Дмитрий Рогозин: чтобы прорубить окно, сначала надо построить стену

О российском гражданстве и государственной политике в отношении наших соотечественников за рубежом ИА "Росбалт" рассказал Дмитрий Рогозин, председатель комитета Государственной Думы по международным делам.

Государственная Дума, принявшая недавно в третьем чтении закон "О гражданстве РФ", готовит поправки в закон "О государственной политике РФ в отношении соотечественников за рубежом".
На вопросы ИА "Росбалт" отвечает председатель комитета Государственной Думы по международным делам Дмитрий Рогозин.

- Существует ли единая, четкая политика России в отношении соотечественников? В чем она состоит?

- Не могу сказать, что такая политика существует. Все планы, существовавшие до сих пор, в том числе подготовленный правительственной комиссией по делам соотечественников, - они просто курам на смех, их нельзя воспринимать серьезно. Я считаю, что решение о передаче функций защиты соотечественников Министерству иностранных дел - правильное. МИД все-таки имеет реальные каналы воздействия на ситуацию. В оперативном подчинении МИДа находится и Росзарубежцентр. Это, впрочем, не исключает появление крупной неправительственной организации по типу германских фондов, работающих с немецкой диаспорой. Думаю, что такие предложения - они сейчас готовятся - будут поддержаны российским руководством.

Однако важна не только защита российских граждан, постоянно проживающих за пределами Российской Федерации, не только выделение особого статуса представителей исконно российских народов, которые могут и не иметь российского гражданства. Должна быть и продуманная государственная политика, связанная с миграцией. Для тех, кто собирается возвращаться в Россию, должны быть предусмотрены послабления в поиске рабочего места и получении гражданства. Хотя хочу сказать еще раз: российское гражданство - это большая честь, его приобретение - привилегия.

- Новый закон "О гражданстве", лишающий российских соотечественников всяких привилегий в его приобретении по сравнению, скажем, с пакистанцами или эфиопами, расценивается ими крайне негативно. Для подавляющего большинства из них фактически закрывается возможность переезда в Россию. Как отразится новый закон на положении соотечественников в СНГ и Прибалтике?

- Я бы сказал так: сначала строится стена, в которой затем прорубается окно. Очевидно, что мы должны перекрыть каналы незаконной миграции в Россию. Слишком много вопиющих фактов, когда, например, в одной коммунальной квартире прописывают по 450 человек. Будет введен вид на жительство - люди, приобретающие российское гражданство, должны зарекомендовать себя как лица, лояльные Конституции России, не совершающие правонарушений.

С какой стати мы должны давать гражданство просто русским, или просто украинцам, или просто татарам, проживающим за пределами России, не интересуясь тем, чем они занимались до сих пор? В Чечне, среди тех, кто стреляет в наших солдат, есть и славяне. Принадлежность к славянству еще ни о чем не говорит. Кровь - это не самое главное, что должно определять принадлежность к гражданству.

Из общего числа этнически родственной публики мы должны сознательно отбирать людей, приглашать их в Российскую Федерацию, давать им гражданство в ускоренном порядке в соответствии с теми потребностями, которые имеются в России. Прежде всего, это будут люди, владеющие русским языком, то есть этнически родственные. Вопрос не в том, чтобы все они были "белыми" - возможно, это будут, скажем, киргизы или казахи, но если они - носители востребованных в России профессий, мы будем их приглашать.

Например, Канада испытывает огромную потребность в миграции, вплоть до того, что ежегодная квота на приобретение гражданства иностранцами составляет 10% от общей численности населения страны. Но это совсем не означает, что канадцы распахивают ворота для всех, кто хочет к ним переехать. Они дают поручения своим посольствам отбирать людей в соответствии с этой квотой, исходя из потребностей государства. То же самое мы сделаем и в России.

Сейчас мы готовим новый вариант закона "О государственной политике РФ в отношении соотечественников за рубежом", где вводятся исключения из общих правил приобретения гражданства для тех, кто является российским соотечественником. Что будет представлять собой удостоверение соотечественника, кому оно будет выдаваться, какими льготами будет пользоваться человек, обладающий статусом российского соотечественника - все это будет прямо указано в законе.

- Предполагается ли внесение изменений в уже прописанное в законе определение того, кто является соотечественником?

- Мы над этим работаем. Соотечественник, на мой взгляд - это не просто человек, принадлежащий к этническим группам, проживающим в Российской Федерации. Прежде всего он должен принадлежать к коренной, государствообразующей этнической группе, то есть такой, государственность которой реализована в рамках РФ, а не за ее пределами. По большому счету, украинцы, имея собственную государственность за пределами России, не могут считаться соотечественниками в полной мере.

Однако если мы говорим о соотечественниках с точки зрения не крови, а их собственного мироощущения и самоопределения, то главным условием выдачи удостоверения соотечественника государственными органами РФ является активная работа претендента в организациях российских соотечественников. Именно эти организации, землячества, диаспора будут определять, может ли человек действительно претендовать на статус российского соотечественника. Только им будет дано это исключительное право. Этнический украинец или киргиз может быть трижды русским по своему мироощущению, и, естественно, здесь не может быть никаких возражений.

- Известно, однако, что в некоторых государствах ближнего зарубежья открытое участие в деятельности русских организаций иногда влечет за собой крупные неприятности, вплоть до угрозы жизни. Уместно ли прямо связывать такую работу и получение статуса соотечественника?

- В таких государствах мы должны бороться не за права соотечественников, а за равные права этнических групп на использование родного языка в местах компактного проживания, получение на нем образования, удовлетворение культурных потребностей и т.д. Это уже вопросы межгосударственных отношений. Мы же говорим немного о другом - какие права получит конкретное лицо, решившее, например, переехать в Россию и получить российское гражданство.

Если же человек не собирается этого делать и просто проживает в своей стране, то в соответствии с нормами Совета Европы, Хартиями прав национальных меньшинств и национальных языков, его потребности в выражении собственной национальной культуры в местах компактного проживания должны соответствовать всем европейским стандартам.

- Какие изменения планируется внести в статьи, гарантирующие экономические преференции и льготы организациям соотечественников и их российских партнеров?

- Экономический фактор чрезвычайно важен, однако в новом варианте закона "О госполитике..." речь пойдет не только о поддержке экономических структур российских соотечественников. Мы убедились в том, что в такой ситуации сразу возникает масса проходимцев, которые провозглашают себя представителями соотечественников и пытаются стать посредниками в осуществлении тех или иных крупных проектов. В итоге потом не найти ни этих людей, ни денег. Подобные случаи вызывают большое раздражение российского правительства.

Мы собираемся строить такую экономическую политику со странами постсоветского пространства, что они будут пользоваться режимом максимального экономического благоприятствования, если соблюдают права российских граждан, проживающих на их территории, а также права и свободы национальных меньшинств, в том числе принадлежащих к этническим группам, проживающим на территории Российской Федерации.
Нефтяные и газовые краны будут работать как стимулы к тому, чтобы наших людей уважали!

- Московское правительство, руководство ряда других российских регионов имеют собственные программы помощи соотечественникам. Возможна ли передача части федеральной программы господдержки соотечественников на региональный уровень?

- Наверное, эту деятельность следует закрепить за федеральными округами. Москва - столица нашей страны, она несравнима по своим ресурсам с остальной Россией и может позволить себе такие расходы. Но если отдельный регион вряд ли сможет финансово обеспечить контакты с той или иной частью соотечественников, то федеральные округа могли бы взять на себя кураторство над организациями соотечественников в конкретных странах. Например, Уральский или Западно-Сибирский округа могли бы шефствовать над Казахстаном, Киргизией, Северо-Западный - над государствами Прибалтики и т.д. Принцип понятен - это должно делаться по территориальному принципу.

- Какова судьба идеи создания единого избирательного округа для граждан России, проживающих в СНГ и Прибалтике, с которой Вы неоднократно выступали?

- В январе я подробнейшим образом разговаривал на эту тему с Президентом России. Идея ему понравилась, однако пока мы не определили, как лучше организовать такой округ, и какими правами будет обладать избранный по нему депутат. Проблема здесь в том, что 450 депутатов Государственной думы - это цифра, оговоренная в Конституции. Поэтому нужно или изменить нарезку округов внутри России, или Дума будет формироваться по принципу 450 плюс 2 депутата от россиян за рубежом с консультативным голосом. Сейчас мы обсуждаем решение этого вопроса с Центризбиркомом.

Беседовала Яна Амелина, ИА "Росбалт". Москва

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru