Шоу-бизнес обойдётся без талантов

Композитор Виктор Дробыш, песни которого исполняют Валерия, Кристина Орбакайте и Авраам Руссо, уверен и в том, что "образование в нашей работе - не самое важное".

Два с половиной года назад случай свел Виктора Дробыша с Аллой Пугачевой. С тех пор участник групп 'Земляне' и 'Санкт-Петербург', а позднее руководитель единственной в Финляндии радиостанции на русском языке 'Радио Спутник' стал модным композитором. Он пишет песни для Валерии, Кристины Орбакайте, Авраама Руссо. На его музыку снимаются клипы, а известность приносят награды 'Песни года', 'Золотого граммофона', 'Стопудового хита'.

Кто еще из композиторов может похвастаться тем, что целых четыре его творения представлены в хит-параде 'Русского радио'? Вот уже 35 недель не покидает лучшую двадцатку 'Золотого граммофона' 'Просто любить тебя' в исполнении Орбакайте и Руссо, став ее самым большим долгожителем. Творения композитора будут представлены и на VIII Церемонии вручения народной музыкальной премии 'Золотой Граммофон', которая состоится 6 декабря в Государственном кремлевском дворце. А пока 'Росбалт' представляет своим читателям интервью с Виктором Дробышем.


- Виктор, на взгляд из Финляндии, что сегодня творится с российской эстрадой?

- Представляешь девчонку, у которой никогда в жизни не было никакой мотивации петь, никакой тяги к этому? И вдруг ее муж или друг заказывает группу. Всё, жизнь удалась, покатило... И уже не вопрос, хочешь ли ты петь, можешь ли ты: петь надо! И вот приходит такой к композитору и говорит: 'Старик, напиши вот так и так. Бабки не проблема'. Я так не могу.

- Насколько же важно сегодня музыкальное образование для певца?

- Оно является важным, но не основным критерием хорошего музыканта. У меня образование есть. На сегодняшний день студия 'Братья Гримм' - однозначно лучший продакшн-коллектив в России. Я являюсь частью этого коллектива. Здесь записываются Пугачева, Киркоров, Валерия, Орбакайте. Единственный, кто сегодня может конкурировать с этой студией, - это Макс Фадеев. В студии я - третий 'брат'. Два других - это Артур А'Ким, часто выступающий как поэт, и Дима Мосс. У А'Кима есть образование, он закончил музыкальное училище, занимался в свое время классикой. А у Мосса образования нет, но это совсем не ощущается в работе. С другой стороны, возьмем, к примеру, Диму Маликова. Он с образованием и что?

У меня был интересный случай, наглядно показывающий, что образование в нашей работе не всегда самое важное. Однажды, в бытность, когда я играл в группе 'Санкт-Петербург' мне нужно было уехать на новый год в Германию. Группа собиралась на гастроли, и пришлось оставлять вместо себя кого-то. Нашел я мальчика из консерватории, который отлично играл концерты Бетховена. Когда я увидел ребят после гастролей, мне долго пришлось 'заглаживать свою вину' коньяком и шампанским. Тот вообще без нот ничего не мог сыграть, как прилип к ним. А человек в рок-группе должен работать творчески.

- Кому Виктор Дробыш обязан своим становлением в мире музыки?

- Ввел меня в мир музыки Игорь Романов. Он был как отец в этой сфере, переведя меня из классики в другую музыку. Для кого-то 'Земляне', руководителем которых и был Романов, были роком, кто-то считал нас конченой попсой, для кого-то это был слишком тяжелый коллектив. Мне тогда просто повезло: я встретил Игоря Романова. В то время казалось, что популярнее человека нет. Он с самого начала оградил меня от всех соблазнов - наркотиков и пьянок - настоящего бича музыкантов. Вместо того, чтобы пить и принимать наркотики, будучи на гастролях, мы по утрам брали пустые литровые бутылки, наполняли их водой и выбегали на зарядку. Ну и что? Я сейчас только счастлив, что поступал именно таким образом.

- Выходит, дисциплина и самоограничение иногда идут на пользу творчеству?

- Вообще, я считаю, что дисциплина порой бывает даже важнее таланта. Игорь Романов научил меня золотому правилу, которое я позже и ввел на радиостанции 'Радио Спутник', главным редактором которой сейчас и работаю. У нас не принято говорить 'Я тебя последний раз предупреждаю'. Это, по-моему, самая правильная система. Если есть 'последний раз', то будет и 'самый последний' и так далее.

- 'Земляне' - питерская группа. А поработать с большим размахом в Москве не тянуло?

- Меня приглашали в группу 'Веселые ребята', где костюмерша получала в два раза больше, чем любой из питерских музыкантов. Это была Москва. Приглашали и в другие группы. Но я отказывался принципиально: не хотелось размениваться. Но когда поступило предложение о создании группы 'Санкт-Петербург', понял: это то, что надо, - и ушел из 'Землян'. До этого пять лет я работал с Игорем Романовым, прошел с ним огонь, воду и медные трубы. Но меня всегда тянуло что-то сочинять самому. И в один момент я понял, что мне этого не хватает, так как Игорь писал музыку сам. Просто вырос, наверное.

- Но 'Санкт-Петербург' был променян на 'Пушкинг', которому критики прочили бурный расцвет...

- Переход в группу 'Пушкинг' стал самым трагическим моментом в моей жизни. Шансы на успех у нас тогда были огромные. Разве что только у 'Парка Горького' были такие же. Мы подключили свои связи на Западе и оказались в 1994 году в суперобойме европейской тусовки во Франкфурте. Там мы и записывались, что по тем временам было классно. Однако потом спонсоры решили поменять название группы, чтобы сделать на этом маркетинг. По-моему, нельзя было переключаться и на пение на русском языке, когда 'покатило' на английском. Смотреть на это я спокойно не мог и зарёкся играть в будущем в ансамблях. Единственная группа, для которой сделаю исключение, это 'Сикрет Сервис'. Сейчас мы пытаемся организовать тур группы по 25 городам России. Если успеем, то нынешней осенью буду играть на клавишах на гастролях шведской группы, которая уже давно распалась, но готова воссоединиться на время тура.

- А под 'фанеру' играть приходилось?

- В моей жизни было два случая, когда было стыдно. Первый произошел в Донецке на стадионе 'Шахтер'. В День шахтера там устроили сборный концерт. Выступал Кузьмин, Барыкин, 'Земляне': Мы взяли нового звукорежиссера. Вообще рок-группа под фонограмму не играет. Но в тот раз пришлось, и не наша была в том вина. Ситуация была такова, что за один день мы должны были сыграть в четырех городах, закончив свое турне вечером в Донецке. При этом перемещаться между ними нужно было с большой скоростью. Передохнуть было некогда: приезжали, переодевались и выходили играть. В этой ситуации не то, что звук некогда настроить, ты даже не знаешь, что происходит там, в 'зале'.

И вот мы на большом стадионе, звукорежиссер включил фонограмму и... тишина. То ли что-то случилось со шнурами, то ли кто-то подстроил. А мы стоим, ждем. Минута, другая. Тишина. Тогда положили гитары и уже собрались уходить. И вдруг звукорежиссера осенило, что провода от его техники выдернуты. И он на радостях, вместо того чтобы перемотать фонограмму на начало, их сразу и вставил. А уже шел припев. Мы только подбежали и схватили гитары, как тут его снова осенило: выключив, он стал перематывать на начало. И так было стыдно: благодарный народ нас встретил, а потом такой свист поднял. Причем фонограмма была у всех, а накладка вышла только у нас. И потом в Донецке говорили, что именно 'Земляне' играют 'под фанеру'.

- Как случилось, что после рок-групп ты стал писать музыку для Кристины Орбакайте?

- С Кристиной я познакомился через ее маму. Никогда бы в жизни не пошел к Пугачевой показывать свои песни, но подвернулся случай. Два с половиной года назад был на фестивале в Каннах, где встретился с одним американцем. Он рассказал, что собирался заключать контракт с очень известной русской певицей - Аллой Пугачевой. А потом заявил мне, что я должен предложить свои песни и ей тоже. Куда там, подумал я, ведь есть же резники, паулсы. И тут же он дал мне номер телефона. Ну я и решил: надо свозить ребенка в Москву, чтобы посмотрел столицу, а заодно заеду и к Алле Борисовне. Будучи в столице позвонил, она сказала: 'Приезжай прямо сейчас'. Пугачева посмотрела песни и сразу отобрала несколько. В их числе 'Да-ди-дам', 'All my love', которую Кристина позже исполнила на World Music Awards, и 'Свет твоей любви'. Последняя вот только-только вышла.

- Кстати, с чем связаны слухи о том, что песня 'Да-ди-дам' - плагиат?

- Изначально текст к 'Да-ди-дам' была написан на английском языке, и Кристина записала песню в Германии по просьбе моего друга продюсера Питера Риса. Но и это была не самая первая версия исполнения моей музыки. Пионерами-исполнителями ее стал финский дуэт 'Pets'. Но 'хоронить' такую песню в чисто финском проекте было просто нельзя. Я даже тогда пластинку 'Pets' подарил Кристине. И вот, услышав песню на русском, многие подумали, что певица ее попросту 'содрала', или композитор украл, и начали присылать свои гневные отклики. Ведь и английский текст по смыслу не отличался от вышедшей позднее русской версии. Мы тогда чуть не получили 'Серебряную калошу' за самый крутой плагиат года от радиостанции 'Серебряный дождь'. Но плагиата здесь никакого нет, ведь песня была написана мной.

- Действительно ли прима любит переделывать песни?

- Да, она любитель. Но никаких вопросов о части авторских гонораров она при этом не поднимает, как, например, Шульгин. Поменяет он одну ноту или, скажем, фразу 'И я с тобой пойду...' заменит на 'Но я с тобой пойду...', и вписывает себя в соавторы. Вполне официальный способ зарабатывания денег. Кстати, на Западе он процветает. А Алла Борисовна может хоть всю песню переписать и слова не сказать.

- А как обстоят дела с выбором исполнителя?

- Мне трудно пойти по рукам. Не могу. Привык работать с одними и теми же людьми. Но теперь у меня появилась вторая женщина, с которой работаю - Валерия. С ней мы уже записали пластинку, которая вот-вот выйдет. Могу сказать однозначно, что в 'Песне года 2003' Валерия будет петь 'Была любовь'. Кстати, музыка к этой песне, на самом деле, уже была готова ранее. Мы просто подыграли слова.

- Часто случается, что дети музыкантов идут по стопам родителей. Примеров тому множество...

- Моему старшему, Валере, сейчас 16 лет, Ване - всего три. Старший играет на гитаре, хочу сейчас помочь ему создать свою рок-группу. Валера - любимчик у Аллы Борисовны. Он из той молодежи, что слушает Оззи Осборна, играет Металлику и любит Пугачеву. Он записал две песни для знаменитой израильской певицы Анны Резниковой. Одна из них была на первом месте в хит-параде в Израиле. Сейчас по ней собираются снимать клип со Сталлоне.

- Что из произведений Виктора Дробыша будет представлено в финале 'Песни года'?

- Помимо песни Валерии 'Была любовь', велики шансы у 'Света твоей любви' Орбакайте и 'Просто любить тебя' Руссо и Орбакайте. Может быть, и 'Часики' пойдут.

Беседовал Борис Никитин. ИА 'Росбалт'. Хельсинки.

Биографическая справка:
Виктор Дробыш родился 27 июля 1955 в Ленинграде.
Играл на клавишных в группах 'Земляне', 'Санкт-Петербург', 'Пушкинг' (первоначальное название 'Lost and Found').
Работал с известными иностранными исполнителями и ансамблями, в частности, с 'Culture Beat'.
В настоящее время является вице-президентом радиостанции 'Радио Спутник Финляндия'. Пишет музыку для Кристины Орбакайте, Валерии, Авраама Руссо. Дипломант конкурса 'Песня года 2002'.
Проживает в Финляндии.
Женат, имеет двоих детей.