«Лукашенко выбрал путь крови»: соцсети шокированы жестокостью белорусских силовиков

По словам наблюдателей, раньше такие зверства можно было увидеть только в фильмах про войну.


© Стоп-кадр видео

В соцсетях обсуждают рассказ минского блогера Lillyfloria о том, как как во время протестов в Белоруссии он попал в Центр изоляции правонарушителей и что с ним там происходило.

«Я провел на Окрестина в Центре изоляции правонарушителей (ЦИП) 2,5 суток. Сидел на остановке, вместе со знакомой, которая попросила ее встретить с вокзала, как ко мне подъехал „Комфорт“ и меня с еще одним мужчиной подхватили „добры молодцы“ во всем черном и потащили в салон.

Самое главное в этой ситуации — расслабиться. Если ты подаешь хоть какие-то признаки жизни во время задержания/стойки у стенки/на коленях и т. д., то тебе дают больше, чем тем, кто вообще стоит и не дергается. Вообще, чем больше ты выдаешь страданий, тем больше тебя бьют и ломают. Так что лучше — терпеть, ведь им неинтересно тогда.

Сначала было РОВД. И на ТОТ момент (с 9 на 10 августа) там было очень по-человечески. Пытались сделать возможное, чтобы выпустить, но приказ был всех паковать на ЦИП, поэтому они только разводили руками. Но мои вещи (какими я их помню) аккуратно сложили в пакет, дали написать СМС. Существуют, конечно, рвачи, которые устраивают распальцовки и тренируются биться головой об стену, чтобы вышибать из себя остатки серого вещества и потом пойти в ОМОН, но 90% — хорошие ребята, курсанты, которые лишний раз поинтересуются не затекли ли руки.

Сейчас я слышал, что в Октябрьском РОВД, куда меня доставили, полный фарш. Но я думаю, что это происходит во всех РОВД, потому что на Окрестина сейчас много людей и там их сильно не побьешь, ведь люди будут слышать, а кому это нужно?

2 часа, мои руки снова в стяжке (да, они не в наручники вас закрывают, это ж наручников не напасешься), но курсант решает, что мне недостаточно, он делает руки крестиком побольше и затягивает потуже. Ему все равно, а мне — не очень приятно, но еще куда ни шло. Следы сходят недолго.

Когда попадаешь на Окрестина, то там к тебе сразу относятся, как минимум как будто ты боевик из ЧВК „Вагнера“, которая хотела устроить военный переворот. На тебя орут, тебя заставляют встать у стенки „на растяжке“, а еще могут потрогать по коленям со словами „ЧТО-ТО Я НЕ ВИЖУ РАСТЯЖКИ!“ Происходит резкая подсечка, и ты стоишь в позе, в которой вот-вот и можно было бы делать всякие физиологические дела. К слову — эту позу требуют постоянно и делаешь ее уже потом на уровне рефлекса какого-то.

На тебя постоянно орут и унижают матом, всячески демонстрируя свое силовое и статусное превосходство. Они буквально внушают тебе, что ты — биомусор. Чтобы понять речь этих людей, просто сгенерируйте любой набор матерных слов с глаголами — 99%, что это оно.

Камера, в которую меня определили, была на 4 койки, но нас там оказалось 8. Очень неплохо на самом деле, но это потому что я т. н. „первой волны“, с людьми, которые были после меня в следующую ночь, такой лафы не дали. Их посадили в количестве 20 человек, как я узнал позже. В такую же камеру.

Первые сутки — буквально ни о чем. У тебя ничего не происходит. Читать нечего, слушать нечего. Благо, что было приоткрыто окно и в кормушку можно было слушать коридор. Кормушка — это такая дверца в двери, куда дают еду из пищеблока, но нам ее, увы, не давали. Почему не давали? Потому что был приказ не давать ее 3 дня. И тут совершенно не важно, осудили тебя или нет. 3 дня голода и отсутствия передач. Собственно, я поел последний раз в воскресенье и вот сегодня в среду. ОМОН только хохотал, что мол „обливайтесь слюной, польские шалавы“.

Ночью после первых суток, уже на вторые, меня вывели в коридор, классически пару раз очень внятно дали понять, как нужно встать и начинают тебе рассказывать, что ты живешь в прекрасной стране, с прекрасным лидером, что они нас будут учить, за кого нужно выступать (ну и с матом все). Огромное количество омоновцев постоянно тебя называет „разрушителем города, отбросами, тварями, мразями“. Просто постоянно. Даже когда просто проверяет в окошко, что вы делаете. А такие проверки каждые 30 минут.

Спать, к слову, почему-то запрещали, но т. к. сами омоновцы тоже хотели спать, а работали они уже много суток подряд и их (бедных) „загнали эти майданутые“, то и про нас забывали вообще.

Так вот в коридоре на вторые сутки на меня давили, чтобы я подписал протокол, но он вступал в конфликт с уже имеющимся по совершенно другим обстоятельствам. Я был на митинге в 22.00 (судя по Окрестина), и меня забрали, а потом еще через час меня закрыли в РОВД с другим. Но „митинг“ я подписал. Они вообще очень любят, когда ты все подписываешь быстрее. Чем быстрее, тем больше шансов, что тебя выпустят. И меня бы выпустили в ночи, но началось с 10 на 11. Людей, которых забирали в этот день, натурально избивали. Ор стоял нечеловеческий, истошный.

После этого нас перекидывают в камеру на этаж выше. Там около 40 человек на 6 коек было. И это было баня-пекло — жарко, воды постоянно не хватает, все плывут, дышать нечем.

Я точно слышал автоматные очереди и электрошокеры, которые применялись к ребятам, что попали в ночь с 10 на 11. Очень тяжело было это слышать, сквозь ЗАКРЫТОЕ окно. А слышно было очень отчетливо, что же там на улице творилось, даже сложно представить.

Во вторник должен состояться суд. Осудили 85 человек (насколько я слышал), но до меня очередь немного не дошла. Я даже расстроился, что придется ждать еще сутки, чтобы понимать вообще, что тебя ждет. Оно ж, когда известно, становится легче. А так — это гнетущее чувство неизвестности.

Разбудили ночью, примерно в 2.30. „С вещами на выход“. 9 человек, в т. ч. и я. Нам говорят, что пойдем домой. Я очень рад, хотя и не очень понял, почему я вышел без суда. Нас начали спускать вниз на первый этаж. На втором этаже нас подхватывает ОМОН и заводит за такую же машину, что и была выше.

И нас начинают просто нереально избивать дубинками. И всячески издеваться. Хватать за волосы, если можно схватиться, или держать коленом у шеи и в это время бить по ногам. Меня ударили около 20 раз. Били все и всех. Без разбора. Напоминало игру с кротом. Где видишь, там и бьешь.

После этого меня в последний раз ударили по коленям у стенки и в состоянии „как есть“ выкинули из Окрестина в ночь без денег, без документов, без связи. Я спросил про вещи, на меня еще раз наорали матом, но я уже не стал задавать лишних вопросов.

0/10 не рекомендую».

«Революция в Беларуси продолжается. Вчерашняя бойня не достигла цели — не вогнала людей в ступор и отчаяние. Сегодня третий вечер войны силовиков против народа. Каратели продолжают бегать по Минску, стрелять вверх и избивать людей. На повестке дня следующий сюжет — дневные марши матерей избитых и задержанных к тем местам, где они содержатся», — пишет политолог Кирилл Рогов.

«В Беларуси прям террор национального масштаба происходит. Народ оказался полностью бесправным против силовиков, которые должны его защищать», — констатирует политолог Григорий Мельконьянц.

В Twitter уже появилось огромное количество сообщений от людей, с ужасом наблюдающих за разгонами протестов и действиями силовиков.


Читайте также Доход главы Роскосмоса в 2019 году превысил 40 млн рублей, а руководителя «Ростеха» — 400 млн рублей

Украина пожалела о решении Белоруссии выдать «вагнеровцев» России

«Красноречие пригодится ему в суде»: в соцсетях пытаются предсказать будущее Лукашенко