Человек Играющий III тысячелетия

Разве может персонаж компьютерной игры заменить мягкого плюшевого мишку, который успокаивает и помогает уснуть даже взрослым людям?

В Петербурге на сегодняшний день насчитывается около 130 музеев. Однако не только гости нашего города, но и петербуржцы, если и выкраивают время для приобщения к искусству, то отправляются в Эрмитаж или в Русский музей. Многие же маленькие музеи остаются практически неизвестными. Фестиваль "Современное искусство в традиционном музее", который два года подряд проводит институт "Pro arte", старается заполнить пробел в нашем образовании, привлекая внимание к маленьким музеям выставками актуальных художников. Но даже в этом фестивале еще не участвовал Петербургский музей игрушки, который в мае отметил пятилетний юбилей. Этот музей расположен по адресу набережная реки Карповки, 32, прямо напротив монастыря Иоанна Кронштадского. Здесь хранится около 3000 экспонатов, охватывающих целый век, - с 1860 по 1970 годы. 300 единиц авторской игрушки представляют наше время, рубеж XX и XXI веков. О Музее игрушки рассказывает его директор Мария Марченко.

- Как возникла идея создать музей?

- Она впервые пришла мне в голову в 1994 году. Тогда я работала в галерее "Росарт", существовавшей в знаменитом Доме Мурузи при "Уголке Франции". Мы устроили выставку "Авторская художественная игрушка", которая имела оглушительный успех. Стало ясно, что тема востребована. Впервые мы заявили о создании Музея в 1996 году на выставке "Игры всерьез", состоявшейся в Союзе художников. Юридически Музей игрушки был зарегистрирован 7 мая 1997 года. С гордостью могу сказать, что он был первым в Санкт-Петербурге негосударственным музеем. На это звание часто претендует Музей Набокова, но он возник лишь два месяца спустя.

- Вам было на кого ориентироваться?

- В России наш музей стал вторым после Художественно-педагогического музея в Сергиевом Посаде под Москвой. Но там основное внимание уделяется образовательным и воспитательным проблемам. На Западе же подобных музеев очень много. Только в Германии их несколько десятков. Другое дело, что в это число входят не только музеи игрушки как таковые, но и музеи детства, игр, кукол. В Германии первый музей игрушек был основан в 1901 году в городе Зонненберге. За всю 300-летнюю историю Петербурга здесь никогда не было музея игрушки.

Экспонаты распылены по коллекциям крупных музеев - таких, как Эрмитаж, Русский музей, Кунсткамера, пригородные музеи-заповедники. Как правило, они показывают свои сокровища лишь изредка на временных выставках, посвященных не игрушке как таковой, а стилю определенной эпохи. Из выставок, сделанных именно на эту тему, можно назвать лишь "Игру и страсть", которая прошла в Строгановском дворце в 1999 году.

Но эта выставка, на мой взгляд, не была удачной. Она лишь показала, какой богатый материал содержится в запасниках петербургских музеев - и только. И еще то, что у нас в Петербурге никто этой темой не занимается всерьез. Я убеждена, что изучение игрушки, игры - удел не столько искусствоведов, сколько культурологов. Хочу подчеркнуть, что мы -не музей игрушек, а музей игрушки. То есть мы рассматриваем игрушку не только как предмет игры, но как явление культуры - с позиций быта, психологии, философии.

- Обычно в основу музея ложится какой-нибудь дар. С чего начинали вы?

- Мы - редкий пример музея, созданного с нуля.

- Как вы собирали коллекцию?

- Пути традиционные - закупки и дары. Как ни странно, чаще всего свои игрушки музею дарят обычные, совсем небогатые петербуржцы. В основном люди отдают игрушки своего детства - 50-х-60-х годов, но попадаются и уникальные вещи, за которые можно было бы выручить в антикварном магазине приличные деньги. Многие нуждаются в срочной реставрации, мы возвращаем их к жизни, а это и есть настоящее вознаграждение для наших дарителей.
Очень много игрушек я приобрела за рубежом. На аукционах я покупать не могла из-за слишком высоких цен. Поэтому приходилось, используя личные связи и знакомства, выискивать частных коллекционеров. Могу привести в качестве примера историю с приобретением кукольного дома.

Накануне открытия музея я поняла, что нам никак нельзя обойтись без кукольного дома. Но где же его взять? В России подобные игрушки практически отсутствуют, это не наша традиция, а немецкая. Бывая в Германии, я всем своим знакомым задавала один и тот же вопрос: где купить кукольный дом? Долгое время мне не везло. Но в один прекрасный день в Ганновере мне порекомендовали обратиться к даме, распродающей свою коллекцию старинных игрушек, собранную за сорок лет. Когда она привела меня в подвал, где хранилась коллекция, первое, что увидела - потрясающий деревянный кукольный дом конца XIX века. Когда я привезла его в Петербург, мои знакомые говорили: "Увидев этот дом, Барби умрет от зависти!"

- Кстати, о Барби. Этой куклы у вас нет. Почему?

- Это не связано с моим личным негативным отношением к Барби. Дело в том, что, как я уже говорила, нас интересуют только игрушки, сделанные до 1970 года. Куклы Барби этих лет считаются уже коллекционными - их, а также сопутствующую им одежду, мебель, предметы интерьера не так-то просто купить. Многие считают Барби символом американского образа жизни. Но она родилась вовсе не в Америке: ее изобрели в Германии и дали ей имя Лили. Однако в послевоенной Германии куклу сочли способной нанести вред подрастающему поколению. И патент был продан в США.

- Сколько примерно посетителей бывает в музее в течение месяца?

- Примерно 2-2,5 тысячи человек.

- Это - в основном, дети?

- Мы проводили в музее специальное анкетирование и выяснили, что более половины посетителей - взрослые люди. Возрастную группу наших посетителей мы определяем так: от 3 до 103 лет. Это накладывает отпечаток на нашу работу. Приходится строить выставки по принципу праздничного многослойного пирога. Если ребенок способен воспринять лишь первый, поверхностный слой, то взрослый человек может проникнуть вглубь. Но даже безумно сложная, концептуальная выставка должна быть интересна не только искушенному знатоку, но и ребенку. В то же время с детьми нельзя "заигрывать".

- Есть ли на ваш взгляд будущее у маленьких частных музеев, или они обречены на проигрыш в битве с государственными монстрами?

- Монополизация музейного дела государством ни к чему хорошему не может привести. Маленькие специализированные музеи более открыты для публики в прямом и переносном смыслах этого слова. Всем хорошо известно, что в крупных музеях выставлено не более 3-5 процентов фондов. Остальные 95 процентов произведений искусства очень редко вытаскиваются на свет и предстают перед публикой. Но человек, который приходит в маленький музей, видит очень много - не менее половины всей коллекции. Кроме того, у неподготовленных зрителей после посещения большого музея часто остается ощущение пресыщенности, усталости. Человек осознает, что нельзя объять необъятное, так стоит ли вообще стараться? Я убеждена, что если бы наши дети начинали знакомство с искусством не с Эрмитажа и Русского музея, а с какого-нибудь маленького, было бы лучше. В мир искусства нужно входить постепенно.

- Как строится экспозиция вашего музея?

- Собрание музея делится на три части: народная игрушка, индустриальная игрушка и авторская. В начале мая мы наконец-то открыли четвертый зал, предназначенный для устройства временных выставок. Здесь мы можем демонстрировать не только игрушки, но и произведения живописи, графики, скульптуры, инсталляции на тему игры. В зале народной игрушки экспозиция классическая: предметы просто расставлены по полочкам. А вот в зале индустриальной игрушки, где много кукол, экспонаты связаны друг с другом мизансценами. Игровой элемент упрощает восприятие, создает яркие зрительные образы, которые хорошо запоминаются. Даже если ребенок не запомнит факты, названия, даты, у него останется общее впечатление. Подобный подход к экспозиции распространен на Западе, но там уж очень силен крен в сторону театральности.

Особенно сложно найти какой-то дизайнерский ход в зале авторской игрушки. Это - произведения современных художников, выражающих свою индивидуальность. Созданные ими игрушки порой не могут "жить" не только в одной витрине, но даже в одном зале - совсем, как люди. Потому мы меняем экспозицию три-четыре раза в год, подбирая "персонажей" по темам, стилям, техникам, материалам.

- Кто из современных художников работает с вашим музеем?

- Прежде всего назову самого любимого - Виктора Данилова. Именно он оформил наш музей. Игра для него - способ мышления, творчества, жизни. Наталья Бельтюкова интересно работает с бумагой. Виктор Григорьев известен в городе как создатель механических игрушек. Совсем недавно у нас прошла выставка его необычных "арт-механизмов". Среди наших художников - творческий дуэт Лены Губановой и Ивана Говоркова, создающих инсталляции и объекты, талантливый скульптор Лев Сморгон, который победил недавно в конкурсе на создание памятника Анне Ахматовой.

- Что такое игра?

- Это культурологический вопрос. Чтобы не углубляться в философию, скажу, что игра - основа искусства, человеческих взаимоотношений, жизни. Человек - не только разумный, но и играющий: homo ludens. Сейчас в культуре постмодернизма очень актуальна игровая ситуация. Не зря так активно развиваются не традиционные формы искусства, а маргинальные, граничащие с театром, представлением - перфоманс, хэппенинг, инсталляция. Искусство и игра переплетаются очень тесно.

- Не кажется ли вам, что игрушка как таковая скоро станет анахронизмом, что все игры переместятся в виртуальный мир?

- Когда мы делали выставку "Homo ludens III тысячелетия", многие говорили, что в третьем тысячелетии останутся лишь компьютерные игры. Но я не думаю, что это произойдет. Так же, как не верю, что общение в Интернете заменит живые человеческие контакты. Компьютер - это что-то неживое, искусственное, холодное, примитивно-логическое. Кроме того, компьютерные игры требуют напряжения, они утомляют, вызывают стресс. Разве может персонаж компьютерной игры заменить какого-нибудь мягкого плюшевого мишку, который успокаивает и помогает уснуть даже взрослым людям?

Беседу вела Зинаида Арсеньева, Санкт-Петербург