Экстремизм или радикальное искусство?

Неизвестные активисты вывесили в центре Петербурга баннер в поддержку Бориса Стомахина - радикального публициста, имя которого время все чаще упоминается в связи с ситуацией со свободой слова и другими правозащитными сюжетами.

Неизвестные активисты вывесили в среду утром в центре Петербурга, на ограде Казанского собора, баннер с текстом «Свободу Борису Стомахину». Как объяснили участники акции, место и время ее проведения было обусловлено тем, что вечером в собор прибыл глава РПЦ патриарх Кирилл, а Стомахин известен своей непримиримой антиклерикальной позицией.

"В связи с одиозностью Бориса Стомахина как публициста мало кто решается открыто выступать в его поддержку. Мы считаем необходимым его поддерживать, поскольку Бориса судят за "мыслепреступления" - взгляды и слова. Такие преследования в России возведены в ранг государственной политики и угрожают каждому, кто не поддерживает политический курс Путина", - заявляют активисты.

Напомню, что Борис Стомахин был арестован 20 ноября 2012 года и сейчас находится в московском СИЗО №4 ("Медведь"). 3 июля Бутырский райсуд Москвы в очередной раз продлил ему срок содержания под стражей. Мотивировано это было тем, что Стомахину требуется время, чтобы полностью ознакомиться с материалами уголовного дела. А дело немаленькое — семь томов. Стомахину инкриминируются: возбуждение ненависти либо вражды (ч. 1 ст. 282), призывы к экстремизму (ч.1 ст. 280), оправдание терроризма (ч.1 ст. 205.2), приготовление к публичному оправданию терроризма с использованием СМИ (ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 205.2). Причем под СМИ в данном случае подразумеваются личный блог Стомахина, сайт радикальной либертарианской оппозиции "Сопротивление", а также самиздатовская газета "Радикальная политика", выходившая небольшим тиражом.

Уголовные дела по перечисленным статьям в нынешней России - не редкость. Их гораздо больше, чем кажется даже многим из тех, кто внимательно следит за политической обстановкой в стране, и даже правозащитникам, отслеживающим репрессии по политическим мотивам. Связано это с тем, что фигуранты таких дел зачастую предпочитают молчать, боясь усугубить свое положение. Тем более, что в основном это не активисты каких-либо политических движений, а простые граждане, не имеющие наработанных контактов с журналистами и правозащитниками.

Вот и прессуют людей потихоньку, при гробовом молчании СМИ. Разве что на каком-нибудь региональном сайте промелькнет краткая информация от полицейских пресс-служб об очередном "экстремистском" деле. "Мосгорсуд огласил приговор обвиняемой в призыве к терроризму", "В Адыгее вынесен приговор автору экстремистских статей", "Девушка из Минусинска задержана за пропаганду терроризма", "За экстремизм в соцсети осудили жительницу Воронежа", "Краснодарские следователи возбудили уголовное дело в отношении местного жителя, подозреваемого в разжигании межнациональной розни", "Вологжанин обвиняется в публичном оправдании терроризма" - подобных сообщений довольно много.

И за всеми этими анонимными формулировками — живые люди. Борис Стомахин – лишь один из них, в силу ряда причин наиболее известный. Кроме того, его дело представляется наиболее интересным, поскольку объединило сразу несколько статей УК, карающих за высказывание своего мнения. В итоге публицисту грозит до 10 лет лишения свободы.

В числе прочего Стомахину вменяется «оправдание деятельности террористов, убивших Александра Второго». То есть революционеров из «Народной Воли», которых в советское время считали героями, писали о них восторженные книги, ставили им памятники, называли улицы их именами (во многих российских городах эти названия сохранились до сих пор). Уж не говоря о том, что Стомахин, вообще-то, не является автором инкриминируемого ему текста «К годовщине цареубийства», который был написан в качестве сопроводительного материала к баннеру «1881-2011. Ваш подвиг не забыт», вывешенному петербургскими активистами на ограде Екатерининского канала напротив храма Спаса-на-Крови. Акция была приурочена к 130-летию со дня приведения народовольцами в исполнение смертного приговора императору Александру II — 13 марта по новому стилю. В это время Борис Стомахин еще находился в лагере, и, таким образом, максимум, что ему можно было бы вменить по данному эпизоду, — это перепечатку чужого материала.

Ранее Стомахин уже подвергался преследованию - против него неоднократно возбуждали уголовные дела за статьи в самиздате и Интернете, а также административные дела за различные «несанкционированные» акции протеста. В 2006 году он был арестован и осужден на пять лет общего режима по ст.280 и 282 УК РФ. Срок отбывал в колонии поселка Буреполом Нижегородской области. Находясь в заключении, продолжал писать статьи, передавая их на волю для публикации.

На мой взгляд, "Буреполомский дневник" Стомахина — одно из самых ярких документальных произведений XXI века о жизни на российской зоне, по значимости вполне сравнимое с воспоминаниями о советских лагерях таких авторов, как Варлам Шаламов и Анатолий Марченко. Казалось бы, странно, но факт: Стомахин - единственный из политзаключенных современной России, кто открыто выступил не только против государственной власти в разных ее ипостасях, но и против навязываемой уголовниками кастовой системы, отказавшись признавать их "понятия". Находясь на зоне, он имел смелость заявлять, что лагерная иерархия — это полная чушь, и что по большому счету между "пацанами", "мужиками" и "петухами" принципиальной разницы нет.

Мне довелось познакомиться с Борисом Стомахиным в офлайне вскоре после его первой отсидки. В личном общении он производит впечатление человека доброго и мягкого. Любит кошек — в "Буреполомском дневнике" есть немало теплых слов о том, как кошки помогали ему хоть немного скрасить существование на зоне. С ним есть о чем поговорить - помимо политики.

Чего в нем совсем нет, так это позерства и стремления кому-то понравиться. То есть того, что представляет собой основную черту большинства российских политиков — как провластных, так и оппозиционных. Все они, насколько я могу заметить, стремятся говорить только то, что от них хотят услышать в данный момент, а не то, что думают на самом деле, и что, быть может, позволило бы сдвинуть политический процесс с мертвой точки. На этом популистском фоне человек, который высказывает свое собственное мнение, к тому же радикально заостренное, смотрится, по меньшей мере, странно.

Думаю, все дело в том, что Стомахин, несмотря на то, что писал он преимущественно на политические темы, не является политиком в строгом смысле этого слова. Его творчество — это, прежде всего, искусство. На мой взгляд, высказывания Стомахина — как по форме, так и по содержанию - очень напоминают изречения библейских пророков, в которых современные эксперты, к слову, при желании тоже могли бы найти "призывы к экстремизму". А среди современников на него больше всего похожи солистки Pussy Riot Надежда Толоконникова и Мария Алехина, чьей акции в Храме Христа Спасителя Стомахин неоднократно выражал поддержку. При этом в обоих случаях радикальный акционизм заключался не столько в статьях или панк-молебне как таковых, сколько в последовавшей за этим реакцией государства в виде показательных процессов.

Есть ли смысл в такой заведомо драматичной и заведомо судебно проигрышной борьбе? Сам Стомахин пишет из тюрьмы: «Чем я руководствуюсь? Это просто образ жизни, естественное поведение, а не какой-то обдуманный расчет, бизнес-план с просчитанной прибылью. "Не могу молчать", как Толстой, да и не молчу, хотя прекрасно осознаю, что ничего от моих слов не изменится, а вот посадить могут. Но если промолчу - буду просто противен сам себе, буду себя презирать еще больше... ».

Публицистические статьи Стомахина полны эмоциональных гипербол и перехлестывающих метафор. Но они не могут быть «руководством к террористическому действию» — хотя бы потому, что ни к кому конкретно не адресованы, и, к тому же, если понимать их буквально, заведомо неосуществимы. Их цель – не призвать к насилию, а наоборот - пробудить в обществе совесть, заставить сограждан устыдиться того, что власть делает от их имени в стране.

На мой взгляд, судить Стомахина за его статьи – все равно, что судить Сальвадора Дали за его картину «Предчувствие гражданской войны». И, тем не менее, вынесение обвинительного приговора человеку, который просто выступил против насилия как «базовой ценности» российской истории, - более чем вероятно…

Мария Александрова