Судебная реформа: Дума дает добро

Судебная система и эффективность работы всех её составляющих элементов являются одной из важнейших сторон в общественно-политическом устройстве любого государства. Особенно актуальна эта проблема для России, где во все времена в ходу поговорка 'от сумы да от тюрьмы не зарекайся'. Действительно, хотим мы того или нет, но с судебной системой мы сталкиваемся довольно часто. В последнее же время темпы экономических и социальных изменений в нашем обществе явно опережают устаревшую уже судебную систему.

В четверг 28 июня Государственная Дума дала зелёный свет началу судебной реформы в России: в первом чтении были приняты четыре законопроекта из разработанного президентской комиссией пакета документов. В частности в одобренный Думой пакет вошли: закон 'О Конституционном суде', законы 'О судебной системе' и 'О статусе судей', а также 'Об адвокатской деятельности и адвокатуре'.

Принятию законопроектов сопутствовало бурное обсуждение в Думе, но как справедливо заметил 'Коммерсант' от 29 июня: 'Хотя у депутатов было много замечаний, голосовали они практически единогласно'.

Наибольшие споры, как это отметили отечественные СМИ, вызвали предлагаемые изменения в законопроект 'О статусе судей'. Газета 'Новые известия' от 29 июня подробно остановилась на разъяснении спорных моментов данного закона в статье с многозначительным названием 'Судей будут судить': 'В законопроекте предлагается расширить круг требований, предъявляемых кандидатам на должность судьи. В частности, в подтверждение законодательной нормы о 'безупречной репутации кандидата' в документе предусмотрена более углублённая проверка сведений, им представляемых. Предусмотрена возможность привлечения судей к дисциплинарной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей'.

Упомянутый уже 'Ъ' заострил внимание читателей на предполагаемом повышении фактического статуса самих судей, как в материальном, так и в моральном плане: 'Численность судей вырастает вдвое, а зарплаты - в семь, восемь раз. В итоге судейский корпус после реализации судебно-правовой реформы должен превратиться в элитарное сообщество, а его члены окажутся ключевыми фигурами в правоохранительной системе России'.

Однако вовсе не грядущие блага для судейского корпуса испугали депутатов, а напротив насторожило их предполагаемое ужесточение ответственности судей, которая в частности предусматривает возможность лишения их профессионального статуса. Вообще независимость судей - одно из самых больных мест нашего общества, и депутаты справедливо опасались за возможность возникновения новых рычагов давления на судейских работников.

Газета 'Время mn' от 29 июня, также отмечая, что именно законопроект о статусе судей вызвал наиболее бурное обсуждение, пишет о чётком и продуманном представлении пакета законов со стороны представителя президента в Госдуме Александра Котенкова. Он соглашался в вопросах уточнения и проработки некоторых формулировок (особенно в части практического определения 'безупречной репутации' претендента в судьи), но твёрдо отстаивал основные положения и нормы. 'В результате в законопроекте остались как норма, вводящая особый порядок привлечения судей к дисциплинарной и административной ответственности, так и статья, устанавливающая механизм привлечения их к ответственности уголовной'.

Решительное и аргументированное поведение представителя президента в Думе отметила и газета 'Московская правда' от 29 июня, приведя на своих страницах эпизод с обсуждением ответственности судей: 'Заместитель председателя Верховного суда Владимир Радченко выступил резко против возврата ответственности судей. Александр Котенков напомнил, что и от судейского иммунитета у нас проку мало: один судья летает на машине мимо поста ГАИ на скорости 120 ('А что они мне сделают?'), но когда надо было лишить полномочий судью Пашина, это было сделано быстро и круто - за неправильное чтение приговора'.

Следующим камнем преткновения всё в том же законе о судьях стал предельный возраст служителей Фемиды: 'Одни депутаты говорили, что надо ограничить судейский возраст 60 годами, другие - 70. Владимир Жириновский вообще высказался за снятие всяких ограничений, пояснив, что чем старше судья, тем мудрее', -- писал 'Ъ'. В результате предельный возраст пребывания в должности для судей был установлен - 65 лет.

И раз уж речь зашла о Владимире Вольфовиче, то следует отметить, что он и на этот раз выступил с весьма экзотическим предложением. 'Лидер ЛДПР считает, что надо тяжелую судейскую работу поручить исключительно мужчинам. Владимир Жириновский: "Женщины редко насилуют, а мужчины часто. Женщина-судья не поймет, зачем совершили групповое изнасилование!" Впрочем, эта идея не получила продолжения'. (ОРТ от 28 июня).

Следующие поправки в законы 'О судебной системе' и 'О Конституционном суде' были приняты внушительным большинством депутатов без существенных разногласий с президентом. В принципе и эти законопроекты тесно связаны с законопроектом, который обсуждался в Думе первым.
Так, в частности, по информации 'Ъ', 'изменения предусматривают, что вопросы неприкосновенности судей Конституционного суда будут регламентироваться нормами закона 'О статусе судей' и уточняют правовой механизм реализации решений Конституционного суда. Если же КС признал какой-либо документ неконституционным, необходимо отменить не только его, но и все нормативные акты, из него вытекающие'.

Последним из пакета документов по судебной реформе был принят проект закона 'Об адвокатуре в России'. Общеизвестно, что у нас в стране катастрофическая нехватка профессиональных юристов. Как сообщала 'Время mn', 'депутаты дали адвокатам фактически неограниченную свободу выбора - юрист вправе сам выбрать, как осуществлять свою профессиональную деятельность: индивидуально, открывая адвокатский кабинет либо в составе адвокатских бюро'. 'Правда, -- поясняет газета, -- не каждый дипломированный юрист может стать адвокатом: желающие заниматься такой деятельностью должны сдать экзамен квалификационной комиссии, создаваемой с участием территориального органа Минюста'.

'Ъ' подробно описал, какой вид должна будет принять система адвокатской деятельности в России после утверждения соответствующего закона (в настоящее время адвокаты действуют в рамках закона, принятого ещё при Леониде Брежневе).
'Высшим органом управления адвокатуры в России станет съезд, который будет проводиться раз в два года, и решать практически любые вопросы. На съезде создадут корпоративные органы управления. В каждом из регионов будет лишь одна адвокатская палата, внутри которой будут формироваться адвокатские бюро. При этом существующие в настоящий момент многочисленные адвокатские коллегии упразднят'.

Завершить же обзор отзывов о принятии Думой пакета документов по судебной реформе хочется на оптимистической ноте, которая прозвучала в статье 'Четыре столпа судебной реформы' в газете 'Время mn': 'Таким образом, депутаты цивилизованно и почти без истерик (лишь в начале дня депутата Алексея Митрофанова от ЛДПР спикер Думы лишил на весь день права голоса за излишнюю эмоциональность) сделали первый и, хочется верить, исторический шаг - Россия начала новый этап формирования полноценной судебной власти. Возможно, что и второе чтение, а оно состоится теперь только в осеннюю сессию, пройдёт также вдумчиво и без лишнего пустословия'.

Константин Королев, Московское бюро ИА 'Росбалт'