Алиев ушел. Да здравствует Алиев?..

Гейдар Алиев в любом случае не смог бы участвовать в выборах, и пас в сторону Ильхама закономерен. Более того - для этого выбрано точное время.

Гейдар Алиев отказался от участия в президентских выборах и передал эстафету своему сыну Ильхаму. "Надеюсь, в скором времени восстановив здоровье, возвратиться на Родину и вновь быть вместе с моим народом. А сейчас я отзываю свою кандидатуру в пользу Ильхама Алиева. Он является высокоинтеллектуальной, энергичной и инициативной личностью с прагматичным мышлением, прекрасно разбирающейся в современной мировой политике и экономике... Я верю ему как самому себе и возлагаю большие надежды на его будущее", - с такими словами обратился президент Азербайджана к своему народу.

Эта новость не стала сенсационной. Уже несколько месяцев, как Алиев-старший находится вне Азербайджана на излечении - сначала в Турции, потом в США. Оппозиция уже несколько раз успела его похоронить: в азербайджанской оппозиционной прессе с периодичностью в две недели появляются сообщения о кончине Алиева, которую, якобы, скрывают власти. Так ли это - проверить невозможно, в любом случае известно, что его здоровье пошатнулось, у него проблемы с сердцем, почками. В таком состоянии Гейдар Алиев не смог бы участвовать в выборах, и пас в сторону Ильхама оказался закономерен. Более того - для этого было выбрано точное время.

Почему не раньше?

Гейдар Алиев и его команда выбрали для самоотвода самый удачный момент. Несмотря на то, что Алиев-старший ранее полностью выбыл не только из предвыборной гонки, но и фактически передал власть в стране Ильхаму, назначив его премьер-министром, до последнего момента поддерживалось мнение, что он в любой момент может вернуться. Все последние дни только об этом говорили представители власти. А то, что оппозиция пыталась всех уверить в кончине Алиева, выглядело сомнительным: старый разведчик Гейдар Алиевич мог устроить игру со слухами о своей смерти и в последний момент вернуться. Хитрые ходы всегда были в обойме у президента, потому напряжение всегда существовало.

Теперь оппозиция вроде бы может вздохнуть свободно. У Ильхама авторитет не так силен, как у отца, к тому же он не такой опытный политик, и с ним еще можно потягаться. Но время оппозицией упущено.
За последний месяц Алиев-младший успел заручиться поддержкой основных держав мира и региональных лидеров.

Посетив Вашингтон, Ильхам добился такого блестящего приема, что известная правозащитная организация Human Rights Watch была даже вынуждена призвать администрацию Буша быть поосторожнее. Организация призвала официальный Вашингтон "публично оказать давление" на Баку, так как "азербайджанская общественность истолковала последние заявления администрации США по Азербайджану как настроенные в пользу Алиевых". Однако сколько бы ни возмущались правозащитники, администрация Буша явно поставила на Ильхама.

Анкара уже давно демонстрирует свою поддержку Ильхаму, видя в нем свою опору в Азербайджане.

Поддержка Москвы оказалась не менее явной. На Ялтинской конференции лидеров СНГ Владимир Путин первым делом встретился именно с Ильхамом Алиевым, дав понять, что приветствует передачу властных полномочий от отца к сыну.
Сразу после ялтинских событий первая леди России Людмила Путина посетила Баку с гуманитарной миссией.
9 октября в Баку во главе представительной делегации прибывает секретарь Совета Безопасности России Владимир Рушайло.
Очевидно, что повторяется армянский сценарий, когда Москва выказала свое благоволение Роберту Кочаряну, укрепив тем самым его позиции перед президентскими выборами.

Как видим, за неполных два месяца Ильхам Алиев, став премьер-министром Азербайджана, успел заручиться поддержкой ведущих держав, на которую сможет опираться в случае победы на выборах. Теперь оппозиции, которая пыталась пойти на обострение ситуации и очернить Ильхама в глазах мировой общественности, приходится кусать локти. На данный момент на массовые нарушения в сфере прав человека обращает внимание только Европа, которая не имеет реальной политической власти не только в самом Азербайджане, но и в регионе в целом.
Это видно по положению дел в соседней Армении, власти которой Европа обвинила в фальсифицировании как парламентских, так и президентских выборов. Однако после того, как Кочаряна поддержала Москва, страсти приутихли.

Почему Ильхам?

Почему Москва, Вашингтон и Анкара поставили именно на Ильхама?
В последнее время политика России и США на Южном Кавказе сблизилась вокруг многих вопросов. Обе страны ведут активную экономическую игру в регионе. И для Вашингтона, и для Москвы сейчас совершенно невыгодна дестабилизация положения. В этом плане Ильхам, который продолжит внешнюю и внутриполитическую линию отца, становится самой предсказуемой фигурой, с которой можно будет продолжать сотрудничество во всех областях.

Оппозиционные же лидеры, пытающиеся победить на выборах, допускают слишком много популистских заявлений, которые в случае Азербайджана чреваты серьезными последствиями. Мировым державам не с руки видеть у власти фигуры, которые способны расконсервировать карабахскую войну или раскачать сепаратистское движение азербайджанцев в Иране.

Вашингтон, правда, ранее делал ставку на Расула Гулиева, бывшего экс-спикера, оказавшегося сначала в опале, а потом в эмиграции в США. Оттуда он вел пропагандистскую войну с режимом Алиева. Тогда он был нужен Вашингтону для давления на Баку. Но экс-спикер впал в эйфорию и стал позволять себе, мягко говоря, не очень взвешенные заявления, подстрекая общественность к волнениям и насилию. После этого вокруг все менее контролируемого Гулиева сгустились тучи, и ему пришлось спешно покинуть США. Теперь он - лишь один из многих других кандидатов в президенты.

Кто победит?

Практически однозначно можно говорить о победе Ильхама Алиева на выборах 15 октября. Причин для этого много. Это - и авторитет Гейдара Алиева, и большое влияние репрессивных органов в стране, которые контролируют ситуацию, и поддержка со стороны ведущих держав, о чем говорилось выше.

Однако Ильхам - это все же не Гейдар Алиев, и потому вариант серьезных социальных потрясений в Азербайджане полностью исключить сегодня нельзя.

Сергей Зелинский, Москва