Главное – это диалог культур

Для успешного развития российско-германских отношений важен человеческий фактор. Нужно, чтобы граждане двух стран лучше понимали проблемы и менталитет друг друга, полагает председатель Немецко-русского института культуры д-р Вольфганг Шелике.


Отношения с Германией всегда были одним из главных приоритетов в российской внешней политике. И то, что один из первых международных визитов Владимира Путина в качестве президента был именно в Германию, в очередной раз свидетельствует об этом. При этом нельзя не заметить, что во главу угла этих отношений ставятся вопросы экономики.

Однако, по мнению участника заседания рабочей группы «Мастерская будущего», состоявшегося в рамках российско-германского форума «Петербургский диалог», д-ра Вольфганга Шелике, возглавляющего Немецко-русский институт культуры (г. Дрезден), власти обеих стран не должны забывать, что все-таки, «главное – это человеческий фактор, то, что в широком смысле называется «диалог культур». Он уверен, что для успешного развития двусторонних отношений необходимо, чтобы немцы лучше понимали россиян, великую страну со своими проблемами, вникали в нее, принимали ее.

В свою очередь важно, чтобы и россияне тоже глубоко понимали немецкие проблемы и менталитет. А это возможно, конечно, через культуру, через изучение языков. К примеру, было бы очень важным, если бы в России больше изучали немецкий язык, а в Германии – русский, а не общались бы друг с другом преимущественно на английском языке. Именно это будет в том числе способствовать сближению.

Д-р Шелике обратил особое внимание на такой потенциал для российско-германских отношений, как русскоязычное население в Германии и этнические немцы в России. Он выразил надежду, что и российские, и немецкие власти проснутся. «Инициатива снизу уже есть, - утверждает он. – Определенные ростки, звездочки, уже работают на стыке двух великих культур, которые трудно совместить. Нужно повседневно, всю жизнь заниматься этим делом. Хочется верить, что ростки эти будут расширяться, но для этого необходима и политическая воля. А именно этой политической воли, как с немецкой, так и с российской стороны пока нет. И это большое недопонимание своих шансов».

В сфере публичной дипломатии, уверен председатель Немецко-русского института культуры, также лежит большой потенциал. Тем более, что в России в последнее время стали проявлять определенное внимание к этому институту. «Главное, чтобы призывы к увеличению роли народной дипломатии не остались просто лозунгом», - отметил он.

Д-р Шелике обратил внимание, что, разумеется, ситуация в России и Германии с гражданским обществом различается. «Ведь немецкое гражданское общество развивалось со времен Бисмарка. Еще Владимир Ильич Ленин смеялся над немцами, «мол, всего три немца, и сразу свой Verein, свое общественное объединение». Но это привело к тому, что инициатива общественно-полезной работы, бесплатной, стала традиционно более развитой, чем в России», - говорит он.

По мнению д-ра Шелике, «Это связано здесь и с историей, и ролью церквей, их гуманитарной направленностью. Православная церковь в советское время не могла играть такую же роль, как играли церкви в Германии. В Германии церковь оказывала помощь в социальных вопросах, вопросах помощи, к примеру, детям-инвалидам, в том числе в ГДР, что, естественно не сравнить с тем, что было в СССР. В России, без сомнения, наблюдаются ростки».

«Я не согласен с тем, что в России нет гражданского общества. – гворио он. -  Весь вопрос в направленности гражданского общества. В Германии, например, пожарная служба – это в основном общественники. Здесь даже наблюдается другой процесс. Многие государственные задачи, скажем так, спихивают на общественников. Разумеется, этот общественно-полезный труд надо как-то поддерживать финансово, возмещать хотя бы убытки. Что в Германии и делается. Но есть люди, которые занимаются такой деятельностью от души. К примеру, я восхищен, когда молодые 17- и 18-летние мальчики и девочки едут в Россию на целый год и работают в домах престарелых, притом не зная русский язык».

Что касается сферы внешней политики, добавил д-р Шелике, то здесь у общественных организаций также есть потенциал. И в первую очередь, считает он, «здесь необходимо больше доверия, рассматривать инициативы, которые идут снизу не как провокации, или как неудобные, а именно как форму партнерства». Многие же российские чиновники воспринимают их в штыки. Для общественных организаций важно сначала четко ставить задачу и проблему, а потом в государственных структурах находить партнеров. Это часто оказывается неудобным. Потому что у власти, как правило, другие критерии. И для чиновников отчитаться перед гражданскими инициативами – совсем не главное.

По мнению господина Шелике, негативную роль в этом процессе играет формула «инициатива наказуема», которая еще с советских времен стала частью российского менталитета. Немецко-русский институт культуры также сталкивается с этим. «Мы стараемся привлечь мигрантов, которые приехали сюда, в Германию, к общественной работе, но мало находим отклика. Этот менталитет, к сожалению, есть. Люди приехали не для того, чтобы развивать здесь русский мир, не для того, чтобы консолидироваться. Но это не их вина, это их беда».

Татьяна Хрулева

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru