«Семь лет за две страницы текста» — журналистку уже полгода преследуют за мнение о теракте в Архангельске

Псковитянку с февраля третируют обысками, допросами и блокировкой карт. Она считает, что это это «банальная месть силовиков».


© Фото Тимура Галимова / «Псковская губерния»

Сегодня день рождения у псковской журналистки Светланы Прокопьевой, которая уже полгода находится под следствием по делу об «оправдании терроризма» из-за своей речи в радиоэфире, где она прокомментировала теракт в здании архангельского УФСБ. Прокопьева обозначила возможные социально-политические причины поступка молодого человека и предупредила, что подобные инциденты могут повториться. За публикацию ее слов в декабре два СМИ получили предупреждения и штрафы, а к ней самой через пару месяцев с обыском нагрянули силовики в белых маскхалатах. Позднее в тот же день правоохранители пришли «осмотреть место происшествия» в редакцию «Эха Москвы в Пскове».

В поддержку журналистки выступали ее коллеги, а также Совет при президенте РФ по правам человека, европейские правозащитники. Тем не менее в июле Прокопьева была включена в список террористов и экстремистов. Это очень затрудняет жизнь: например, становится невозможно расплачиваться пластиковыми картами. Прокопьеву не арестовали, но взяли с нее подписку о невыезде и о неразглашении.

Во вторник ряд СМИ опубликовали открытое обращение Прокопьевой. Она рассказала, что когда после предупреждений Роскомнадзора СМИ «замаячила перспектива уголовного дела, мы смеялись и покручивали у виска пальцем». «Да какое, к черту, оправдание терроризма? Роскомнадзор в своих предупреждениях не указал ни одной конкретной фразы или даже слова, где есть „признаки“, да и не мог указать — таких слов там нет. Как вскоре выяснилось, это не важно», — пояснила Прокопьева.

Она также описала, как унизителен обыск, когда «незнакомые люди роются в твоих вещах» и отбирают «самые важные и необходимые вещи — ноутбук, телефон», а коллегам и родственникам начинает грозить «соучастие». И очень емко охарактеризовала последствия включения в «экстремистский» список: «государство вычеркнуло меня из нормальной экономической жизни».

С 20 сентября журналистка официально стала обвиняемой по статье об оправдании терроризма с использованием средств массовой информации. Ей грозит до семи лет лишения свободы. Светлана Прокопьева вины не признает и считает свое преследование «банальной местью обиженных силовиков».

В сопровождающем обращение посте она размышляет: стоила ли всероссийская, но сомнительная слава «политзаключенной» всех сопутствующих бед. Светлана приходит к выводу, что не стоит: ложные друзья отсеялись раньше, и еще до обыска и начала дела она получила работу, которую по-настоящему оценила и полюбила. «В-третьих и далее по списку, лучше жить с айфоном без уголовки, чем без айфона и с уголовкой», — отметила журналистка.

Сегодня она просит «милое мироздание» помочь отыграть все назад. «Закроем к чертям это дело, вернем мой электронный скарб, я перестану быть медийной персоной и продолжу свое тихое провинциальное существование», — пишет Светлана Прокопьева.

Депутат петербургского парламента Борис Вишневский высказал мнение, что слова Прокопьевой оценивали «откровенно заказные» эксперты. «Это — очевидная попытка расправы с журналистом за высказанное ею мнение, не имеющего ничего общего с реальным оправданием терроризма», — указал Вишневский.

Он убежден, что «необходима максимальная публичная защита псковской журналистки, которую могут бросить за решетку по сфабрикованному и абсурдному „делу“», и что в итоге «все обвинения со Светланы Прокопьевой должны быть сняты».

Псковский политик Лев Шлосберг также выступил с обращением к друзьям и соратникам: он призывает их «максимально включиться в дело Светланы Прокопьевой». «Возможно, что в Москве или Петербурге публикация Светланы вообще не была бы замечена, но в Пскове произошло иначе. Прокопьевой грозит реальное лишение свободы по абсолютно надуманному делу», — подчеркнул Лев Шлосберг. Он считает необходимым показать властям, что Светлана Прокопьева не забыта обществом, что оно намерено ее защитить всеми доступными силами.

Шлосберг выразил уверенность, что «журналист не только имеет право, но и обязан писать то, что он думает, в том числе о событиях, которые вызывают общественную тревогу, беспокойство и даже возмущение».

Председатель Гильдии лингвистов-экспертов Михаил Горбаневский предложил вместе с поздравлениями с днем рождения пожелать журналистке «полной победы в справедливой борьбе за правду и свободу слова».

Международная организация «Репортеры без границ» обратилась к российским властям с призывом отказаться от уголовного преследования псковской журналистки.

Петербургский историк и журналист Даниил Коцюбинский призвал интеллектуальную общественность подписать открытое письмо Профсоюза журналистов и петицию в защиту Светланы Прокопьевой. Он считает, что это дело «против свободы слова и возможности выражения мнений, а значит — против всех нас и нашей профессии».

Политик, общественный деятель Денис Билунов обращается к читателям: «Светлана Прокопьева сейчас защищает честь российской журналистики. Это как дело Голунова, только она сознательно принимает огонь на себя — прочитайте, пожалуйста, ее письмо».

Журналистка «Эхо Москвы» Татьяна Фельгенгауэр пишет: «Многолетнее ограничение политических и гражданских свобод создало в России не просто несвободное, а репрессивное государство. Государство, с которым небезопасно и страшно иметь дело».

Спортивный журналист Евгений Дзичковский замечает коротко: «Главная угроза — не действие, а мнение. Уже давно».

Уехавший за границу под давлением силовиков правозащитник Виктор Корб считает: «Если бы я не уехал из России, процесс по моему делу уже бы, скорее всего, завершился, и легко предположить, как именно… Светлана Прокопьева пока лишь дождалась официального обвинения. Удастся ее отстоять по схеме Я/МЫ?.. Надо…»

Пользователи тоже комментируют происходящее со Светланой:

Но основная реплика одна: «Семь лет за две страницы текста».


Ранее на тему Петербургские журналисты потребовали прекратить дело против Светланы Прокопьевой

В Петербурге проходит пикет в защиту журналистки, обвиняемой в оправдании терроризма

Евросоюз вступился за российскую журналистку, обвиненную в оправдании терроризма