, в последнее время в России один за другим появляются правовые акты, которые должны заставить россиян кое о чем задуматься. Закон о митингах, ограничивающий права граждан организованно высказывать свой протест. «Закон Димы Яковлева», лишающий российских сирот права найти новую семью в США. Закон, ужесточающий наказание за оскорбление «чувств верующих» (совершенно юридически неуловимой категории). Наконец, закон о запрете пропаганды гомосексуализма и поправки к нему, нарушающие одним махом права и самих представителей ЛГБТ-сообщества, и тех, кто захочет их поддержать. Не слишком ли много ограничений, накладываемых при этом практически на все категории граждан?

Можно строить догадки, насколько все эти законы и законопроекты связаны друг с другом, и какие цели ставит перед собой власть. Но независимо от ответа на этот вопрос ясно, что жизнь идет поперек всех этих инквизиционных ухищрений. И чем больше удаляется в мракобесно-репрессивные дебри власть, тем легче в современной России становится во всеуслышание объявлять о своей нетрадиционной сексуальной ориентации – и тем зазорнее публично признаваться в своей приверженности путинскому режиму.

Глеб Винокуров, студент СПбГУ