Сергей Кургинян: "Арест Ходорковского есть нечто прямо противоположное тому, что декларируется"

"Дело Ходорковского" беспощадно проявило слишком многое в том, что представляет из себя общественная жизнь России. А также её экспертное сообщество...

Изложение выступления на "Открытом форуме", Москва, 28 октября 2003 года.

Арест Михаила Ходорковского беспощадно проявил слишком многое в том, что представляет из себя наша общественная жизнь. Реакции на этот арест носят, с одной стороны, панический, истерический ("ах, пришло полицейское государство!"), а с другой стороны - откровенно лакейский и стукаческий ("так ему и надо!") характер.

Экспертное сообщество не ловит мышей, не занимается своим профессиональным и гражданским делом. Профессиональным - поскольку оно обязано раскрывать существо происходящего. И гражданским - поскольку оно всё же есть интеллигенция. А значит, не должно сразу бежать справлять нужду от страха в тот самый сортир, где обещают мочить. "И истину царям с улыбкой говорить" - великое завещание Пушкина.

Профессионально и граждански необходимо зафиксировать, что:
Арест Михаила Ходорковского есть, по сути, нечто прямо противоположное тому, что декларируется.

Речь даже не о соблюдении законности в отношении вороватых олигархов. Такое соблюдение совершенно необходимо. Но в нынешнем общественном климате - оно невозможно вне глубокой, нерепрессивной открытости. Отвратительны не только репрессии сами по себе. Еще отвратительнее то, что именно эти репрессии полностью похоронят в обществе всякую веру в правовое наказание, в подлинно правовой климат. Эти репрессии породят не веру в закон, а безверие и всё, что из него вытекает. Холуйство, угодливость, стукачество - с одной стороны. И полное отпадение от культивирующей всё это системы - с другой стороны.

Но есть вещи и пострашнее коллизии вокруг закона. И я постараюсь остановиться именно на них. Они таковы.

Первое. Многие десятилетия советская и постсоветская элита имела один встроенный регулятор своего коллективного поведения. Имя этому регулятору - коллективный страх перед 37-м годом и коллективный завет "никогда больше". При этом следует с прискорбием признать, что элита боялась 37-го года именно как чего-то, касающегося ее и только ее. В этом огромный минус данного коллективного табу. Но есть и плюс. 37-й год сам по себе штука страшная. И не только своей кровавостью, но и своей разрушительностью. Много говорили об издержках во всех сферах, включая военную. Но, видимо, так много говорили, что теперь добились только одного: огульно проклинаемая сталинщина для кого-то стала огульным позитивом без темных пятен.
Но то, что происходит в нынешней ситуации, может быть только пародией на 37-й год. А вот эта пародия несет в себе уже только чистое разрушение. 37-й год без берегов, вне чёткой идеологической системы, вне элитно-консенсусных рамок - это джинн хаоса, выпущенный из бутылки.

Все, кто его выпускает, должны понять, что хаос будет поглощать их. Уроки ежовщины, видимо, на кого-то не действуют. Но ведь и Сталин, человек с непререкаемым авторитетом, имевший под рукой весьма устойчивую систему, чуть было не рухнул под грузом хаоса, выпущенного им из бутылки реального 1937-го года. Он должен был проявить всю силу воли, весь свой личный талант политика и манипулятора, чтобы хаос не смёл его самого следом за теми, кто, когорта за когортой, по принципу домино летели в расстрельную яму.

У Путина нет и десяти процентов этих политических возможностей. Развязываемый процесс есть и угроза стране, и угроза лично власти Путина. Согласен или нет с этим сам президент - неважно. Профессиональный долг тех, кто занимается истиной, а не обслуживанием, в том, чтобы зафиксировать это обстоятельство с предельной категоричностью.

Второе. Развязанный процесс - есть процесс передела собственности. По известному принципу: "Я начальник - ты банкир, он начальник - тот банкир". Этот процесс не создает нового собственника, он уничтожает институт собственности вообще. Никогда не будучи абсолютным ревнителем самой этой собственности и принципов, которыми она завоевывалась, я обязан зафиксировать объективные издержки происходящего.

Каждый новый временщик (псевдобанкир при новом начальнике) и каждый новый начальник, оператор при этом временщике, будут заняты при таком развитии процесса только одним общим делом. А именно - усиленным дерганием за соски нищего вымени нашей изношенной хозяйственной коллективной коровы. Мы уже задолжали своим основным фондам буквально триллионы долларов. Теперь этот долг начнет стремительно нарастать.

Коллизия с Ходорковским будет длиться не один день. И все остальные участники, холуйски, по-боярски распростершись ниц перед верховной властью, будут исподтишка точить нож и вывозить "бабки". Это обратная сторона любого лакейства, любой податливости.
Грубая эксплуатация основных фондов страны станет просто хищнической. Это будет касаться хозяев бывших и хозяев будущих.

Третье. Суть происходящего процесса должна быть вскрыта и объяснена. Сам процесс должен быть назван. В России не переломлен регресс, не переломлен дрейф страны в сторону от современности, от модерна. Идёт демодернизация со всеми ее основными социально-культурными составляющими. Конвульсивные попытки вырваться из этого капкана прокурорскими средствами только захлестывают петлю.

Нельзя действовать в таких процессах без языка или на убогой псевдоправовой фене. Нужна идеология, позволяющая выстроить отношения в элите и в обществе. Выстроить эти отношения надолго, на многие десятилетия, вне зависимости от конфигурации и субъекта верховной власти.

Проходящие выборы становятся выборами, на которых бал правит совокупный "компромат.ру". Они превращаются во время-Д, когда противники топят друг друга в элементарном дерьме. Время дерьма не может не стать одновременно и временем деструкции. Деструкция давит на действующие лица процесса, но конвульсивно реагируя, они лишь усугубляют деструкцию.
Общество разборок - или общество идеологии? Общество разборок - это общество "чумы на оба ваши дома". Это общество выпадения в осадок. Такое общество принципиально нестабильно. Власть не может усидеть на тонкой ряске псевдозастоя.

Застоя не бывает в жизни! Застой - это процесс, ушедший на глубину. Он снова выйдет на поверхность и взорвется колоссальной деструкцией. Новая перестройка после такого застоя будет абсолютно сокрушительной и абсолютно кровавой. Субъектами ответственности, на которые (при полном согласии общества - следствие отсутствия идеологии) переведут стрелку новые разрушители, будут Путин и его "чекистская команда". Они и никто более. Это просто, как дважды два. Это настолько очевидно, что просто оторопь берёт от происходящего.
Вопрос не в Путине - и не в его команде. Вопрос в скорой еще более сокрушительной перестройке, которую гоношат и олигархи (а также всё, что вертится вокруг них), и совокупные "маски-шоу". Воистину игра идёт в две руки.

Четвертое. Все вдумчивые эксперты, следящие за процессами, в том числе и открытыми, выражают крайнюю встревоженность еще одним обстоятельством. Бог с ними, с олигархами - они показали, что они такое по существу. Они не власть, а охвостье, ларёчники в особо крупных размерах. Это вытекает и из их поведения, и из их реальной социальной роли. Но олигархи - это промежуточная ткань элиты. Пожирание этой ткани переводит конфликт из периферийного в острый. А острый конфликт - это конфликт между силовыми структурами. Этот конфликт развивается полным ходом.
Волна компромата, нацеленного на элитных военных, ответное глухое ворчание - это индикатор крайне опасных процессов. Они не могут не задеть Путина и страну! И это "игра в короткую". Чья игра?

Пятое. Иногда наивность наших политиков восхищает. Явлинский говорит о необходимости разбираться с периферийным капитализмом в России. Если есть периферийный капитализм (Латинская Америка), то где "Юнайтед фрут компани"? В чьих интересах действуют "маски-шоу" в условиях банановых диктатур? Читайте литературу! Они действуют в интересах хозяев, которым нужен кризис для смены власти в стране.
Явлинский не может сказать об этом открыто, потому что у него всё построено на "добрых дядях" за рубежом и "нехороших дядях" в стране. Какой же тогда периферийный капитализм, какая Периферия без Центра?

Шестое. Управляемый хаос - не выдумка. То, что происходит сейчас, - это фигура хаоса, виньетки хаоса, выдаваемые за проявление порядка. Бдительность необходима не только в том, что касается игр в хаос, ведущихся коммуно-олигархическими силами. Бдительность необходима и по отношению к новым "вильнюсам", новым "тбилиси", новым "ГКЧП", то есть по отношению к неадекватным реакциям на хаос.

Седьмое. Специалисты-системщики говорят, что в таких случаях грубые вмешательства в систему, выходящую из коридора стабильности, порождают не стабилизацию, а режим неуправляемых автоколебаний. Управлять неуправляемостью будет только деструктор.

Восьмое. Всё, что может нам помочь в этих условиях - это импульс реальной стабилизации, проистекающий из адекватного понимания хотя бы собственных выгод. А также (и я уверен, что это всё-таки существует) ответственности перед страной.

Девятое. Каждый должен делать то, что он может. Профессионал - профессионально описывать, профессионально оценивать и давать профессиональные рекомендации. Если в стране нет гражданского общества, то это не значит, что можно превратить общество экспертное - в истериков, холуев, стукачей и паникеров.

Экспертное общество должно и может состояться перед лицом подобных непростых испытаний. "Тяжкий млат, дробя стекло, куёт булат". Булат защиты государства - а не булат спрятанного под халатом кинжала нукера, униженно ползущего на брюхе к хану и ждущего момента для азиатского способа решения властных коллизий.

Сергей Кургинян,
политолог, президент корпорации "Экспериментальный творческий центр"