Диагноз здравоохранению поставит следствие

В Калининградской области возбуждены сразу два уголовных дела, касающиеся охраны здоровья детей. В одной из больниц новорожденным вводили просроченные препараты.


© 39.mvd.ru

С разницей меньше чем в неделю сотрудниками Следственного управления СК РФ по Калининградской области было возбуждено два уголовных дела, касающихся системы здравоохранения региона. Кроме того, у этих дел есть еще одна общая черта – в обоих случаях пострадали дети.

Сначала следователи СКР возбудили уголовное дело о причинении смерти из-за ненадлежащего лечения по факту гибели четырех детей с ноября 2014 года, проходивших лечение в городской больнице Советска в Калининградской области. Родственники погибших детей уверены, что это произошло по вине врачей.

Как сообщили в СКР, изъята вся медицинская документация, которая отражает процесс лечения детей. Сейчас решается вопрос о выборе экспертного учреждения, которое будет проводить исследования. Экспертиза призвана ответить на вопросы, насколько своевременно и качественно была оказана детям медицинская помощь.

После этого полиция возбудила уголовное дело по факту оказания услуг ненадлежащего качества (п. "б" ч. 2 ст. 238 УК РФ). Сотрудники отдела экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД по Калининградской области обнаружили, что в Детской областной больнице Калининграда детям назначали препарат "Инфезол 40" с истекшим сроком годности.

"Как утверждает главврач больницы, там проходила инвентаризация, и лекарства якобы приготовили для утилизации. На самом деле, все было не так. Наши сотрудники после поступления жалоб вели разработку, и когда они пришли на осмотр в Детскую областную больницу, в сестринской за диваном была обнаружена корзина, в которой находилось детской питание и просроченный "Инфезол 40". Понятно, что если корзина была за диваном, то сотрудники больницы что-то прятали. Это уж никак не на инвентаризацию готовятся лекарства", – полагает начальник отдела информации и общественных связей УМВД Светлана Поставничая.

По ее словам, оперативники также обратили внимание на шкаф, который стоял неровно. Отодвинув его, они обнаружили комнату без двери, дверной проем которой и был заставлен шкафом. В этом тайнике на стеллажах были спрятаны восемь коробок с дорогостоящим раствором для поддержания жизненных сил новорожденных детей. Среди них также обнаружился просроченный "Инфезол 40", причем вместе с непросроченным. По мнению Поставничей, если проводится инвентаризация, в одном месте не могут находиться пригодные лекарства и с истекшим сроком годности.

Она отметила, что в ходе разбирательств было установлено, что небезопасный для использования раствор медики вводили внутривенно недоношенным новорожденным пациентам больницы. Уже в семи медицинских картах сотрудники полиции обнаружили назначенный врачом просроченный "Инфезол 40", причем в картах есть отметки медсестры об исполнении назначения. Сейчас оперативники ведут проверку всего архива назначений за два года, что не исключает выявления других случаев использования просроченного лекарства.

Пока Следственный комитет не подтвердил, что введение просроченных медикаментов негативно отразилось на здоровье детей. Но если бы оперативники не вмешались и не изъяли эти 260 флаконов лекарства, неизвестно, сколько времени еще им продолжали бы пользоваться, полагает Светлана Поставничая.

Применение просроченных лекарств врачами Детской областной больницы в Калининграде является беспрецедентным случаем, считает президент "Лиги защитников пациентов", член экспертного совета при правительстве РФ Александр Саверский.  

Как сообщил эксперт корреспонденту "Росбалта", ему за время практики защиты прав пациентов не приходилось сталкиваться с подобными ситуациями.

"По крайней мере, мне не приходилось о таком слышать. Я полагаю, что речь идет о статье 238 УК РФ – "хранение товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности". Надеюсь, что уголовное дело даст ответы на все вопросы", — сказал Александр Саверский.

Ответственность за назначение детям просроченных лекарств не должна исчерпываться служебными выговорами, заявил "Росбалту" директор Фонда независимого мониторинга "Здоровье", член Общественной палаты России Эдуард Гаврилов.

"Что касается использования просроченных растворов для лечения недоношенных новорожденных, то тут речь идет уже об уголовном преступлении. Полагаю, что все ответственные лица понесут ответственность, которая не должна исчерпываться служебными выговорами, о которых на телевидении уже заявил главврач больницы. Затертые даты производства на упаковках говорят о том, что лекарства намеренно использовались в лечении и врачи о том, что срок истек, знали. Цена раствора невысока – 200-300 рублей. Почему на этом препарате решили сэкономить – разберется следствие", – подчеркнул глава фонда.

Он заметил, что сотрудники фонда подробно разбирались в другой ситуации с просроченными препаратами — лекарством для калининградских онкобольных. "Лекарства лежали на складах, якобы потому что изменились схемы лечения и больным они стали не нужны. А кто-то просто уже ушел из жизни. Но на самом деле проблема лежит в объективности расчетов", – уверен Эдуард Гаврилов.

Он полагает, что просроченные лекарства на 28 млн рублей – это недопустимо, поскольку лекарства эти относятся к дорогостоящим, и, наверняка, в каком-то из регионов они были нужны больным. Но сегодня нет гибких механизмов, позволяющих перераспределить закупленные лекарства, например, направить их в другой регион, если там они реально нужны.

В любом регионе, напомнил он, должен вестись регистр пациентов, получающих лекарства в рамках программы "7 нозологий", и ежегодно органы управления здравоохранением защищают свои заявки на закупку лекарств по этой программе в Минздраве РФ.

"Получается, что регион подал заведомо непросчитанную заявку. Существуют схемы лечения, все дозировки известны. Если иметь точное число пациентов, то определить потребность в лекарстве – элементарно. И здесь возникает вопрос к Минздраву России, почему в рамках информатизации здравоохранения до сих пор нет актуального федерального электронного регистра пациентов, нуждающихся в дорогостоящих лекарствах. Это позволило бы сверять, верно ли регионы рассчитывают объемы лекарств, и избегать ситуаций со списанием препаратов впредь", – уверен Гаврилов.

"Нас в целом настораживает ситуация с онкозаболеваниями в Калининградской области. В 2014 году отмечен рост смертности населения от новообразований на 6,4%. При этом в области нет онкологического учреждения второго уровня – диспансера, только четыре онколога на 18 районов работают в филиале Калининградской областной клинической больницы.  Лучевая терапия обеспечена аппаратом 1980-х годов. В программе госгарантий Калининградской области не предусмотрено финансирование паллиативной помощи, в которой так нуждаются онкобольные, соответственно, паллиативных коек для таких пациентов нет", – констатировал Эдуард Гаврилов.

Между тем, после последнего случая смерти ребенка в Советске возмущенные жители обратились к детскому омбудсмену Павлу Астахову с просьбой защитить их детей от врачебного равнодушия. Таким образом, этот случай, а вслед за ним и просроченные лекарства, вышел на федеральный уровень. В отличие от ряда других симптомов застарелых болезней регионального здравоохранения.

Например, специалисты бьют тревогу в связи со стремительной коммерциализацией медицинских услуг. Сотрудники бюджетных организаций нередко параллельно подрабатывают в платных клиниках. Соответственно, они заинтересованы принимать больше пациентов за живые деньги, нежели по долгу основной службы.

«Резко, прямо по экспоненте наращивается большими темпами платность медуслуг, – говорит координатор регионального общественного комитета по здравоохранению Людмила Зелинская.  Вроде есть неплохое финансирование, и гораздо лучше, чем мы мечтали, когда стояли в пикетах. В область вроде бы прибыло приличное количество специалистов, врачей. Но платность невообразимая. Как грибы растут платные клиники. Рекламу выдают и очень сильно рекламируют своих врачей, которые могут проявить полную несостоятельность в госучреждениях. Но почему-то их беззастенчиво рекламируют в частных клиниках».  

Второй бедой калининградской медицины Зелинская назвала погоню врачей за заработками. Чтобы заработать, медикам приходится либо "прыгать" из клиники в клинику, либо брать несколько ставок в своем учреждении. "Немереное количество часов медик может выработать где угодно. Сколько хочешь часов, столько бери. Медикам дан карт-бланш. Либо они не вылезают из больницы, теряют последнее здоровье, ум и совесть, устают и бросаются на людей. Или работают в пяти местах. В результате некачественнее обслуживание везде. У них стекленеют глаза от усталости", — подчеркнула она.

По ее словам, в "бесплатных медучреждениях создаются искусственные очереди на услуги или на прием к узким специалистам". При этом часто больным предлагается платная альтернатива – здесь или в платной клинике, а некоторые виды обследования, такие как, например, хотлеровское, вообще пройти можно только в платных учреждениях, заявила Зелинская.

Огромные очереди выстраиваются и в окошки регистратуры. Это подчас приводит к довольно диким ситуациям, особенно в детских учреждениях, когда, например, родители теряют терпение и начинают в буквальном смысле сражаться за заветный талон к врачу прямо на глазах у своих детей. Так, летом прошлого года в единственной на весь регион детской городской стоматологической поликлинике подрались трое мужчин. По словам очевидцев, к окошку регистратуры попытался подойти мужчина, который, по его словам, занял очередь еще в пять часов утра. Кто-то из родителей стал возмущаться и не позволил ему встать первым, однако мужчина продолжил продвигаться к окну. Его принялся оттаскивать другой мужчина. Отцы начали драться, подоспел третий, он попытался растащить "бойцов".  В конце концов остались двое дерущихся, при этом пытавшийся пройти без очереди был скручен, повален на пол и в таком виде дожидался приезда полиции.

Как сообщила порталу "Клопс.Ru" главврач детской стоматологии Ирина Корбут, это не первый случай, когда борьба родителей за талоны к врачу идет "не на жизнь, а на смерть". "Был случай, когда мамы дрались, волосы рвали друг на друге, матом кричали. И все это на глазах детей", — рассказала Ирина Корбут. Она не скрывает, что ситуация в поликлинике сложная: не хватает детских стоматологов.  "У нас должно работать 90 врачей, а по факту их только 23", — добавила Корбут. При этом, по ее словам, из 190 тысяч детей, живущих в области, 98% имеют заболевания полости рта. В результате в поликлинике всегда многочасовые очереди, которые родители занимают с пяти, а то и с четырех часов утра.

Похожий инцидент произошел в декабре, но уже в Городской детской поликлинике Калининграда. Поругавшись с одной из посетительниц из-за очереди, женщина после непродолжительной словесной перепалки достала перцовый баллончик и воспользовалась им прямо в здании медучреждения.

Все эти случаи наглядно иллюстрируют общую картину происходящего в региональном здравоохранении. Последние же инциденты, как то шило в мешке, стали настолько вопиющими, что утаить их оказалось просто невозможно.

Комментарий федерального уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова по просроченным лекарствам оперативно получить не удалось. Что касается ситуации в Советске, свое мнение о ней он высказал еще в ходе визита в регион на прошлой неделе. Он сообщил, что после обращения жителей в город была направлена комиссия. Под интернет-петицией в адрес омбудсмена поставили подписи более 2,2 тысяч человек.

По мнению авторов обращения, в Советске дети гибнут по вине врачей. Описывается случай, когда ребенка привезли в инфекционное отделение с рвотой и высокой температурой, и врачи ограничились назначением капельницы и глюкозы.  «С каждым днем становилось хуже, просили врачей отвезти в Калиниград малышку, на что сказали "сами справимся", в итоге малышку спасти не удалось! Когда ребенок лежал в судорогах, врач Сердюк Александра просто ответила " на все воля божья" и ушла домой...», – говорится в петиции.

К разбирательству в ситуации подключилась и региональный уполномоченный по правам ребенка Татьяна Батурина. Она призывает не делать скоропалительных выводов и дождаться результатов расследования, поскольку ситуация непростая и требует всестороннего рассмотрения.

По факту интернет-петиции, адресованной Астахову, Батурина запросила информацию в региональных минздраве, прокуратуре и Следственном комитете. "Следственный комитет ответил мне, что возбуждено уголовное дело по 109-й статье, я жду результатов расследования.  Обозначены факты смерти, по которым они возбудили дело: это ноябрь, декабрь 2014 года и март 2015 года. Прокуратура ответила, что в настоящее время проводится проверка, запрошена информация, даны поручения о проведении проверок в министерстве здравоохранения, в управлении Росздравнадзора по Калининградской области и получены объяснения должностных лиц", – рассказала Татьяна Батурина.

По ее словам, минздрав предоставил более подробную информацию. Сославшись на этику, омбудсмен не стала раскрывать диагнозы и прочие медицинские подробности, однако отметила, что, судя по этой информации, прогнозы не были оптимистичными, но врачи боролись за жизнь детей. Кроме того, после начала проверки региональный минздрав своим приказом запретил принимать детей в инфекционное отделение больницы в Советске, в результате чего Советск, Славск, Неман и часть Краснознаменского района вынуждены отправлять детей в инфекционное отделение областного центра, подчеркнула Батурина. "Теперь мне мамы пишут письма на сайт с просьбой вернуть им отделение и вернуть им врачей", – отметила омбудсмен.

Не спешит с выводами и глава комитета по социальной политике, здравоохранению, образованию, культуре и спорту областной думы Наталья Макрецкая. «Будем встречаться с главным врачом. Мне интересно, как воспитывался этот ребенок, какие условия были, обращались ли в больницу эти дети, – то есть каждый случай должен быть конкретен, а не все оптом на четыре человека. Бывает, что к врачам предъявляют необоснованные претензии, но бывают и обоснованные. Действия депутатов заключаются в том, чтобы проконтролировать работу минздрава в этом вопросе. Заниматься расследованием – это не наша задача, но, вместе с тем, очень хочется увидеть правду. Я люблю работать по документам, а не просто по каким-то слухам», – отметила парламентарий.

Что касается ситуации в ДОБ, ответственность за применение просроченных лекарств лежит на главвраче, полагает Татьяна Батурина. Однако, по ее мнению, нынешний главврач Александр Маляров, занявший эту должность в начале сентября прошлого года, мог еще не успеть провести ревизию. Административное решение, согласно которому прежний главврач ДОБ Станислав Мальцев покинул свой пост, было принято неслучайно, уверена Батурина. "Значит, у министерства здравоохранения были вопросы к руководству больницы", – считает детский омбудсмен.

По мнению Татьяны Батуриной, со стороны предупредить подобного рода нарушения крайне сложно, поскольку тут речь идет о личной халатности сотрудников больницы и безалаберности руководства. Даже родители не могут проконтролировать, не назначено ли их ребенку просроченное лекарство. Поэтому выявление случая в областной больнице говорит о высоком уровне профессионализма сотрудников полиции, полагает детский омбудсмен.

Между тем, негативные отзывы родителей пациентов о работе персонала областной больницы появлялись на ее официальном сайте как при прошлом, так и при нынешнем главвраче. Главным образом пользователей возмущает невнимательное, а подчас и равнодушное отношение врачей к больным детям.

Читатели на сайте «Росбалта» также оставляют негативные отзывы. «У меня в прошлом году 7 сентября, после "лечения" в ДОБе, умер сын, – пишет пользователь Василина Нечаева. – После операции на кишечнике, он так и не восстановился. После этого долго не делали вскрытие, я так понимаю, что подчищали историю болезни. А после проверки, через месяц или полтора, мне пришло письмо-отчет, что я поздно обратилась за помощью в больницу, в следствии чего ребенок погиб».

Пользователь под ником Xenia Blischa задается ироническим вопросом: «Снабжать лечебные учреждения лекарствами с хорошим сроком годности не пробовали?». На самом деле, даже если в регион поступают не просроченные медикаменты, не все, оказывается, так просто. В феврале Росздравнадзор выявил в Калининградской области наличие лекарств с истекшим сроком годности на 28 млн рублей. Выяснилось, что противолейкозный препарат «Иматениб» был закуплен для калининградских льготников еще в 2012 году на средства федерального бюджета. Как поясняла руководитель службы контроля качества медицинской помощи и лицензирования Калининградской области Татьяна Николаева, лекарство оказалось невостребованным, поскольку некоторых пациентов перевели на более эффективные схемы лечения, другие просто умерли, так и не воспользовавшись препаратом.

В свою очередь, калининградские льготники были немало удивлены, узнав, что препарат пролежал столько времени невостребованным. В 2013 году им выдавали более дешевые аналоги лекарства, объясняя это тем, что министерство его не закупило. Как рассказывали пациенты "Новому Калининграду.Ru", у многих из них после приема дженериков появились побочные эффекты.

Получается, в системе здравоохранения региона куда ни кинь, везде клин. Просроченные лекарства могут обнаружиться на любой стадии их прохождения к пациентам – и хорошо, если обнаружатся.

Впрочем, как полагает депутат Госдумы Ярослав Нилов, проблемы с нарушениями в бюджетных учреждениях здравоохранения носят системный характер. По его мнению, если посмотреть внимательно, проверить всех и все, то уголовных дел, подобных заведенным по случаям в детских больницах Советска и областной, можно завести гораздо больше. «На многие вещи закрываются глаза, а когда уже нарыв прорывает, тогда уже другого выхода не остается, кроме как возбуждать уголовные дела. Надо еще посмотреть, чем они закончатся», – отметил парламентарий.

Во-первых, считает он, должна быть нормальная правоприменительная практика, чтобы всем было очевидно, что существует неотвратимость наказания. «А не так, как у нас часто: друг, сват, брат, глаза закрыли, отписали, написали, и все приводит к еще более серьезным последствиям. То есть контроль, правоприменительная практика и неравнодушное отношение», – уверен депутат.

Во-вторых, полагает он, надо для врачей создать нормальные условия работы. Если врач будет все нормы выполнять в точности так, как необходимо это делать, он не сможет принимать пациентов в таком количестве, в котором принимает, потому что очень много надо заниматься ненужной писаниной, отметил Ярослав Нилов. По его мнению, также надо обратить внимание на нормативы, и в целом создать условия для работы врачей, для молодых специалистов, в том числе обеспечить социальные гарантии, решение жилищного вопроса.

«У нас есть районы в регионах, где стоят новые отремонтированные больницы, а работать некому, потому что люди не идут. Они уезжают работать в Москву, Петербург, другие крупные города, а в райцентрах работать не хотят на маленькой зарплате», – пояснил парламентарий.

О том, что к решению проблемы нужно подходить системно, говорит и деуптат Госдумы Владимир Никитин: «Думаю, это общероссийская проблема – развал здравоохранения и понижение ответственности за состояние здоровья людей. По этим случаям в Калининградской области ко мне обращений не было, но наша фракция КПРФ в областной думе займется этим делом. Я поручу контроль руководителю фракции Игорю Ревину».

Конечно, трудно говорить о каком-то прорыве в региональной медицине, если со времен распада СССР в Калининградской области не введено в строй ни одной новой поликлиники. Сейчас намечается строительство современного онкоцентра, но удастся ли укомплектовать его персоналом соответствующего уровня, с учетом острой нехватки квалифицированных кадров в сфере регионального здравоохранения?

Да и те, что трудятся в больницах и поликлиниках, зачастую уходят в поисках лучшей доли. Так, врачи калининградской службы "скорой помощи" увольняются из-за низких зарплат, 80% бригад не укомплектованы из-за кадрового дефицита, рассказала "Росбалту" заместитель председателя ППО МУЗ "ГССМП" "Трудовые бригады" Анна Слотвицкая. "Сейчас идет череда увольнений, с лета несколько человек уволилось. И если раньше уходила молодежь, то сейчас уходят люди, которые по 18-20 лет проработали на станции скорой помощи. Основная причина – низкие зарплаты. Сложившаяся обстановка вынуждает людей работать на 2-3 работах или на двух ставках. Сейчас люди измотаны физически и морально и разуверились в обещаниях властей", — сказала Слотвицкая.

Получается, если смотреть на проблемы здравоохранения в целом, системно, случаи детской смертности в Советске или назначения просроченных лекарств в Калининграде не выглядят столь уж спорадическими. Конечно, не факт, что в Советске медики во всех случаях проявили халатность – в этом, действительно, предстоит разобраться экспертизе и следствию. Но удивляет, однако, то обстоятельство, что люди в большинстве своем априори уверены в виновности врачей – это показатель того, насколько стойкий стереотип вырабатывается у посетителей калининградских заведений здравоохранения.

Владимир Чичинов