Духовные скрепы? Не-а, не слышали

Ученые из института социологии РАН попробуют найти «исторические маркеры, способные выполнять функцию духовной скрепы». Хотя ответить на вопрос о том, что нас объединяет, можно и без полутора миллионов рублей, выделенных на это исследование.

Институт социологии РАН выиграл конкурс на написание научно-исследовательской работы о духовных скрепах России. Ученые, в числе прочего, попытаются составить «перечень исторических маркеров, способных выполнять функцию духовной скрепы». За это администрация президента заплатит почти 1,5 млн руб.

Полтора миллиона на скрепы – это как-то чересчур. Проведем свое исследование – бесплатно.

Об объекте мы впервые услышали в декабре 2012 года. Президент России Владимир Путин в послании Федеральному собранию сообщил: «Российское общество испытывает явный дефицит духовных скреп: милосердия, сочувствия, сострадания друг другу, поддержки и взаимопомощи». Скрепы после этого заявления разлетелись по Рунету и стали новым мемом. (Хотя я считаю, что президенту было ни к чему изобретать новые словеса и тем более приплетать духовность к обыкновенным человеческим добродетелям).

Итак, скрепа первая - милосердие. Вполне себе духовная. Христианская добродетель, которая ставится превыше остальных. «Возлюбить Бога всем сердцем и всем умом, и всею душею, и всею крепостью, и возлюбить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв».

На днях Надежда Толоконникова написала письмо об условиях работы женщин в мордовской колонии, где она отбывает наказание. О 16–17-часовом рабочем дне, избиениях, издевательствах и безумных наказаниях. Рунет взорвался возмущенными комментариями — и отнюдь не в адрес ФСИН. Не представляю, что творится в головах у людей, которые искренне считают, что к лишению свободы (которое на самом деле предполагает лишение многих свобод: передвижения, общения, выбора работы, даже элементарного времени, когда проснуться, поесть или лечь спать…) должны прилагаться унижения, побои, издевательства.

Заключение само по себе — весьма сомнительный метод перевоспитания. Особенно с учетом того, что далеко не все попадают в колонию за дело (от сумы и от тюрьмы, как известно, не зарекайся; плюс вспомним «адекватность» российского суда). Если говорить конкретно о Толоконниковой, то я, как и очень многие, не считаю, что правонарушение, которое она совершила, требует изоляции от общества для блага этого самого общества. Но что мы видим и слышим? «Пусть вкалывает – перевоспитается! Пусть поголодает – полезно! Пусть споет: «Богородица, начальника колонии прогони!» Тюрьма на то и тюрьма, чтобы там было плохо! А что, решила, в санаторий попала? Надо было думать головой, а не другим органом, когда в церкви ноги задирала!».

Милосердие? Какое милосердие? Не, не слышали.

Скрепа вторая - сочувствие и сострадание друг другу.

Августовская новость: депутат Госдумы от ЛДПР Михаил Дегтярев предложил урезать рацион мигрантам, согнанным с лагерь в Гольянове, и определить его исходя из «традиционных для нелегальных мигрантов норм» – кормить людей хлебом и лапшой быстрого приготовления. Выборочные комментарии «обычных русских людей»: «Вот так с ними надо!», «Лучше вообще не кормить!», «Ахаха, красавчег!»

Сентябрьская новость: вышеупомянутый Дегтярев выступил против того, чтобы принимать в школы и детсады детей нелегальных мигрантов.

Новость свежая: в Петербурге 28 сентября уроженец Узбекистана упал с 16-го этажа строящегося дома и разбился насмерть. Выборочные комментарии «ярусских» из культурной столицы: «Это матушка Русская Земля их так притягивает… и поделом иноземщине проклятой… прочь из моей страны!», «Обычная новость, а настроение улучшилось», «Как жаль… Что только один упал!».

…Хотя ясно: «выгнать» всех мигрантов из России нереально. Если же отказать их детям в обучении, мы получим ораву не социализированных и безграмотных людей, которые двух слов не могут связать по-русски и уж тем более абсолютно незнакомы с нашей культурой, нашими традициями и нормами. Что дальше? Неминуемый социальный взрыв.

Но народ с удовольствием глотает любые обещания прогнать или заплющить «черномазых/узкоглазых»…

Мигранты подметают наши улицы, строят наши дома, возят нас на работу. Едут они сюда не от лучшей жизни. Ну и где сочувствие? Что вы, увольте! Они же не люди. Они разносят болезни, совершают большинство преступлений, они унтерменши, потому что родились «не такими, как мы». Сострадать им? Ни за что!

Да и без мигрантов у нас проблем хватает - содомиты, либерасты, портянки, белоленточники, проклятые агенты Госдепа...

Сложно возлюбить ближнего. Чужого, незнакомого, непохожего на тебя. Сложно прощать людей. Сложно понимать. Сложно видеть человека в другом человеке. Сложно относиться к нему, как к себе.

Мы идем простым путем. Ненависть – вот наша настоящая духовная скрепа. Ненависть объединяет всех. Любовь, сочувствие, всепрощение требуют сил. Ненависть, как сорняк, растет сама по себе. А если ее усиленно подкармливать (что сейчас и происходит) – цветет и пахнет. И не нужно полуторамиллионных исследований, чтобы увидеть это.

Лена Климова