Комиссия без права на помилование

Члены удмуртской комиссии по помилованию хотят понять, для чего же она создана: за всё время их работы лишь один осуждённый, за которого они ходатайствовали, был помилован.

Как известно, Указом Президента РФ N1500 от 28 декабря 2001 года были созданы региональные комиссии по помилованию при главах субъектов РФ. Полномочия упраздненной комиссии по помилованию при Президенте были делегированы в регионы. Одним из мотивов этого решения тогда было представление о том, что на местах виднее - кого из осужденных, просящих о помиловании, можно простить, а кого нет.
Два года спустя после изменения прежней системы комиссия по помилованию республики Удмуртия готовит письмо Президенту РФ с просьбой разъяснить, для чего же она создана...

Членам удмуртской комиссии обидно - за всё время их работы лишь один осужденный, за которого они ходатайствовали, был помилован. В то же время, по словам секретаря комиссии Сергея Антонова, в обход этого органа свободу получили четверо заключенных из Удмуртии. Это еще сильнее оскорбило членов комиссии, можно сказать, задело за живое: с их мнением не считаются! Более того, оказался уместным вопрос - есть ли вообще смысл продолжать работу?

Между тем, главы регионов вполне доверяют своим комиссиям. Так, в Удмуртии не зафиксировано ни одного случая, когда президент республики отклонил бы прошение о помиловании, представленное республиканской комиссией. А вот в столице страны региональные комиссии, видимо, находятся "под подозрением".

За первое полугодие 2003 года в 20 субъектах РФ (среди которых Башкирия, Пензенская область, Коми-Пермяцкий автономный округ) не было помиловано ни одного осуждённого, за которого просили местные комиссии, в 16 регионах - по одному, в абсолютном большинстве других регионов - помиловано от 2 до 4 осуждённых. Зато решения по помилованию в обход региональных комиссий принимаются регулярно.
По мнению Сергея Антонова, печальный опыт деятельности региональных комиссий, который заключается в практически полном отсутствии результатов - следствие непродуманного законодательства в этой области, а также неправильной политики администрации Президента.

В частности, законодательство не определяет сущность помилования как такового. Что это - акт гуманности или исключительная милость государства? По умолчанию помилование считалось проявлением гуманности в период работы прежней комиссии при Президенте. Почти 13 тысяч помилованных в 1999 году - лучшее тому доказательство.
Сейчас, по всей видимости, в федеральном центре превалирует парадигма исключительности - и количество помилованных в последние годы сократилось на несколько порядков. При этом в своей сути законодательство не менялось. Получается, что помилование полностью зависит от целого ряда чисто субъективных факторов. Как считает председатель удмуртской комиссии Сергей Антонов, вследствие такого подхода региональные комиссии теряют своё значение.

Однако, по мнению председателя комиссии по помилованию Нижегородской области Николая Пугина, ситуация в Удмуртии - скорее исключение, чем правило. "В этом нет системы, иначе подобное происходило бы и у нас, - сказал он корреспонденту "Росбалта". - А принятия решений без учёта мнения региональной комиссии у нас не случалось никогда".
Происходящее в Удмуртии нижегородский председатель считает лишь совпадением обстоятельств. Ходатайства аналогичной нижегородской комиссии удовлетворяются в 55-60% случаев. Это вполне приемлемая цифра. По словам Николая Пугина, она действительна и для других регионов. В первые месяцы работы комиссий большинство ходатайств действительно отклонялись, но это было связано с недостатком опыта у членов новообразованных комиссий. Прошения осуждённых были плохо подготовлены и слабо аргументированы. Сейчас ситуация значительно улучшилась.

Тем не менее, трудности у местных комиссий всё-таки есть, и весьма ощутимые - из числа тех, что мешают работать. Но, в отличие от коллеги из Удмуртии, нижегородский председатель видит их в другом. Главная на сегодняшний день проблема связана с увеличением сроков рассмотрения ходатайств из регионов в аппарате Президента РФ. В этом отношении закон о комиссиях необходимо корректировать и совершенствовать.

Дело в том, что с момента подачи прошений осужденных до издания указов о помиловании или отклонения прошений проходит в среднем около полугода. Срок для властных институтов, может быть, несущественный. Но для конкретного человека, находящегося не на Карибских островах, а в российской тюрьме, полгода - это целая вечность. А представьте себе положение заключенного дисциплинарного батальона, в который отправляют на сроки до 2 лет. Указ о помиловании может застать его уже на свободе...
Сложившаяся сегодня ситуация имеет в своей основе причины чисто формального свойства. Просто объем рассматриваемых в федеральном центре дел настолько велик, что не позволяет бюрократическому механизму работать быстрее.

Николай Пугин считает, что выход из положения - в наделении региональных комиссий более широкими функциями. Разумеется, никто не оспаривает у Москвы её прерогативы. Однако, делегировать принятие решений по мелким правонарушениям в пользу губернаторов, было бы, по мнению председателя нижегородской комиссии по помилованию, вполне разумно. Потому что нынешнее положение дел явно не соответствует здравому смыслу: прошения комиссий по осуждённым за кражу, скажем, 1000 рублей, отправляются Президенту и рассматриваются наравне с прошениями от серийных убийц и бандитов. По словам Николая Пугина, в этом отношении с ним согласны представители абсолютного большинства региональных комиссий по помилованию.

Региональные комиссии находятся в непосредственной близости от просителей, им действительно во многих случаях виднее. Члены комиссий не сидят сложа руки в своих кабинетах: они выезжают в колонии, общаются с заключенными. В составе комиссий - профессиональные юристы, врачи, журналисты, люди, заслужившие уважение своих сограждан. Результаты их деятельности - не абстрактные цифры, а судьбы людей, которым дают шанс вернуться в общество. И, конечно, вызывает сожаление то, что непростая работа членов региональных комиссий зачастую оказывается невостребованной.

Очевидно, в данный момент не всё благополучно в работе комиссий по помилованию, и прежде всего несовершенны правила, установленные для них федеральным центром. Необходима корректировка существующего законодательства с использованием накопленного в регионах опыта, в том числе негативного. Чтобы заключенные, подав прошение о помиловании, могли быстро получить определённый ответ на единственно волнующий их вопрос.

Александр Поздняков, ИА "Росбалт". Нижний Новгород