Мы ждем другой оппозиции

Да, власть плоха. Но чтобы ее сменить, необходима внятная и понятная программа, конкретные предложения. «Вышвырнем всех» – и заживем? Не получится. Недовольных Путиным – много. Только за «швырялами» они не пойдут.


© Фото Евгения Евдокимова

Отныне всем, кому не люб Путин и вообще все происходящее в стране, предложен единый (и, по сути, единственный) «конструктивный» лозунг: «Навальный – наш президент!» Но я ни за какие коврижки не встану рядом с людьми, скандирующими его. И вот почему.

Во-первых, Навальный – националист, а мне противны любые из них. Тем, кто скажет: «Мало ли что было, может, уже Навальный не такой...» – я отвечу: пока от своих публично высказанных взглядов он не отказывался.

Во-вторых, если бы Навальный был по-настоящему опасен для действующей власти, – он бы уже либо сидел, либо лежал. И уж во всяком случае был бы лишен любых ресурсов (финансовых, организационных и пр.), так сказать, на дальних подступах к Болотной. Способов немало, прецедентов – тоже. Но сейчас Навальный, хотя и является обвиняемым по уголовному делу, даже не сидит под домашним арестом (как, например, Удальцов) или в СИЗО (где ждали суда Pussy Riot). Он продолжает дерзко «дразнить гусей»: ходит на митинги и тащит за ушко на солнышко коррупционеров из самых высоких властных структур.

Более того – он заявил о своих внезапно прорезавшихся президентских амбициях. К слову: почему заявка на президентство возникла лишь сейчас, а не когда этих слов от Навального ждали очень многие и когда был шанс действительно заставить нервничать Кремль – в декабре 2011-го?

Стало быть, либо власть не видит в Навальном опасности, либо он ей нужен. А липа с «Кировлесом», напомните вы? Ну да, налицо «несправедливый, циничный и жестокий» репрессивный судебный процесс. Только он наверняка приведет к скачку популярности Навального среди оппозиционно настроенной части общества. И после этого суда никаких сомнений в том, что «единый кандидат от оппозиции – Алексей Навальный», уже, скорее всего, не останется. А значит, судьба всего оппозиционного движения на какое-то время окажется связанной с именем этого человека.

И вот здесь – в-третьих: риторика оппозиционера Навального мало чем отличается от риторики президента Путина.

Сравните два отрывка: из путинской речи в Лужниках (23 февраля 2012) и навальновской – на Болотной (6 мая 2013).

Путин: «Мы – народ-победитель. Это у нас в генах, в нашем генном коде. Это передается у нас из поколения в поколение. Мы и сейчас победим. Я вас хочу спросить: «Мы победим?» Да, мы победим! Но нам с вами недостаточно победить на этих выборах. <...> Битва за Россию продолжается, победа будет за нами».

И вся-то наша жизнь есть борьба! Бравурный пафос и милитаризм. Отсмеялись год назад – теперь послушаем Навального: «Мы будем говорить каждому гражданину России, что власть в стране захватил человек Путин, который вор, коррупционер, лицемер, человек, лишенный любых моральных качеств. Мы выгоним его, вышвырнем его из Кремля. <...> У меня нет другой страны. Мне некуда отступать. Нет другой страны. Нет другой Москвы. Нет другой семьи. Нет другого народа, кроме вас. <...> И я знаю, что если наши родственники и наши предки когда-то вышвырнули из страны тех, кто хотел нас поработить силой оружия, танками и самолетами, то наша задача – сделать хотя бы так, чтоб мы вышвырнули из страны тех, кто пытается поработить нас с помощью поддельных бюллетеней, с помощью продажных журналистов и с помощью жуликов и мошенников, одетых в милицейскую форму».

Для начала: та же псевдовоенная риторика («Мне некуда отступать» = «Ребята, не Москва ль за нами?»).

Далее: некие «мы» собираются выгнать Путина из Кремля. Более того, они хотят «вышвырнуть» путинскую команду из страны! Каким образом? На каком основании? Ведь понятно же, что нельзя «вышвырнуть» кого-либо из страны законным путем. И чем весь этот трибунный пафос отличается от вполне чекистских архетипов со «страной – осажденной крепостью», «профессорскими пароходами», высылкой Троцкого и Солженицына и т. д.? Я уж не говорю о том, что на одного высланного тогда приходились десятки, если не сотни тысяч замученных в ГУЛАГе... Такое впечатление, что Навальный все время только и делает, что – как в истории с антикоррупционной кампанией – разжигает страсти, на огне которых Кремль в дальнейшем преспокойно греет руки.

Мое брюзжание основано даже не на нелюбви конкретно к Навальному и остальным бледноватым лидерам «несогласных». Меня не устраивает вообще вся наша так называемая политика. Не устраивает парламент, поскольку в нем нет партии, представляющей мои интересы. Не устраивает аморфная субстанция, которую называют оппозицией. Она разрозненна, безынициативна, беспрограммна, вообще безыдейна. Она неспособна ничего противопоставить тому «худшему», что мы имеем здесь и сейчас. Объединяться под лозунгом «Путин – уходи, а там хоть трава не расти!» несерьезно.

Да, власть плоха. Но чтобы ее сменить, необходима внятная и понятная программа, конкретные предложения. «Вышвырнем всех» – и заживем? Не получится. Недовольных Путиным – много. Только за «швырялами» они не пойдут.

– Чего это ты всех критикуешь и ничего не предлагаешь?

А мне позволительно. Я обыватель. 99,99 % людей в стране – не политики, а обыватели. Они специалисты и профи в ином. И им позволительно бухтеть, ничего не делая и не предлагая. Они будут ждать другой оппозиции. И другой повестки дня.

Лена Климова, Нижний Тагил – Екатеринбург