Абхазский узел - прошло 10 лет...

Абхазия отмечает 10-летнюю годовщину независимости республики. Грузия отметила 10-летие падения Сухуми и потери Абхазии. Европейские страны и США все откровеннее рекомендуют Грузии найти общий язык с Россией...

30 сентября Абхазия торжественно отмечает 10-летнюю годовщину независимости республики. Тремя днями раньше Грузия отмечала скорбную дату - 10-летие падения Сухуми и потери Абхазии.

Пир во время чумы

В Тбилиси и в Сухуми власти и население хорохорятся, делают неадекватные ситуации заявления и выдают желаемое за действительное. В массовом сознании населения Абхазии, не признанной мировым сообществом как независимое государство, культивируется надежда, что от состояния де-факто она с течением времени трансформируется в де-юре независимое государство и, наконец, окончательно избавится от Грузии.
В свою очередь, власти Грузии вот уже 10 лет обещают населению вернуть Абхазию в состав Грузии мирным путем, а если не удастся... Что ж, тогда побряцаем оружием еще раз...

С особым усердием грузинские политики оболванивают народ перед парламентскими выборами, которые намечены на 2 ноября. 27 сентября, в день падения Сухуми, они публично клялись вернуть автономию в ближайшее время - не уточняя: как? Впрочем, они наконец-то удосужились открыть два мемориала памяти погибших в грузино-абхазской войне.
Эдуард Шеварднадзе на одном из казенных мероприятий "успокоил" людей тем, что Грузия проиграла войну не Абхазии, а России.

Причем ни президенту, ни кому-либо другому не пришло в голову всенародно покаяться перед Абхазией и Грузией в целом в том, что война против своего же народа вообще имела место. Трескотня политиков напоминала автоматную очередь, попадающую, прежде всего, по 300 тысячам беженцев, которых политики по обе стороны реки Ингури вообще лишили права на жизнь: униженное нищенское существование, которое влачит подавляющее большинство беженцев, жизнью не назовешь.

Абхазия - страна души

Абхазии действительно живется неважно, но лучше, чем ожидала Грузия, учреждая экономические санкции против республики. Ей, хоть и ограниченно, все же удается при помощи России сохранять связь с внешним миром. Полтора года назад, несмотря на протесты Тбилиси, возобновилось железнодорожное сообщение Сухуми - Сочи. В абхазские порты практически свободно заходят российские и турецкие суда. Функционируют банки, в том числе российские.

Международные гуманитарные организации оказывают непризнанной республике самую разнообразную помощь; поддерживают ее российские регионы и различные московские организации. Центральный бюджет Абхазии более или менее пополняется доходами от экспорта древесины, лома черных металлов, табака, цитрусовых, фундука. Кое-какие деньги перепадают от приватизации и сдачи в аренду государственного имущества. Не последняя роль в формировании доходной части бюджета принадлежит туризму.

Парламенту Абхазии удалось создать законодательную базу и судебную систему, сформировать достаточно профессиональное правительство. В Абхазии проходят выборы, хотя их легитимность не признают ООН, ОБСЕ и другие международные организации. И, что самое главное, безопасность Абхазии обеспечивают российские миротворцы, дислоцированные в зоне грузино-абхазского конфликта.

Несмотря на последнее обстоятельство, в преддверии и во время празднования 10-летнего юбилея независимости правоохранительные органы республики перешли на чрезвычайный режим работы, усилили охрану стратегических объектов и границ с Грузией: правительство опасается терактов со стороны грузинских диверсионных отрядов. И это в Абхазии, в "стране души", как ее по праву называли. В "стране души", где до сих пор живым укором чернеют сгоревшие и разрушенные здания. Где и сейчас абхазы живут бок о бок с немногими оставшимися здесь грузинами, рожают и растят детей, иногда смеются, иногда плачут и часто боятся. В общем, как-то живут и на что-то надеются.

Не исключено, однако, что в одночасье - и это понимают в Сухуми - карточный домик относительного абхазского благоденствия может рухнуть. Причем, не столько потому, что грузинская партия войны рискнет и пойдет на нее с оружием. Многие аналитики считают, что сдать Абхазию по итогам геополитического пасьянса, который раскладывают не в Абхазии и не в Грузии, может Россия, если абхазская карта станет более или менее выигрышной в глобальной политической торговле.

В лучшем случае Абхазия вернется в состав Грузии формально, но на фоне возвращения беженцев и выполнения условий, устраивающих Россию. Вряд ли это случится скоро, но скидывать такую перспективу со счетов в надежде, что Абхазия может стать второй Эритреей, не стоит. Хотя бы потому, что в отличие от бывшей африканской автономии, в северных субтропиках столкнулись стратегические интересы России, амбиции Конфедерации горских народов Кавказа, нетрадиционных исламских течений, собственно Грузии и Запада, претендующего на влияние на Южном Кавказе и в Каспийском регионе.

Преступления или ошибки?

Эдуард Шеварднадзе как-то негромко и между прочим обмолвился, что война с Абхазией была ошибкой. При этом грузинский президент не добавил, что за 10 лет он практически ничего не сделал для того, чтобы попытаться хоть частично исправить последствия "ошибки", стоящей жизни тысячам его соотечественников, в том числе абхазам. Более того, Абхазию практически целенаправленно отторгали от Грузии.

В 1995 году, когда Абхазия еще не вполне встала на ноги и, в принципе, была готова к мирным переговорам с Тбилиси, Грузия приняла новую Конституцию, подтверждающую ее унитарные амбиции: ни Абхазия, ни Аджария, ни Южная Осетия в качестве автономий в ней не фигурировали. Аджарии статус автономии был пожалован позже, в 2000 году в знак благодарности за очередную услугу ее руководителя Аслана Абашидзе президенту Грузии.

Но осенью 2002 года парламент вопреки логике сложившегося статус-кво, внес поправку в конституцию, в соответствии с которой Абхазия приобрела статус автономной республики в составе Грузии. Для чего это было сделано - не ясно. Возможно, с целью позлить Абхазию и смягчить комплекс собственной неполноценности; возможно - чтобы взять тайм-аут под натиском грузинских политиков, упрекающих Шеварднадзе в нежелании вернуть Абхазию в состав Грузии.

В промежутке между этими двумя датами, в 2001 году, под прикрытием грузинских спецслужб в зону конфликта был переброшен отряд Руслана Гелаева с целью дестабилизации обстановки в Абхазии. Понятно, что это явно не способствовало укреплению доверия между Грузией и Абхазией.

В свою очередь Россия периодически высаживает военный десант в Кодорском ущелье, а радикальные думские мудрецы-провокаторы грозят полностью отторгнуть Абхазию от Грузии и разбомбить Тбилиси к "такой-то матери".

Не занимать агрессии и Грузии. Верховный Совет Абхазии в изгнании считается легитимной властью автономии и государственной структурой Грузии. В этом нонсенсе, возможно, не было бы откровенной беды, если бы не откровенная кровожадность председателя ВС Тамаза Надареишвили. Он открыто призывает беженцев, партизан и население к войне с Абхазией, категорически не приемлет возвращения беженцев и восстановления с Абхазией экономических отношений до тех пор, пока на всю ее территорию не распространится юрисдикция Грузии.

Миссия с петлей на шее

В этой связи следует отметить, что практически единственным удачным ходом Шеварднадзе в урегулировании конфликта стало - спустя 9 лет после окончания войны - назначения главы Аджарской автономной республики Аслана Абашидзе личным представителем президента в мирном урегулировании грузино-абхазского конфликта. Абашидзе пользуется кредитом доверия в высших эшелонах российской и абхазской власти.

Впрочем, Шеварднадзе, который постоянно конфликтует с руководителем единственной оставшейся у Грузии автономии, обратился к услугам Абашидзе не без задней мысли. В силу объективных и субъективных причин, он не рассчитывал на быстрый, но вполне возможный успех Абашидзе, и вскоре после назначения попытался дискредитировать его как несостоявшуюся политическую фигуру. То есть Шеварднадзе на абхазской волне рассчитывал избавиться от сильного политического противника - возможно даже, будущего президента Грузии...

Тем не менее Абашидзе приступил к "миссии с петлей на шее" и очень скоро сформулировал основные принципы урегулирования грузино-абхазского конфликта. Прежде чем начать переговоры о политическом статусе Абхазии, он предложил снять с нее экономическую и транспортную блокаду, восстановить ИнгуриГЭС и дать Абхазии право на транзит российского природного газа и электроэнергии в Турцию. Абашидзе подчеркивал, что вопрос транзита актуален и в контексте улучшения социально-экономического положения всех регионов Западной Грузии.

Радикальные грузинские политики сейчас же навесили на него любимый ими ярлык "агента Кремля" и "предателя нации". Громче всех в этом хоре запевал Надареишвили. С приобретением транзитной функции, заявил он, Абхазия разбогатеет; в мертвую сепаратистскую зону будет внесена жизнь - и все это без нас, без грузин! Одно время ему вторил и Шеварднадзе, который спустя несколько месяцев, после сочинской встречи с Владимиром Путиным, принял этот плана "на ура". Принял вынужденно, не вспомнив даже, что первым его озвучил Аслан Абашидзе и был за это вербально бит.

В надежде на чужого дядю

По мнению политолога Гиви Болоташвили, урегулирование грузино-абхазского конфликта не устраивает ни Тбилиси, ни Сухуми. Состояние "ни мира, ни войны" дает конкретные материальные дивиденды чиновникам и теневикам Абхазии и Грузии. Вражда уходит на задний план, когда речь идет о координации усилий в контрабанде оружия, наркотиков, автомобилей, фундука и прочего. Помирись грузины и абхазы всерьез и надолго, многие по обе стороны Ингури останутся не у дел и лишатся больших доходов.

Милитаристические настроения в контексте Абхазии звучат в Грузии достаточно четко и на достаточно высоких уровнях. Недавно, на торжественной церемонии выпуска очередного батальона грузинских коммандос, подготовленных в рамках помощи правительства США Грузии американскими военными инструкторами, министр обороны Грузии Давид Тевзадзе передал батальону флаг врага - абхазский флаг. Дескать помните и готовьтесь: вы должны вернуть Абхазию...

По словам политолога Рамаза Климиашвили, в сегодняшних глобальных политических реалиях вооруженное вторжение в Абхазию бесперспективно: мировое сообщество оценит это как военную агрессию против малочисленного народа со всеми вытекающими отсюда трагическими последствиями. Тем более, что к урегулированию конфликта активно подключены ООН и другие международные организации. Кроме того, не следует забывать о факторе цепной реакции: если Грузия вновь возьмется за оружие, противостояние перерастет в глобальную кавказскую войну.

Строго говоря, конфликт можно урегулировать и чужими руками; например, России, войск НАТО или США. Больше всего в Грузии популярна идея помощи Вашингтона, как стратегического партнера Тбилиси. Идею эту подкинул и раскрутил Шеварднадзе в начале иракского кризиса. Он многозначительно сообщил нации, что получил письмо от Джорджа Буша. В нем американский президент пообещал своему грузинскому коллеге урегулировать абхазскую проблему, как только он разберется с Ираком. Шеварднадзе сказал об этом несколько раз и намекнул, что не зря Грузия в числе первых поддержала войну США против Багдада и вступила в антииракскую коалицию.

Правда, пока Буш разбирается с Багдадом, посол США в Грузии Ричард Майлз уже неоднократно давал понять, что США не намерены прямо вмешиваться в грузино-абхазский конфликт. Не оправдываются пока и надежды на НАТО, в которое, по подсчетам Шеварднадзе, Грузия будет готова вступить в 2005 году. Находившийся в Тбилиси Генсек Североатлантического альянса Джордж Робертсон этот миф развеял и заявил, что "Пока говорить о конкретных сроках вступления Грузии в НАТО слишком рано". Прежде, считает он, Грузия должна пройти сложный путь выполнения обязательств, взятых ею перед альянсом. То есть соответствовать этой организации с точки зрения состояния экономики, вооруженных сил, демократического развития и прочего. Тем не менее, в сознание абхазов надежда Грузии на военную помощь США и НАТО засела крепко. Она укрепилась после двух показательных полетов натовского разведывательного и боевого самолета типа АВАКС над границей Грузии с Абхазией.

Нет пророка в своем отечестве

Вот в таком подвешенном состоянии находятся Абхазия и Грузия. Обе они так или иначе рассчитывают на Россию, поскольку считается, что ключ от абхазской проблемы лежит в Москве. Не случайно европейские страны и США все откровеннее рекомендуют Грузии найти общий язык с Россией, но прогресса в этом направлении пока не видно.

Эксперт Кавказского Института мира, демократии и развития Паата Закареишвили считает, что в грузино-абхазских отношениях просветление наступит тогда, когда Тбилиси по-человечески поинтересуется: а как, собственно, живет Абхазия, каких шагов она ждет от Грузии? Тбилиси, считает он, надо научиться уступать Абхазии, инициировать поступательное движение, поскольку в его интересах урегулировать проблему как можно быстрее: ведь не Грузия стремится отделиться от Абхазии, а Абхазия от Грузии.

Эта точка зрения моральна и логична. Вместе с тем она утопична, поскольку не популярна ни в политических кругах Грузии, ни в народе. Что же касается Абхазии, такой посыл, если он и состоится, вряд ли будет воспринят адекватно. Слишком много дров наломали все участники конфликта, слишком жестоко затянут абхазский узел. Развязать его вряд ли возможно, разве что разрубить. Как и чем? Этого не спросят ни у абхазов, ни у грузин. А значит, Абхазии и Грузии снова будет больно.

Ирина Джорбенадзе, Тбилиси